Владимир Рябков проводит фототур по югу Алтая

Андрей МОРОЗОВ
10.10.2020

Просмотров:

125



Летом 2016-го во время одного из фотоконкурсов мы общались с директором издательства «Пента», известным фотохудожником-пейзажистом Владимиром Рябковым, у нас оказалось много общих знакомых, и сам собой возник вопрос, много ли в его архиве алтайских фотографий. Владимир честно сказал, что хороших работ немного, но их можно поискать на старых фотопленках (если будет время), а пока можно поискать работы его приятеля Анатолия Довыденко.

Прошло уже больше четырех лет, за это время у Владимира Рябкова появилось три алтайских альбома, они доступны здесь, и, как мне показалось, вовсе не затерялись среди интереснейших подборок с озера Селигер, Териберки, Колымы, Шпицбергена, Карелии, Белого моря, Тянь-Шаня, Домбая, итальянской Тосканы, Крыма, Байкала, плато Путорана, гор Патагонии в Чили — и это далеко не полный перечень странствий фотографа Рябкова. И, что хорошо, автор альбомов достаточно подробно комментирует свои работы и дает ненавязчивые советы для начинающих.

А на первой фотографии — «Осенняя Катунь. Алтай», 2017, в районе Чемала.



В начале октября Владимир вернулся из поездки по алтайским «югам». Погода, по его словам, в целом благоприятствовала фотосъемкам. На озере Джангысколь его группа провела два дня. В отличие от любителей «щёлкать» направо-налево, с фотокамерой наперевес, он с коллегами привык к неторопливой, спокойной работе.

Осенью это озеро можно считать «рассветным местом», поскольку солнце в сентябре садится за хребет и не освещает его на закате. Хотя некоторые группы фототуристов фотографировали его вечером. Что ж, флаг им в руки. «Мы же снимали только по утрам, так как только утром Северо-Чуйский хребет становился волшебным красным драконом, отражаясь в озере и меняя свой окрас каждую минуту, почти как хамелеон...» Поднялись на сопку, поросшую редкими деревьями и снимали оттуда. Встали рано, снимали звездное небо с хребтом, он в пять утра уже немного светился. Только от самого берега озера или находясь на определенной высоте сопки можно увидеть красное отражение гор в зеркальной глади воды.

Этот снимок — панорама из трех горизонтальных кадров. Утро было чудесное, и удалось наснимать самые разные варианты утра — и красноту, и когда солнце уже все пролило свой желтоватый утренний свет. Фототуристы из других групп снимали по-разному: часть прямо с берега — что-то в этом было: изморозь на траве, ледок у берега; часть людей лезла на случайные сопки, поэтому пришлось крикнуть группе со штативами, чтобы они не шли туда, куда направлялись — оттуда «кривой вид на озеро», за ним видно только окончание Северо-Чуйского хребта, и если его снимать, то озеро уедет вправо на снимке, и от этого он станет глубоко искаженным и неправильным. Сами ребята были не в состоянии найти центральную точку на хребте, расположенную между двумя самыми высокими вершинами, найти центр озера, провести мысленную прямую линию через эти две точки и посмотреть, куда она укажет. Туда и идти.

Видимо, фотогиды или были неопытные - или не бывали здесь на озере. Владимир успел направить ребят на нужную сопку, но девушки ушли сильно в сторону влево и кричали мальчикам, чтобы они шли к ним, там «очень хорошо». Часть ребят туда ушла, а один остался на сопке ниже группы Рябкова, гораздо ниже. Он не видел красное отражение гор, а только предгорья. Видимо, они совсем еще не понимали пейзажную фотографию. Ничего, рассудил Владимир, со временем научатся. Но часть фототуристов снимала в правильном месте на берегу озера. У них был правильный фотогид.



Вид на Северо-Чуйский хребет из урочища Тайжилу. Урочище находится в нескольких километрах от села Курай. Если ехать из Курая на север, вниз по трассе, то слева почти сразу появятся различные сопки, залесенные и не совсем. Вот с них-то и можно фотографировать виды на Северо-Чуйский хребет. Мест много, и отовсюду разные виды, то есть везде различный передний план.

Осенью хребет лучше фотографировать утром, так как вечером солнце садится за хребет и не освещает его. Правда, если «загорятся» облака, то картина будет интересной и вечером. Эта сопочка была найдена в один из вечеров. Увидев симпатичные группы деревьев, расположенные полукрестом, Владимир понял, что сюжет в общем неплохой. Утром его группа приехала сюда, и всем этот вид был интересен.



После «алтайского Марса» был Курай, гостевой дом на отдых и завтрак. По дороге решили немного поснимать Чую. Благо цвет воды был уже сине-голубым. Останавливались в разных местах, несколько раз взлетал «Мавик 2 Про». Было пасмурно и ветрено. К сожалению, не было волшебного утреннего света, но тем не менее... Это вертикальная панорама из четырех горизонтальных снимков. Места просто чудные, и в следующий раз голубой красавице Чуе будет уделено особое внимание.



Расположенное в окрестностях Чаган-Узуна урочище Марс в последнее время не снимает разве что самый ленивый. После села ехать еще около семи километров, пересечь две речки. На первой из них, как правило, дежурят машины из села Чаган-Узун, и за тысячу рублей они подвезут к первому Марсу, за две тысячи — по верхам ко второму Марсу.

Цветные горы Кызыл-Чина — вот что такое Марс на Алтае! От первого около трех километров вверх по течению речки - в ущелье до Марса-2. На фотографии как раз Марс-2. Идти туда от первого Марса около сорока минут по ущелью, по которому идет хорошая тропа. Всё удовольствие стоит 100 рублей с человека. После распада колхозов эта земля досталась одной семье из Чаган-Узуна. Они здесь пасли скот. После начала туристического бума, около четырех-пяти лет назад, они поставили здесь несколько домиков, юрту. И собирают деньги. Дело идет неплохо — летом до трехсот гостей в день.



В июле Владимир приезжал на Алтай, чтобы выбрать места для осенних съемок. На озере Киделю попросили триста рублей за палатку. За ночь. В Чили в Патагонии на берегу озера Пехое, откуда хорошо видны куэрносы, стоимость ночевки в палатке составляет $1, то есть в 5 раз дешевле. Есть цивилизованный туалет и душ с горячей водой, есть питьевая вода, над палатками навес от дождя, ветра и солнца. Здесь же воду надо везти с собой в пятилитровых бутылках от родника возле Акташа.

Находясь в районе Северо-Чуйского хребта, он убедился, что подняться к месту съёмки на простой машине почти невозможно, слишком круто. Хозяева сопки заломили цену 6000 руб. за 10-минутный подъем на «уазике» и ещё шесть тысяч — за спуск. Дороже, чем в Москву слетать. Наверное, слегка прибалдели от валящихся даром денег. Но, к счастью, нашлись нормальные ребята, понимающие, что дороже тысячи рублей такая услуга стоить не может.

Хозяева сопки просили 6000 за десятиминутную поездку. Гостей удивляет, что цены на услуги здесь значительно выше, чем в Крыму. На Демерджи машина стоит три тысячи, ехать по очень крутым скалам, от 40 минут и выше. Здесь же - легкая грунтовая дорога, просто обычной неполноприводной машине трудно местами проехать из-за относительной крутизны склона. А полноприводные залетают, как птички. Откуда здесь такое неуважение к гостям?



Рядом с селом Кокоря есть одноименное урочище, и там тоже выходят на поверхность красноцветные песчаники. Место чудное и волшебное. В день съёмок была необычная облачность. Свет рассеянный, но с высоким микроконтрастом. По урочищу протекает зелено-голубая река Кызыл-Чин, хотя «кызыл» означает красный. Места здесь тоже глинистые, и во время дождей, наверное, здесь вообще не проехать.

Снимали с двух разных локаций. Вторая, то есть вот эта, показалась фотогиду лучше: с той стороны реки, где красноватые марсианские пейзажи вьются кольцами и они - нетронутые человеком пейзажи - полностью девственны; там будут лучшие точки съемки. Река достаточно глубока, она просто манила обязательно побывать там в следующий раз.

Если присматриваться ко всем этим алтайским пейзажам, то начинаешь понимать, что надо искать свои собственные локации для тех мест, где обычно снимают фототуристы. Для убедительности Владимир Рябков изучил карты ГУГЛ этих мест и, посмотрев тэги, понял, что так и нужно будет делать в следующий раз.

Вообще Кокоря удивительное место, по его признанию. Волшебное. Его открыл для туристов алтаец Лёня из Курая. У него своя турбаза.

Передний план на фотографии истоптан множеством посетителей.



Организатор фототура сделал интересное признание: он не снимал Катунь с 2009 года, когда в ноябре приезжал в Чемал, в то время обычный поселок. И в то время можно было фотографировать Катунь практически везде. Сейчас всё изменилось: Чемал превратился в суперсовременный городок с суперлюксовыми гостиницами. Катунь застроена практически везде. Негде остановить взгляд. Скоро получится как в Европе. Кроме грязи и отходов в реке ничего не будет. Сбываются самые худшие опасения.

Все-таки люди варвары. Уничтожать ради бабла такую красавицу реку, ее экологию, уничтожать чистый воздух, чистые леса — все-таки это преступление против природы, считает Владимир Рябков. Ведь правда в том, что люди едут в эти гостиницы, чтобы побухать, покупаться в бассейнах, пройтись по территории гостиницы... Они даже Алтай не видят, да он им и не нужен. Нужен комфорт. Так надо было бы под Новосибирском, Барнаулом, Бийском построить какие-то гостиничные города, чтобы не уничтожать красавицу Катунь.

С трудом удалось найти утром место, где можно было что-то сфотографировать. Красота Катуни еще осталась, но самые красивые места со скальными островами застроены наглухо. Алтаю надо бы остаться таким местом, куда могут приехать люди и забраться в красивые уголки, чтобы просто лицезреть их. Им подойдут самые обычные гостевые дома, летом палатки. Они не отнимут у Алтая много чистого воздуха, воды, не нарушат экологию. Но бешеное строительство на Катуни — это человеческое безумие по уничтожению Алтая.

Трудно найти живое место по берегам Катуни, но пусть она сохранится хотя бы такой...



Одним из самых затоптанных мест стало в последние годы озеро Гейзерное в районе Акташа. Фотографии с его берегов тысячами разлетаются по «паутине», и, казалось бы, трудно найти что-то своё. Подняться над суетой и найти свой собственный кадр уже не так-то просто, но Владимиру Рябкову это удалось, помог его «Мавик». На июльской фотографии Гейзерное озеро похоже у него на пульсирующее сердце, которое пока еще бьется, но от давления по его берегам уже не избавиться.

Добавить комментарий


Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?