У нас у каждого свой Abibas и свои мозоли

Наталья ВАСИЛЬЕВА
12.05.2022

Просмотров:

200



Сегодня всплыла в памяти одна история из моего туристического прошлого.

Лохматые 90-е. Хорошей снаряги и обуви практически нет. В широком доступе — кеды, страшненькие, расход 2 пары на поход.

А еще были барахолки, где за компактную денежку приобретался гламурный китайский Abibas. Первые сутки похода такие кроссовки были чудо как хороши. И красиво, и удобно. Создавалась иллюзия долговечности и безопасности.

И хоть перед выходом на маршрут инструктора активно не советовали их приобретать, все равно находился субъект, говоривший — да все хорошо (или у меня других нет, или я сам лучше знаю, или ... ну вы понимаете).  Стартовали из Эрлагола, шли через Верх-Кубинские озера и Альбаган, а возвращались через Абаш вниз по Кубе. В том походе (10 дней, 200 км, категорию за давностью не помню) счастливым обладателем очаровательных белых с синими полосками тапочек стала юная дама, походный медик, студентка 5 курса мединститута, подошедшая к вопросу подготовки с полной самоотдачей — за все пройденные мной маршруты она тогда с собой взяла, пожалуй, самую навороченную аптечку. Там было все вплоть до капельницы.

Обувь ей посоветовали сменить. «Да всё хорошо!» Ну вы понимаете.

Пошли.

Четко по графику на второй день тапочки начали разлагаться, и сделали это коварно. Внешне они по-прежнему были очаровательны, но структура подошвы стала деформироваться, набивая даме на ступне мозоли. Дама терпела. Третий день отпечатался скорбью на ее лице и горстью таблеток. Она же медик, знает, что нужно принять. Но в решение своей проблемы никого не пускает. Мол, нормально, потерплю.

Четвертый день. «Нет, все хорошо. Нет, не покажу. Нет, сама знаю, вы не поймете». На лице мука Мересьева, но идет.

На пятый день к обеду она села на тропе и со слезами сообщила, что больше не сделает ни шагу. До ближайшего медпункта 3 дня по горам...

Пришлось насильно снять с нее обувь. Огромные закрытые мозоли на подошве начали нарывать и надулись гноем. Как она с ними шла, для меня до сих пор загадка.

Очевидно, что нужно вскрывать, и для этого есть все необходимое — и анестетик, и скальпель, антисептики, антибиотики, перевязочное - весь комплект. Нет только стерильной операционной. Дама, упирая на этот момент, говорит твердое «нет, не дамся, оставьте меня здесь!»

Итог — несколько человек ее держит, один вскрывает и обрабатывает ноги. Девочка кричит так, будто ей как минимум отнимают конечность. Но не от боли — от страха...



Это сейчас я понимаю и настоятельную психосоматику ее поступков, и весь ужас, который она испытала, не желая принять, но проживая свои травмы и их последствия. Этот букет мы здесь разбирать не будем.

Группа встала на дневку. Abibas был изъят и модернизирован. Через день в полном составе благополучно двинулись дальше, завершив маршрут по графику.

Мораль такая: когда человек сталкивается лицом к лицу со своими страхами или скрытыми психотравмами, в чем бы они ни проявлялись, первая и естественная реакция — сделать вид, что все хорошо. Что вот пара таблеток, и все пройдет.

У нас у каждого свой Abibas и свои мозоли. Кого-то ежедневно унижают в семье или на работе, кто-то тащит заведомо убыточный бизнес, кто-то изо дня в день безуспешно пытается заметить ответную искру в глазах любимого... И изначально каждый боится себе признаться, что эта обувь не подходит для его жизненного маршрута, таблетки не помогают, и да, мозоли есть, и с ними надо что-то делать.

Чтобы признать наличие нарыва на душе и исцелить его, необходимы мужество и решительность. Наши самые серьезные травмы прячутся от исцеления за пеленой страха. Так демоны защищают себя. И если вовремя не найти в себе силы переступить через этот хтонический ужас, последствия могут носить катастрофический характер.

Будьте решительными, любите жизнь, себя и этот лучший из миров. Не лишайте себя удовольствия в полной мере наслаждаться этой жизнью. Здесь и сейчас!

«Где-то на Алтае». Фотография с личной страницы автора в Vk.

Добавить комментарий


Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?