Алтайская вольница встает на пути олигархов

Николай ВИТОВЦЕВ
15.04.2021

Просмотров:

3816



Мишустину повезло больше, чем Познеру. Новая мода справлять дни рождения где-нибудь в «атмосферном месте» обернулась во втором случае позорным бегством из тбилисского Vinotel Boutique Hotel, а на «Алтай Резорте» и в Барнауле всё прошло без эксцессов, если не считать обнародованных издержек тезоименитства за наш с вами счёт. Мишустин уже был замечен в безответной любви к Алтаю в пору продвижения безумного проекта «АД», который предвосхищал не менее безрассудный проект захвата Каракольских озер с сетью «кластеров» для круга избранных. К примеру, для таких, как Греф.

После отъезда Мишустина представителям турбизнеса Кош-Агачского района организовали встречу с амбассадорами Сбера, которым поручено разработать «программу по развитию Республики Алтай». Одной из участниц встречи стала Ирина Дмитриева, успешно работающая в сфере культурно-познавательного туризма на юге республики. И самое первое впечатление, которое произвели прыткие амбассадоры, вряд ли было обманчивым: «люди, разрабатывающие план, совершенно не представляют себе специфику работы на местах».

Они поделили Алтай на «кластеры для развития». Участникам встречи предлагалось обсудить кластер с названием «Актру», охвативший кроме ущелья с таким названием ещё и «алтайский Марс» (Кызылчин), а также… Укок. Если туристу сказать, что люди Грефа изобретают турпродукт с посещением Укока под вывеской «Актру», он может переспросить: а Кокуя — это тоже «Актру»? Во всяком случае, у гостей вызвал удивление тот факт, что «кроме Курая, есть, оказывается, и районный центр Кош-Агач, в котором жизнь кипит, и много чего происходит». Видимо, столичным кластероманам жизнь местных неинтересна.

Как уже сообщалось, в сеть гипотетических кластеров попали кроме Актру ещё шесть «точек роста»: долина Челушмана, район Белухи, окрестности Чемала, какой-то «Тюрк Кабай», весь Горно-Алтайск с предместьями и Телецкое озеро. Гости восхищались увиденным в Усть-Коксе, не скрывали своего интереса к Белухе, Мультинским озерам, делились планами строительства ещё одной «горнолыжки» не на Баштале, так на Чёрной речке. Поневоле вспоминается визит Путина в Уфу и тот казус с башкортостанскими чиновниками, которые экстренно встали на горные лыжи повсюду, где ожидалось Его появление. Такие теперь приоритеты в зимнем отдыхе.

Посланцев вездесущего Грефа удивило, что в алтайских деревнях не везде есть связь и электричество, а Укок — это, оказывается, отнюдь не Наска, а во многих местах там самое настоящее… болото. Они не ожидали встретить в Кош-Агачском районе самый высокий уровень безработицы, и никто из них даже не думал включать этот район в «программу развития». И это значит, что работа идёт пока что над «программой для особо продвинутых», но никак не для местных жителей. Кстати, у них «свой взгляд на их планы», потому что «земли с туробъектами принадлежат местным жителям», и напрасно команда Грефа строит планы на их освоение. Внешне сбер-группа выглядит дружелюбно, но гости «уже понимают, что им тут не рады, потому что считают захватчиками».

Они, собственно, и не скрывали этого, когда суетились со своей презентацией, в которой расписывали, где будет стоять на Кызылчине модульная гостиница, тут парковка, там билетные кассы и сувенирные лавки. У них спросили: а почему они делят чужую землю? Кластероманы-клептоманы этому очень удивились: оказывается, «алтайский Марс» вовсе не бесхозен, он кому-то принадлежит... А у них на макетах такая прелесть, думали, местным это будет в радость — почувствовали бы себя как в Лас-Вегасе...

Греф, Чубайс, Вексельберг, Евтушенков, Керимов, Ротенберг — новые игроки на ниве алтайского туризма



Пришлось изворачиваться и чесать о том, что это пока провизорно, ничего кроме мнений и пожеланий. Изучают на местности, знакомятся и всё такое. А может, вместо билетных касс начать с туалетов вдоль Чуйского тракта? И вдоль других дорог их построить, а также во всех районных центрах. Ведь это не только облегчит жизнь туристам, поступило предложение опешившим гостям, но и сделает Алтай цивилизованнее; это ещё и создаст новые рабочие места. В конце концов, просто смешно грезить о пятизвездочных отелях, если им самим в данный момент реально негде пожурчать. Или это никак не вписывается в концепцию новомодных кластеров?

Москвичи, которым хочется «делать деньги» на алтайском туризме, хотя бы отдаленно представляют себе все трудности, с которыми им придётся столкнуться здесь в первый же год? Их ждут проблемы с оформлением земель, с подключением электричества и т.п. Им известны хотя бы в общих чертах причины, по которым владельцы турбаз продают свой бизнес и уходят в другие регионы?

Дмитрий Черемисин, включаясь в обсуждение, высказал свое опасение: кластеры против уже проведенного межевания могут обернуться первой кровью. Действительно ли Сберу так интересно «развитие Укока»? На этот вопрос Ирина Дмитриева ответила, что насколько смогла, объяснила гостям: там будет больше убытка, нежели выхлопа. И, к счастью, Укок пока не в приоритете. «Сошлись на том, что самый оптимальный вариант для него — вертолётные экскурсии с “Алтай Резорта”».

«Тревожно как-то за Укок, «Марс», Белуху, да и весь Горный Алтай при таком "государственном" подходе…» - такое настроение сквозит почти в каждом отклике на кош-агачский отчет. Все понимают: это будет всего лишь «освоение бюджета» — как в случае с проектом «АД», о котором Мишустин старается не вспоминать. Такое «развитие» само по себе абсурдно, но даже в нём есть свои плюсы, если природа в итоге не страдает из-за того, что бюджетные деньги искусно «освоены», хотя ничего не появилось. В таких случаях, как говорится, «да и пусть будет только освоение бюджета». Вот только Каракольские озера пока что трудно отстаивать... По проекту в районе озёр предполагается обширная автостоянка; торгово-развлекательный центр с ресторанами, бутиками; многофункциональный сервисный центр; станция канатной дороги; лыжный стадион со стрельбищем; корпуса гостиничного комплекса на 320 с лишним номеров… Намечено строительство горнолыжных трасс - к первой очереди должны приступить в 2022 году. Такое вот «развитие» планируется по соседству с Каракольскими озёрами (одно из них на 1-й фотографии). Вопрос: для кого это «развитие», если доступ к озёрам хотят резко ограничить?

Мишустин по случаю своих именин на «Алтай Резорте» щедро выделил 14 миллиардов из госбюджета на этот проект «для непростых смертных». Впрочем, Светлана Кветная из Чемала не теряет надежд: сейчас как раз продолжается работа над созданием охранных зон всех озёр - памятников природы, над созданием новых паспортов. Судебные процессы продолжаются. Если акции протеста обретут массовый характер, заставит ли это Грефа и Евтушенкова отказаться от строительства всего запланированного? На этот вопрос, который ставят участники обсуждения, ответа пока нет.

«Алтай накрывают медным тазом», - высказался в адрес олигархов известный фотограф, автор замечательных книг о нашем регионе Сергей Усик. Возражая так называемым «государственникам» и всем, кто видит в планах олигархических структур какое-то «развитие» для Республики Алтай, активная участница судебных процессов Светлана Кветная уточняет: «Мы не против дороги и горнолыжного комплекса, вот только строить можно и нужно не на озёрах! Можно то же самое сделать где-нибудь за Замком горных духов, гор у нас для этого достаточно. Главное — обеспечить установление достаточного размера охранных зон, их сохранность и защиту! Сейчас как раз мы и подошли к тому, что решается, каким быть размерам охранных зон озёр, и с каким режимом».



Герман Тепляков не стесняется в выражениях: «Греф и туда уже лапы тянет... И, да, если москвичам выбирать между строительством придорожных туалетов и пятизвездочных отелей — выбор станет очевиден. Ничего, что 5* будут пустыми стоять. Зато сколько же при их строительстве можно бабла намыть! Не в пример придорожным туалетам...» Евгения Шарапова не находит слов, чтобы выразить свое возмущение: «Никого не смущает, что Укок — это зона покоя, и находится под эгидой ЮНЕСКО?! Или что-то уже поменялось? Или они даже не в курсе? Да и что там «развивать» — в мерзлоте и болоте...  Да, похоже, с тем Алтаем, который я всегда безумно любила со дня моей первой встречи с ним, скоро придётся попрощаться...»

Сергей Усик соглашается: «Да, последние два года особенно не внушают оптимизма. Вал неорганизованного туриста и пробки на Чуйском тракте...» Ему в ответ Евгения Шарапова лишь мечтает о том, чтобы «скорее границы открыли, хотя бы случайный народ схлынул в Турции и Таиланды, оставил бы нашу природу-Матушку в покое...» 

Павел Муравьев из соседнего Кузбасса делает свой собственный прогноз: людям, которые не знают местных порядков и обычаев, рано или поздно придётся «спрыгнуть». Здесь не Москва и не Новосибирск, даже не Щегловка (Кемерово). В горах Алтая народ непредсказуем, в будущих отношениях Грефа и Вексельберга с местным населением он видит «интересный замес», во всяком случае, в Шерегеше уже наблюдаются «оччччень непростые пертурбации многие лета».  

Александр Хабаров, касаясь земельного вопроса, заметил, что здесь в республике у всех земель, на которые положили глаз люди Грефа, есть владельцы, «и как в Шерегеше тут не получится». Светлана Жаворонкова сомневается: вы, может, не в курсе, что есть закон о принудительной конфискации земель на государственные нужды? «У нас в московском регионе (который вы так не любите) этот закон уже вовсю применяется. Дают, конечно, денежную компенсацию - но неадекватную, и отказаться невозможно - всё равно по закону выселят». — «Светлана, тогда у нас пол-республики в партизаны подастся. Многие земли являются родовыми». (Ответ Александра Хабарова).

(Кстати, пока текст готовился к публикации, организаторы кош-агачской встречи уже пошли навстречу владельцу земельного участка в Кызылчине: понимая, что собственника никак не «обойти», ему предложено сообща работать над созданием соответствующей инфраструктуры. Что касается истории с туалетами, то эта тема тоже изучается, и в этом смысле можно говорить о том, что такого рода встречи вовсе не бесполезны, и если с местной общественностью советовались бы почаще, то не было бы никаких казусов в отношении того же кластера «Актру»).   

— Меня от их слова «кластер» кидает в дрожь... – так выразилась Светлана Жаворонкова.
— Такое впечатление, что слово «кластер» означает одну из сфер влияния какой то шишки из Сбера. И именно Сбер так свои зоны огребания бабла разграничил между своими... (Мнение, которое высказала Olga Mediantceva).

И есть какое-то предчувствие, что в «Бесогоне» Никиты Михалкова появится в скором времени алтайский сюжет с его любимым героем. На этом можно пока завершить нашу историю, но через день-другой у нас будет новая встреча — с участниками протестных акций, которые начинаются сейчас на Алтае. Лето для Грефа и Евтушенкова обещает быть жарким.

Фото автора, rusrep & leaderstoday

Наталья 16.04.2021 в 22:56 # Ответить
Губить природу ради прихоти кучки сегодняшних хапуг. А им слабо, с рюкзачком и тушенкой, в палаточке. И умыться чистой девственной водицей. Если слабо, пусть катятся в Имираты. А Алтай Святое. Лучше бы построили школы и дома культуры. Дали просто людям жить на своей девственной Земле.
Людмила 17.04.2021 в 08:41 # Ответить
Многие хапуги здесь очень плохо кончили
Эркелей 19.04.2021 в 09:44 # Ответить
Сохраним Алтай
Сынару 24.04.2021 в 07:00 # Ответить
Душа болит за нашу землю и народ. Сможем ли защитить, отстоять...? Какой Алтай оставим потомкам?

Добавить комментарий


Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?