Встреча на тропе с гостями из ледникового периода

Николай ВИТОВЦЕВ
28.06.2022

Просмотров:

984



В начале июня пришло приглашение из Красноярска от Алтае-Саянского отделения WWF на семинар-тренинг по определению краснокнижных растений Горного Алтая. А будет ли польза от семинара в определении всех других растений, которые встречаются у нас в горах? На этот вопрос организаторы ответили: «Безусловно!» - и походный рюкзачок с сапогами (на всякий случай) был тут же собран.

На предыдущих встречах с участием экспертов WWF я слышал много интересного о снежном барсе, о степных и солнечных орлах, соколах-балобанах и других «краснокнижниках». Находиться в компании с профессионалами, людьми увлеченными, всегда интересно. Появляется желание хотя бы чуть-чуть подтянуться до их уровня, соотнести свои обрывочные знания с их энциклопедическим багажом и пусть даже отчасти, но всё же избавиться от того налёта дилетантизма, которым страдают (увы) многие наши тексты.

Пока собирались выехать и искали друг друга по городу и его предместьям, наши «семинаристы» ушли в лес и предложили догнать их где-нибудь на берегу Манжерокского озера, противоположном тому, где резвятся строители на подряде от Сбера. Вышли в «поле» по той же тропе, которая пролегла в первый день семинара-тренинга.



Нашим проводником был Виктор Никулкин (на снимке), координатор лесной программы WWF России. Он рассказывал о том, что новый проект задумывался в рамках программы «Люди природе». Красная книга с каждым годом всё толще, поэтому WWF налаживает контакты с неправительственными организациями республик Алтай и Хакасия, соседнего Алтайского края и НСО в мониторинге «краснокнижных» растений.

Обучающий интенсив, рассчитанный на три дня, помогает участникам не просто находить и запоминать редкие/исчезающие растения, но — это гораздо важнее — разрабатывать алгоритмы таких действий, которые направлены на их сохранение и создание особо защищаемых участков леса. Виктор рассказывал об экспертах-экологах из Барнаула — представителе общественного народного фронта «Экология» Алексее Грибкове, координаторе программы «Усынови заказник» Людмиле Пожидаевой и  руководителе Сибирского отделения Союза охраны птиц России Алексее Эбеле.



На фоне буйной растительности, пока ещё похожей на дикую природу, новостройки по берегам Манжерокского озера выглядели удручающе. С одной стороны, да, это прогресс — и новые «звёздные» корпуса должны прибавить Алтаю какой-то респектабельности, что ли, но озеро уже убито, и дни реликтового чилима (водяного ореха), которого нет на юге Сибири больше нигде, увы, сочтены. А что будет с другими «краснокнижниками», которые пока еще встречаются по берегам озера?

Птичьи голоса перебивали гулкие удары, стуки, лязг и скрежет со стройплощадки, которая виднелась далеко впереди. За разговорами незаметно дошли до того места, где работали «семинаристы». Теоретический курс, который они прослушали, определяет растения и животных, обитающих на выбранной территории, «в качестве живых индикаторов ценности любого лесного массива». Чем больше видов на ней встречается, тем выше уровень здоровья той или иной экосистемы.

У соседей в Алтайском крае программа, обучающая горожан и сельских жителей тому, как искать и находить «зоны риска», которые нуждаются в охране, работает уже давно, и результаты в целом обнадёживающие. Вот почему было решено провести такой семинар-тренинг и здесь в Республике Алтай. Кроме теоретического курса его организаторы предложили участникам выйти на практику и пройти мастер-класс по поиску редких растений.



Гражданские активисты в современной натуралистике (а точнее — в природоведении), как оказалось, во многом похожи на блогеров в системе СМИ. По словам Виктора Никулкина, натуралисты-любители во многих случаях совершают настоящие научные открытия и помогают ученым закрывать «белые пятна» в ареалах распространения тех или иных видов растений. Подобно блогерам с фотоаппаратами и видеокамерами, самодеятельные натуралисты попадают часто в такие места, где не ступала нога ученого, а инструментом познания служит теперь обычный ай- или смартфон, реже айпад.

В нынешний век гаджетов, считает Людмила Пожидаева (на снимке слева), люди часто фотографируют во время выездов на природу и активных туров многое из того, что встречается, просто потому, что им нравится такой «кадр». В объективы им попадают гигантские объемы ценнейшего материала, который востребован среди ученых, но по незнанию они хранят бесценные факты мёртвым грузом у себя в компьютерах, и от этого нет никакой пользы. При этом мало кто знает, что есть такие программы и мобильные приложения, которые помогают находить алгоритмы правильных действий. Такие семинары-тренинги, как нынешний на Манжерокском озере, как раз и направлены на то, чтобы формировать сознательное гражданское сообщество и общими силами оберегать богатство флоры и фауны.



В этот раз на практическом занятии изучали склон Синюхи, выходящий к Манжерокскому озеру. И, что удивительно, находки практикантов поразили организаторов тем, что на небольшом пятачке встретились сразу четыре вида редких растений — лилейник, венерин башмачок (5), подлесник и гнездовка (6). Говоря об одной из таких находок — гнездовке, или орхидее алтайской — Алексей Эбель (7) признался, что в своей собственной практике встречал только два таких растения — а здесь на одном пятачке их не менее 20 экземпляров! И где? Рядом со стройкой на территории будущего курорта «Манжерок»…



Он внимательно выслушивал наши вопросы по поводу шумной стройки и, конечно, вызванные беспокойством за дальнейшую судьбу Манжерокского озера — но реальная картина такова, что редким растениям угрожает повсюду, и здесь тоже, бесконтрольный выпас домашнего скота. Так было, например, в деревне Малая Шелковка Егорьевского района, где обнаружились на пастбище сразу несколько видов тюльпанов. Фотографии, сделанные во время их цветения, вызвали крайнее изумление в местной администрации, и вскоре выпас скота в этом месте на время цветения тюльпанов попал под запрет.

А здесь, рядом со стройкой, просто фантастически смотрится гнездовка, или орхидея алтайская — бесхлорофильное растение, чем-то похожее на упитанный хвощ. С виду невзрачная, гнездовка на самом деле требовательна к тому, чтобы в одном месте совпали самые разные природные факторы. Она вообще не цветет до своего «совершеннолетия», которое наступает у неё тоже в 18 лет, и в отличие от других растений гнездовка умудряется цвести… прямо под землёй.



То, что рассказывал нам Алексей Эбель, казалось настоящей фантастикой. Бывают такие годы, когда гнездовка «отказывается» от надземного побега и прячет свои цветы под землёй, но зарыты они неглубоко, и поэтому муравьи легко находят их по запаху. Опыление происходит только благодаря им, и если на склоне Синюхи вымрут по каким-то причинам муравьи, то навсегда исчезнет и этот «краснокнижник», живой свидетель доледникового периода. А могут и козы случайно пройти по этому пятачку и добить своими копытцами последние из сохранившихся экземпляров.

К кому должны обращаться натуралисты-любители в тех случаях, когда найдут островок с такими реликтами? Порядок простой, пояснили организаторы семинара-тренинга: информация должна поступить в республиканское МПР, и уже оттуда его сотрудники едут на ГЛК «Манжерок» либо в сельскую администрацию — и далее действуют по аналогии с тем, как это было в Малой Шелковке.



Нам неизвестно, бродит ли тут по ночам леший, но чудеса подстерегают здесь на каждом шагу. Вот, вроде бы совсем никчемный цветок (на снимке), далеко не соперник «огоньку» или ландышу, но увлеченного ботаника при взгляде на него охватит счастливая дрожь: это же подлесник уральский! Он найден до сих пор только на Урале и у нас на Алтае. Есть, правда, очень близкий китайский вид — подлесник Жиральда, рассказывал Алексей Эбель, поэтому ботаники спорят: считать ли подлесник уральский отдельным видом или это всё же подлесник Жиральда? В Красной книге Республики Алтай он фигурирует, кстати, как подлесник Жиральда. Но в любом случае это теплолюбивый вид, локально сохранившийся на мизерной территории у нас в России с доледникового периода.

И как-то не по себе становится: мог бы наступить на него, раздавить и пойти дальше… А он здесь произрастает с тех времен, когда никаких людей ещё и в помине не было; ни Айского озера, ни Манжерокского (они появились после ухода ледника) тоже не было, а он стоял на этом же самом месте и видел Катунь, которая проносилась мимо, накрывая все окрестности озера Манжерок. И ты такой – в шкурах, с копьём… Но надо помнить, отгоняет это видение Алексей, что есть места в «двух Алтаях», где встретится ещё один подлесник — европейский, основной ареал которого, как ясно из названия, находится далеко в Европе. А как он тут оказался — охотно расскажут увлеченные ботаники.

На вопрос, когда примерно Айское озеро «оторвалось» от Катуни, и когда ориентировочно появилось озеро Манжерок, я услышал от Алексея Эбеля, что споры на этот счет идут до сих пор, поэтому датировку назвать крайне сложно, это лучше к Сергею Важову или Г.Г. Русанову из Бийска, они подробно писали о двух озёрах. У них есть гипотезы по происхождению этих озёр в т.ч. под воздействием гиперпаводков, которые периодически случались на протяжении всего ледникового периода.





Ходить по лесу с обычным смартфоном — уже не просто развлечение для особо продвинутых любителей природы. Каждый способен стать настоящим первооткрывателем — как, например, школьник Денис Болотов из села Ая. В Катуни он поймал и сфотографировал «рыбу-змею», похожую видели около 15 лет назад возле Маймы. Учительница биологии В.Д. Шегурова помогла Денису правильно зафиксировать этот факт, и вскоре юные натуралисты по его примеру стали находить новые места обитания экзотической миноги в разных районах степного и горного Алтая.

Если заниматься такой работой всерьёз, то каким учреждениям она покажется наиболее подходящей? Задавая этот вопрос организаторам семинара-тренинга, я думал, что в ответах назовут прежде всего школу. Но опыт последних лет показывает, что для такой работы больше всего подходят заповедники, национальные парки и другие ООПТ. Людмила Пожидаева, перебирая богатый опыт общения с детьми, приходит к выводу, что сотрудничество школ и природоохранных учреждений даст в скором времени потрясающие результаты. Это такая работа, которая интересна тем и другим, а главное — при таком подходе гарантирована та же глубина погружения в тему, которую показали нам организаторы во время короткого выхода в «поле».



Каждый из нас с интересом и даже каким-то новоприобретенным азартом фотографировал цветы вдоль тропы, а также растения, которые казались необычными или во всяком случае «фотогеничными». И благодаря краткому курсу, пройденному у Алексея Эбеля и Людмилы Пожидаевой, мы можем теперь уверенно говорить: это купальница азиатская, ее легко определить по листьям, а это герань ложносибирская, совсем непохожая на ту, что мы привыкли видеть на подоконниках, и даже чину Гмелина мы можем теперь распознать в незнакомом лесу.

Как оказалось, это теперь совсем нетрудно: есть очень удобная платформа «Я натуралист», прочитать о ней можно, например, здесь или тут. Есть, кроме того, хороший youtube-канал iNaturalist, там собрано много интереснейших материалов, дающих каждому и нас уверенность: да, я тоже могу стать первооткрывателем!



Слегка уставшие, но счастливые и довольные возвращались мы обратно к точке сбора. Сапоги, предусмотрительно положенные в рюкзачок после утреннего дождя, к счастью, не пригодились: из лесу мы выходили не замочив ног. Всего лишь несколько часов на семинаре-тренинге, как кажется, сняли пелену с глаз, и наше передвижение вниз по тропе стало другим. Мы внимательнее стали смотреть себе под ноги, более пристально смотрели по сторонам. Появилось что-то похожее на «силу внимания», о которой хорошо писал Пришвин. И у всех нас была надежда, что с этого дня в «летописи природы», которую вели до сих пор только заповедники, открывается новая страница, и теперь каждый из нас — летописец.



Фото Л.Ивашкиной, Т.Исаевой, А.Попошевой и А.Эбеля.

Метки

Всеволод 06.07.2022 в 22:39 # Ответить
Здорово!

Добавить комментарий


Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?