Просто летел удод вдоль пустынной долины Бугузуна

Андрей МОРОЗОВ
24.10.2020

Просмотров:

134



Нынче весной новосибирскому орнитологу Елене Шнайдер («Сибэкоцентр») была присуждена по линии WWF России престижная премия Лоры Уильямс. И, что интересно, трое из 4-х награжденных лауреатов долгие годы живут проблемами сохранения пернатых хищников; для Елены это в том числе орлы и соколы-балобаны, обитающие у нас на Алтае.

Как потратить полученную премию, Елена размышляла недолго: пришла пора обзавестись собственным «проходимцем»-внедорожником. Мы переписывались в первой половине августа, после ее возвращения из заполярной Териберки. Как раз в это время в Питер вернулся из Антарктиды один из ее друзей и привез в подарок крылышки редчайшей птицы — белой ржанки.

Тем временем Кош-Агачский район оставался закрытым по причине эпидемии коронавируса, запланированные работы отодвигались на неопределенный срок, и пришлось сосредоточиться на других регионах. «Но я обязательно до зимы приеду в республику!» - Елена была уверена в этом. Потому что есть объяснение: «Жить без нее не могу!»

А где-то через пять дней, уже после ее поездки в Великий Новгород, я поспешил обрадовать хорошей новостью: Кош-Агачский район открыли. Ответ был молниеносным: «Ура!!!»

Но, правда, сначала была поездка в Хакасию. Тяжелая и выбивающая из рабочего ритма поездка к местам экологических преступлений наших энергетиков. После подведения отчётных итогов проверок ЛЭП в Хакасии руки просто опускались… Понятно, что еще «в полях» открылось: всё там крайне чудовищно. Елена проверила чуть больше ста километров птицеопасных электролиний, если точнее — 107,5 км. Но сколько мёртвых птиц... Это был просто ужас: 816 (!) трупов самых разных птиц — от орлов до мелких певчиков было разбросано там и тут под смертоносными линиями «МРСК Сибири» (одна из них — на 1-й фотографии. В среднем выходило 7,6 птиц на 1 км (одна из жертв — на 2-й фотографии). Страшно даже представить масштабы уничтожения птиц по вине энергетиков…

  

В середине октября Елене Шнайдер удалось наконец-то вырваться впервые в этом году в долгожданную экспедицию на Алтай. «В мою любимую Чуйскую степь», - сообщила она в экспедиционном дневнике на Телеграме. Для того, чтобы вернуться хотя бы на время к привычным местам, пришлось заняться совсем уж необычным делом — проверкой фотоловушек… на кота манула! Но, как оказалось, это почти такое же увлекательное занятие, как и орлов кольцевать, и тоже «ездить далеко, лазить высоко». Но, правда, проект чужой.

После Хакасии душа просто отдыхала в алтайском высокогорье. Хотя, конечно, для человека, имеющего отношение к  реабилитации диких животных, работа всегда найдется. Просто так съездить в горы за тысячу километров от Новосибирска было бы верхом легкомыслия. Вот и на этот раз Елену нашел в Кош-Агаче молодой коршун-сеголеток (на снимке справа), который не смог отлететь со всеми своими сородичами на миграцию. Пришлось ехать вместе с ним в Новосибирск. «В наш Центр реабилитации диких животных», - уточнила Елена.



...А ещё она увозила с собой великолепный кадр с фотоловушки! Как-то так устоялось среди биологов, что такие фотографии должны иметь прежде всего научную ценность, что само по себе понятно: оборудование дорогостоящее, и оно явно не предназначено для баловства. И всё же в этот раз, как убедилась Елена, выпал тот редкий случай, когда «всё отработало вовремя по летящей птице». И даже объект почти в фокусе! Сначала три удода просто играли, гоняясь друг за другом (фото 4), а дальше случилось так, что одна из птиц устремилась к фотоловушке... Немного жаль, что фон получился чуток «серый». Научной сенсации нет, это бесспорно, а вот наслаждение — чисто эстетическое — от самого обычного полёта удода над долиной Бугузуна, да, оно есть, и ещё какое!

Обычный осенний день в районе перевала у границы с Тувой. И при этом необычный, на редкость красивый полёт птицы, которую привыкли считать «невзрачной». Такому трофею был бы рад всякий фотоохотник.

Фото с телеграм-канала Елены Шнайдер.



Добавить комментарий


Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?