Если бы Ходжу Насреддина спросили про коронавирус

Николай ВИТОВЦЕВ
27.03.2020

Просмотров:

687



На среду, 25 марта, намечалось открытие выставки «Повесть о Ходже Насреддине Леонида Соловьева в иллюстрациях Алексея Дмитриева» в московской библиотеке-читальне имени И.С. Тургенева. Торжественное открытие с приветственными речами, цветами и всеми другими атрибутами пришлось отменить в связи с известными реалиями сегодняшней московской жизни, но... В среду, 25 марта, в день открытия организаторы все-таки провели видеосъёмку — в первую очередь, для виновников торжества и тех, кто не сможет попасть на выставку. Её организаторы, глава Издательской группы АРБОР Сергей Косьянов и куратор выставочного проекта Лидия Енова, а также автор и все поклонники его творчества надеются на одиночных посетителей. А всех, кто находится от Москвы на удалёнке, они призывают виртуальным созерцанием победить панические настроения сегодняшнего дня. В конце концов, Ходжа Насреддин всегда с юмором и иронией относился к очевидности.

— Алексей, многим ты известен как организатор выставок «Невидимые книги», на которых рассказываешь о своей работе над произведениями классики. Никогда не думал, что у тебя может случиться такая вот выставка с «невидимыми посетителями»?

— Жизнь многообразнее и изобретательнее, чем мы можем себе представить. И еще, она очень иронична… Недаром есть поговорка: «Хочешь рассмешить Господа – расскажи Ему о своих планах» )  Когда мы планировали эту выставку в пространстве Библиотеки-читальни имени Тургенева, а было это в декабре 2019-го, никто не мог и предполагать, на фоне каких мировых событий будет делаться наша экспозиция. Даже не на фоне, а в их контексте, так правильнее сказать. Это первая выставка моих иллюстраций, которая проходит в мое отсутствие на ней, и это интересный опыт для меня, хоть он и связан с финансовыми потерями от неиспользованных авиабилетов.


— В одном из последних постов на своей страничке в Фейсбуке ты написал, что Ходжа Насреддин всегда с юмором и иронией относился к очевидности. Выставка в Москве открылась как раз в его честь. В чём может быть юмор в дни ее работы?
— Юмор и ирония в отношении очевидности - это взгляд на окружающую «действительность» через увеличительное стекло личной, выношенной и выстраданной мудрости, когда возмущению, раздражению, недовольству, неудовлетворенности — всем этим чувствам и эмоциям отводится заслуженное ими ничтожное место; когда вся тяжесть «негатива» сублимируется в легкое пенящееся, как шампанское, облачко иронии и растворяется в ярких лучах Солнца. Юмор и ирония — те волшебные снадобья, которые поддерживают и излечивают нас даже в самые черные времена… А сегодня времена отнюдь не так черны, как кажется.



— А у тебя не было такого чувства, что сейчас начинается какой-то новый эксперимент по разобщению людей? Об этом, кстати, многие пишут в социальных сетях…
— С самого начала этой истории, истории «пандемии», не являющейся таковой (по версии некоторых людей), я воспринимаю происходящее как отрезвляющий щелчок по носу нашей цивилизации, зарвавшейся в своем безумном самомнении и убийственном потребительстве. Это просто шанс, данный нам всем, чтобы провести ревизию происходящего со всеми нами, и сделать, по итогам этой ревизии, определенные выводы на будущее. И в этом ключе речь не может идти ни о каком разобщении. Напротив, события демонстрируют нам прекрасные примеры общности и взаимопомощи между людьми, сообществами, народами и государствами.

Разделение присутствует лишь в оценке происходящего людьми. Когда-то одна мудрая женщина мне сказала: «Никогда не спрашивай себя «за что?». Всегда задавай себе вопрос «для чего?» Так что, мне кажется, единственное разделение людей, которое сейчас становится всё более явным, - это разделение на тех, кто вопрошает «за что?» и тех, кто пытается понять, «для чего?»  Первое совершенно деструктивно, потому что ведет людей в прошлое. Второе – обращает лицом в будущее. А по этому пути мы все можем идти, только объединившись, только все вместе. Мне так думается.


— Алексей, ты присылал мне на днях ссылку, по которой можно найти интересное видеоинтервью как раз по этой теме. Чем оно привлекло твоё внимание?
— Как раз тем, что всё интервью — это призыв к каждому человеку задуматься «для чего?», обратившись с этим вопросом к самому себе, заглянув в самую глубину своей сущности. Использовать возможность уединения и появившиеся ограничения себе во благо, что может серьёзно изменить к лучшему каждого из нас и всё общество в целом.

— Вернёмся к выставке. Если внимательно смотреть твои фотографии, сделанные в древних городах Узбекистана, то на них практически нет людей. И на алтайских фотографиях у тебя примерно то же самое. Причем, что интересно, тему безлюдья ты выбрал задолго до нынешнего коронавируса. Можно ли сказать, что люди в какой-то момент перестали тебя интересовать?

— Встречный вопрос: «А много ли людей присутствует на моих живописных полотнах?»  Всё, что я делаю в области визуальных искусств, это стремление, так или иначе, создать ситуацию, в которой зритель сможет остаться один на один с созерцаемым изображением. Ситуацию, когда картина или фотография начинает отражаться в зрителе, а он, в свою очередь, видит в них своё собственное отражение... Этому подчинено всё: сюжет, формат, размер, техника. Поэтому посторонние глаза здесь не нужны ))  Это может быть некомфортно, непривычно, может раздражать, но… Сейчас публикуют множество фотографий обезлюдевших городов. Разве они не рождают в нас новые, непривычные ранее, впечатления и чувства? Разве они не прекрасны?



— А как пришла идея соединить рисунки к книге о Ходже Насреддине с фотографиями, которые ты делал в Хиве, Бухаре, Самарканде, других древних городах?

— Это не моя идея. Она принадлежит московскому искусствоведу, куратору нынешней выставки Лидии Еновой. Когда мы готовили экспозицию, она спрашивала, есть ли у меня какие-нибудь подготовительные материалы к иллюстрациям, наброски, натурные зарисовки, этюды. Их не оказалось, зато Лидия познакомилась с моими фотографиями, сделанными во время поездок по городам Узбекистана. Они показались ей настолько художественно самоценными, что, пользуясь своим «служебным положением», куратор включила около двадцати фотографий в экспозицию. Но они выставляются в отдельном от иллюстраций зале, хотя и связаны тематически.

Для меня это первый опыт фотовыставки в России. До этого, несколько лет назад, было участие в групповой выставке в Иерусалиме, в которой я участвовал несколькими черно-белыми фотографиями, сделанными на Катуни. Причем, я сам ни разу не видел свои фото, кроме как на экране монитора. И там, и здесь в Москве фотографии печатались в большом размере, но без моего участия. Аж, самому интересно было, что там получилось ))


— Наша жизнь становится в последние годы всё более виртуальной. Люди охотно общаются в соцсетях – а когда случайно встречаются на улице, то часто видят, что им трудно начать какой-то разговор. Как думаешь, коронавирус усилит эту тенденцию или, наоборот, поможет людям вернуться к нормальному общению в условиях карантина?

— Любое ограничение - это как насильственное удержание маятника в одном из крайних положений. После снятия ограничения он неминуемо устремится в противоположном направлении. Так что, думаю, люди теперь, наконец, осозна’ют ценность живого непосредственного общения, соскучившись по нему. С другой стороны, научатся более осмысленному и конструктивному общению в соцсетях. Хотя, это всё – только возможности. Будут ли они использованы, зависит только от людей. Свобода выбора, ничего не попишешь… Конечно, сейчас у многих происходит «ломка»; многие, думаю, и не слезут с иглы виртуального общения. Но искренне надеюсь, что большинство шагнет в будущее, чуть обновившись.

— Недавно я прочитал, что мы в своем общении используем примерно 500 слов. Если знать эти ключевые слова на разных языках, то можно прослыть полиглотом. Как думаешь, интерес к слову будет и дальше падать? Визуализация будет преобладать или мы все-таки осознаем силу слова? Понятно, что мы говорим сейчас не про тот суржик, который используем в своей повседневной речи…

— Я немного владею французским, что очень помогает в занятиях айкидо ) Несколько лет назад мне пришлось почти синхронно переводить семинар одного из мастеров. Так вот, видя мои затруднения, он порекомендовал странную, на первый взгляд, вещь. «Встань рядом, даже можешь меня касаться. Увидишь, что будет легче». И действительно, физический контакт каким-то непостижимым образом помог мне его понимать и переводить. Это я к чему? Думаю, будущее за усилением образности в обмене информацией. А уж как это будет происходить?...


— Алексей, ты написал недавно, что сейчас начинаешь чувствовать себя в большей мере фотографом. Можно пояснить, что ты имел в виду?

— Просто, сейчас я больше и чаще фотографирую или занимаюсь обработкой фотографий, чем рисую. Опять же, выставка вот... Хотя, если вдуматься, это всего лишь разные инструменты для создания художественных образов.

— Думаю, что завершить наш разговор мы могли бы какой-нибудь притчей из жизни Ходжи Насреддина. Есть такая?

— Однажды Насреддин сильно заболел. Возле него собрались соседи и знакомые. Они сидели в его комнате и видели, что ему плохо. И сам Ходжа вдруг осознал, что ему не выздороветь. Пришедшие печально смотрели на него, однако Ходжа шутил и веселился. Ученик спросил его: «Учитель, Вы же раньше бледнели при одном слове смерть. Что же случилось, неужели Вам теперь не страшно?» — «Ну, раньше я боялся, как бы не оказаться мне в таком положении, а раз уж я в него попал, теперь мне бояться нечего!»



хлеб со снегом 30.03.2020 в 20:56 # Ответить
Есть еще одна хорошая притча про Ходжу:
— Однажды некий молодой человек пришел к Насреддину и спросил:
— Уважаемый Ходжа, я кажется заболел, и никто не может указать мне, как избавиться от этой болезни. Может быть, Вы подскажете мне что делать?
— А что у тебя за болезнь? — спросил Насреддин.
— У меня болят все волосы на теле!
— Странно! В первый раз слышу о такой болезни. Ну хорошо! А что ты ел последний раз?
— Я очень люблю кушать хлеб со снегом.
— О братец! Ну тогда всё понятно! — сказал Насреддин, — и еда твоя фантастическая, и болезнь твоя фантастическая.

Добавить комментарий


Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?