Узбекская родня как символ алтайского туризма

Наталья ВАСИЛЬЕВА
22.06.2022

Просмотров:

250



Туризм на Алтае — это стратегически важная отрасль, от которой зависит наполнение республиканского бюджета и повышение уровня жизни местного населения. Однако до недавнего времени ввиду культурных особенностей значительная часть территории республики была закрыта для массового посещения: мы еще не научились комфортно жить с большим туристическим потоком, лавинно обрушившимся на нашу землю. Помимо доходов, он приносит с собой ряд проблем — от экологии до безопасности.

И очень напоминает мне давний визит наших «узбекских» родственников общим весом немногим более 4 центнеров. Супруги с годовалыми близнецами и их деверь в нагрузку. Ну как узбекские… мать братьев, родная тетка моего мужа, выйдя замуж за военного, еще в советские времена уехала с ним по распределению в Ташкент. Там и осели, родили детей и долгие годы в России не появлялись.

Соответственно, дети выросли, впитав в себя все основы узбекской культуры, в числе которых не только щедрость и гостеприимство, но также полное непонимание личных границ, изрядная бесцеремонность в исполнении своих потребностей в сочетании с бодрым и энергичным нравом. Плюс как вишенка на торте - анамнез лихих 90-х и КМС по греко-римской. Оба брата.

Визит был согласован заранее. Мы готовились как могли – освободили комнату, накрыли поляну, взрастили радушие. Щедрые ребята привезли с собой чемоданы подарков, очень полезных на их взгляд, кучу угощений, и даже сводили всю семью в ресторан. Но это было ничто по сравнению с ощущениями, которые дарило их пребывание.

Четыреста килограммов родни заполнили мою немаленькую квартиру полностью, вытеснив хозяев (мы даже полюбили ходить на работу, где натурально отдыхали в тишине). В первые же дни были сломаны плита (чисто механически), беговая дорожка (загнуты ручки), дверцы кухонного гарнитура (вырваны с мясом)... Бардак в доме наступил такой, что прибираться просто не имело смысла. Мы старались аккуратно перешагивать через вещи наших «туристов» и по мере возможности собирать разбросанные фантики и обертки. Про маленьких активных ребятишек, проникающих везде и спящих по очереди, я молчу.

Договориться — невозможно, они просто не видели проблемы. Спрятаться, закрыться в спальне, уйти в игнор  — тоже не вариант. Сложно наблюдать с полным бесстрастием, как громят любимый дом — не до такой степени прокачан мой дзен. Задавить авторитетом — не та весовая категория… во всех смыслах. Гости, хоть и были добрыми, открытыми и щедрыми людьми, за пару недель разрушили всю экологию моего пространства, и наступила угроза родственным отношениям. Так проявилось социокультурное различие.

Точка невозврата в моем терпении наступила, когда на вопрос «где» в отношении моей вещи, всегда лежавшей в доступе на конкретном месте, невестка мне спокойно сказала: «Мне так неудобно, теперь она будет лежать вон там» (и показала на дальний шкаф). Сутки ушли на размышления и победу над чувством долга перед родней, и уже на следующий день мы их перевозили в другое жильё. Двумя рейсами — сразу весь табор не вошел по грузоподъемности имевшейся техники.



Как быть в ситуации, когда в приоритетах нашего руководства стоит увеличение туристического потока (по официальной информации с 2,2 до 2,6 млн человек за 3 года, по неофициальной — до 4-х миллионов)? Как защитить свою землю и уклад, одновременно создав привлекательную и комфортную среду для отдыхающих?

Можно, конечно, следовать опыту других стран. Например, Швейцарии. Но история ее туризма, на минуточку, насчитывает… более 150 лет! И все эти годы они одновременно с индустрией гостеприимства развивали не только инфраструктуру, безопасность и вопросы обращения с отходами, но и культуру отдыха, при этом — внимание — ставя в приоритет интересы собственных граждан. Например, по итогам референдума там по ночам не летают самолеты, а по воскресеньям не работают магазины. И до сих пор привычки гостей тщательно изучаются, чтобы согласовать турпоток с комфортом жителей.

Наши госпрограммы сегодня не затрагивают социокультурный аспект взаимодействия отдыхающих и местного населения, а требуемый объем инвестиций, который быстро сделает туризм комфортным для обеих сторон, значительно превышает возможности бюджетов.

Я как экономист, с одной стороны, вижу в гостях очевидное финансовое благо для региона, но при этом понимаю, что к их приезду нужно готовиться не только в отношении «жилплощади» (читай, мест размещения). Если в качестве целевых индикаторов программ развития брать только экономические показатели, а исследование проводить в отрыве от социальных и психологических аспектов, то, на мой взгляд, сбалансированную систему туризма на Алтае быстро построить не получится. Просто повторится опыт «узбекских родственников».

И в заключение, для размышления, цитата: «Раньше мы пасли овец, и делали это круглый год. А теперь мы полгода пасем туристов — полгода отдыхаем. Разве это не прекрасно?»

Фото автора.

Добавить комментарий


Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?