Трех тараканов ему удалось найти на Алтае

Екатерина ФИЛИППОВИЧ
29.05.2017

Просмотров:

1487



Как связать благотворительность и горы, пробежать сотни километров и воспитать в голове правильных насекомых — на сайте «Это Кавказ» рассказывает предприниматель, марафонец и альтруист Петр Зозуля

Петр Зозуля — московский бизнес-тренер, спортсмен и участник проекта «Атлет во благо». В марте пробежал одиночный супермарафон в 360 километров из Анапы в Сочи, чтобы собрать деньги для детей с синдромом Дауна. В мае с той же целью поднялся на Эльбрус. В Сочи ему удалось собрать 437.174 рублей, план на Эльбрусе — 156.420 рублей.

Радость и лайки

— Пробежав просто так несколько 100-километровых марафонов, я стал внутри себя искать ответ на вопрос «Для чего мне это все?» Я подумал о благотворительности. И тут у меня как будто схлопнулось…

За год до этого я участвовал в разных благотворительных проектах. Помогать — совершенно особенная радость. А когда я бегу или восхожу на гору, чтобы собрать деньги детям, радость становится еще сильнее — потому что я сам формирую повод для помощи.

Никогда не думал, что увеличение суммы на счете благотворительного фонда, лайки, отзывы и внимание окружающих станут для меня такой большой поддержкой. На забеге в Краснодарском крае у меня были проблемы с ногой — но и мысли не возникло остановиться.

Как помогать?

— В России есть платформа «Сделай!». Она соединяет благотворительные фонды и тех, кто хочет пожертвовать деньги. А между ними стоят люди со своими поступками. Например, ты решаешь взойти на Эльбрус или присоединяешься к уже организованной кем-то акции, скажем, к Московскому марафону. Создаешь профиль на этой платформе. Твои друзья в соцсетях знают, что этот марафон или восхождение — для тебя что-то запредельное. И этим поступком ты привлекаешь внимание к проблеме — люди видят, что ты превозмогал себя ради благой цели, и думают: «Парень дело делает. А не кинуть ли и мне сто рублей?»

Потребность помогать у общества есть. Я вижу по своим друзьям и клиентам. Просто многие не знают, как это сделать. Мы все устали от однотипных постов «Помогите, котика завтра усыпят!» Это цинично, но людям не хватает экшна. Какой-то парень ради чего-то куда-то лезет… И все думают: «Ну, он же нормальный, я его знаю, надо помочь». Когда я только начинал участвовать в благотворительных проектах, я понимал — к фондам есть доля недоверия. Точно ли вся сумма уйдет тем, кому нужно? Я знал, что мои друзья и знакомые во мне сомневаться не будут: если я взялся, деньги точно дойдут до адресатов. Но ведь есть еще много посторонних людей, которые тоже могут помочь. Их доверие надо завоевать.

Я опросил семь фондов, поговорил с представителями каждого. Сразу отмел большие, у которых тысячи проектов. С фондом «Синдром Любви» мы нашли общий язык. Их директор ободряет меня в вотсапе, когда я бегу или лезу в гору.

Дети с акцентом

— Мне важно видеть, кому я помогаю. Я возил своих детей на встречу с ребятами с синдромом Дауна. Мой сын очень волновался, прижимался ко мне и говорил: «Папа, а как я с ними буду общаться?» Я ему объяснил, что это такие же дети, как и он сам, только речь у них может быть немного неразборчивой. Сыну десять лет, я не стал углубляться в тему. «Представь, что это — акцент, — сказал я ему. — Через три минуты ты привыкнешь и не будешь его замечать».

Среди детей, кому мы помогаем социализироваться, есть ребята, которые мечтают стать кинологами, помощниками парикмахеров… Есть даже будущий спортивный журналист — такой внушительный качок. Увы, в истории России случаи трудоустройства людей с синдромом Дауна можно пересчитать по пальцам.

Незавершенный поход

— Как я пришел к своему первому марафону? Это непростая история. Все началось летом 2014 года. Вместе с бизнес-партнером мы отправились в горы, на Алтай. Из-за того, что в нашей команде были достаточно занятые люди, пришлось сократить время на акклиматизацию. Меня накрыла горная болезнь. Проигрывать я не привык, поэтому еле-еле, почти ползком, достиг первой вершины — 3.300 метров. А до второй дойти просто не смог… До нее из 18 человек добрались только четверо, но мы-то ориентируемся на сильных, а не ищем себе отмазки.

Я вернулся в Москву, но эта история меня не отпускала. Она осталась незавершенным делом, гештальтом. Я стал думать, как его закрыть. Решил поучаствовать в Московском марафоне. Для меня это было словно полет на Луну: в моей семье никто никогда не бегал, тем более марафоны. Подготовку к нему я начал за три месяца (никогда так не делайте, этого мало!). Было ужасно, но я пробежал дистанцию.

Когда я бежал свои первые 100 километров, у меня случился внутренний разговор с собой. Нет, я не сошел с ума, это не шизофрения. Просто в 37 лет я первый раз в жизни услышал свое тело и открывал те его способности, о которых и не знал.

Пятьсот тараканов, один альпинист

— Что мне нравится в альпинизме? То чувство, когда все повседневные стрессы, дела и заботы как будто с тебя слетают и обнажаются реальные ценности. Предположим, в голове у тебя сидят пятьсот тараканов. После восхождения из них выживут только три — самых важных. И тут бы тебе о них подумать и позаботиться… Энергию нельзя распылять в разные стороны. Сфокусировавшись на своих трех главных тараканах, ты достигнешь гораздо большего.

Когда у тебя во всех жизненных сферах — будь то карьера, семья, путешествия, спорт, — все идет на спад, нужно выбрать какой-то один процесс, одну сферу и вплотную ею заняться. И через воодушевление, полученное в ней, ты подтянешь все остальное. Этот подход работает у всех, но мало кто его применяет.

В психологии есть понятие «поток», довольно популярное сейчас. Это состояние, когда человек полностью сосредоточен на том, что он делает. Занимаясь любимым делом, ты весь в процессе, ты сам становишься процессом. Японцы говорят, что у человека, который хочет счастливо прожить жизнь и встретить старость, должно быть как минимум три-четыре потоковых дела, чтобы он мог между ними переключаться. В своей жизни я за этим очень слежу. Вдруг что-то случится у меня с ногами, не смогу бегать. Что мне теперь — быть несчастным? Нет, у меня есть семья и есть работа. Мир не должен замыкаться на чем-то одном.

Вечный забег

— Похож ли бизнес на марафон? Нет, бизнес — это череда спринтов. Ты сосредоточился на чем-то, добился, идешь дальше. В марафоне важно распределение сил: ты не можешь выложиться на первых 10 километрах, потому что до финиша ты выдохнешься.

Бизнес в целом похож на спорт. В 2014 году, когда я готовился к своему первому, еще не благотворительному марафону, я проанализировал свои ранние забеги и понял одну важную вещь. В те недели, когда я активно тренировался, готовясь к дистанции, прибыль моей компании была выше.

Ты же не можешь быть бодрячком на тренировках и тюфяком на работе. Когда я выхожу вечером из бассейна, мне хочется вернуться в офис — потому что происходит полная перезагрузка. Устала голова — займись спортом, устали ноги-руки — займись интеллектуальным трудом.

Эльбрус и понты

— Не делаю ли я это только ради себя? Нет, это не эгоизм. Это просто правило жизни: чем больше отдаешь, тем больше возвращается. Естественно, участие в благотворительных проектах — это мощнейший пиар для моего бизнеса. Причем хороший, добрый пиар. Но только ради понтов не полезешь на Эльбрус. Должно быть что-то большее.

Во-первых, для меня альпинизм — это повод узнать себя с новой стороны. Я сижу по вечерам с карабинами, ледорубами и кошками… Во-вторых, когда ты наедине с горными массивами, которые кто-то создал (может быть — бог), ты духовно развиваешься. В-третьих, сейчас я чувствую себя здоровее, с ясным умом и большим интересом к жизни, чем 15-20 лет назад. И это для меня удивительно. Возможность прожить еще одну жизнь — подарок, который дает спорт. И только в-четвертых это деньги и самопиар.

Однажды британский предприниматель Ричард Брэнсон проехал голым на лыжах. Согласитесь, это гораздо более эпатажный и гораздо менее опасный способ пиара, чем лезть на 5.642 метра.

В Приэльбрусье я оказался первый раз в жизни. Когда переночевал на Азау и утром поднялся на станцию «Мир», было ощущение, словно стоишь на волнорезе, который уходит далеко в океан. Ты над облаками, над тобой облака… Совершенно крышесносная картина.

Я мечтаю полететь в космос и посмотреть на нашу планету со стороны. Наверное, в космосе, как и в горах, чувствуешь себя тараканом перед Вселенной.

Метки

Добавить комментарий


Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?



Алтай Туркластеры Каракольские озера СВО Донбасс VIP-туризм Греф Евтушенков Олег Царев Хорохордин Мир Дикого Запада Охотничий туризм Коммерческая охота Сход в Чемале Германия ЛГБТ Налоги в Гемании Доступная земля Фермеры Республика Алтай Президент России Сидик Афган Год Крысы Олег Хорохордин Кооперация Община Цифровой лагерь Алтайские старообрядцы Долголетие Спецоперация Годовщина СВО Пятая колонна Компрадоры Пчеловодство Алтайский мед Продукция пчеловодства Сон на пчелах Телецкое озеро Артыбаш Манжерок Шантарские острова Блудный сын Люди и звери Гагарин ВКС России Украина Владимир Егуеков Людмила Алтунина ФБА КБ Сухого Елена Блиновская Юбилей на Алтае Марафон желаний Киркоров Лерчек Собчак "Звери" АО МММ Горно-Алтайск Тугая Экологическая столица Владивосток DNS Парк Нагорный Олигархи на Алтае Олигархи Сибирские ГЭС Штаб по национализации энергетики Земельный вопрос Башкортостан Захват земли Золотодобыча Достопримечательности Экология города Горно-Алтайский театр Туризм Кластеры Алтайские традиции Социальный взрыв Павел Иванов Амаду Мамадаков Буддизм Лотосовая сутра Белая вера Виталий Уин Дзюдо Самбо Трудные подростки Дети-герои