В руках садистов молодой беркут вырос зверем

Николай ВИТОВЦЕВ
08.05.2020

Просмотров:

423



На нашем портале периодически появляются сообщения о фактах браконьерства, хищнической охоты на таких «краснокнижников», как снежный барс, аргали, сокол-балобан. Ради чего отлавливают птенцов балобана? Иногда пишут, что арабские шейхи используют обученных птиц во время охоты, и ради этого они готовы платить сумасшедшие деньги браконьерам, орудующим на Алтае.  

Весной на whatsapp и в социальные сети попало, на первый взгляд, завораживающее видео, на котором хищная птица ведет неравный поединок с сильным зверем. Людям, которые мало знакомы с охотничьим мастерством беркутчи в соседней Монголии или в других странах Центральной Азии, могло показаться, что это и есть настоящая охота — такая, к которой привыкли арабские шейхи.

Но что-то настораживало в этом сюжете, набиравшем сотни и тысячи лайков. Я решил обратиться к знакомым орнитологам в Новосибирске, много путешествующим по свету. И первые слова были такими: «Это ужасное видео, пропагандирующее насилие и жестокое обращение с животными». Это не охотники. Устроители кровавого зрелища прекрасно знали о том, что серна совсем не боится беркута, потому что дикие птицы на них обычно не нападают. Но этот — выращенный в неволе беркут — «псих и маньяк» с точки зрения природы, и таким его сделали недочеловеки, которых бодрит запах крови.



Для беркута такое поведение неадекватно. И, конечно, в конце беркут (молодой, кстати) погибает. И дикая серна, скорее всего, тоже падёт от полученных травм. А эти нелюди, воспитавшие птицу-психа, чтобы стравить его с диким животным, ещё и видео об этом снимают… Орнитологи теряли дар речи от такого изуверства.

За кадром звучит шутливая песенка, похожая на казахскую. Но от друзей из Кош-Агача пришел ответ: нет, по-кыргызски поют. Наверное, при монтаже видео заказчики по старой привычке заметали следы, потому что на Тянь-Шане в горах всё как-то иначе. Но тогда где же искать место происшествия? Скорее всего, где-то на Кавказе — так определили в Новосибирске. «Точно не арабы?» - задал я еще один вопрос. «Нет, это Кавказ. Если не Грузия, то Армения или Азербайджан. Или наши соотечественники из Дагестана».

А что можно сказать по поводу шутливой песни за кадром? «Насколько известно, в Казахстане и на Тянь-Шане серна не водится». Как правильно назвать орла? «Это молодой беркут, - пришел ответ. – Первогодок».

Кого же он поднял в первом случае — детеныша серны или взрослую? «На видео только серны Rupicapra rupicapra. Какие ещё могут быть варианты? А пересматривать, чтобы разглядеть, кто в какой последовательности погибал на этом видео, нет никакого смысла. В первый раз был, конечно, детёныш. Но это не имеет никакого значения».

Говорить о людях, потерявших человеческий облик, всегда трудно. Одно ясно: «Этот беркутиный идиот совсем недавно вылупился из яйца, попал к людям-садистам, и его научили нападать на всё, что движется. Страшно даже подумать, на что его притравливали... На собак и домашних овец? Но на этой серне его печальная история закончилась. А садисты пошли отлавливать себе очередную игрушку...» Где они теперь появятся — в горах Алтая, на Памире или Тянь-Шане? Сколько будут предлагать местным браконьерам за слабого, беззащитного птенца?

На фотографии Алексея Эбеля – молодой алтайский беркут.

Добавить комментарий


Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?