Осторожный взгляд за линию алтайского горизонта

Михаил ЗОТОВ
14.08.2020

Просмотров:

189

«…Нам нужны качественно иные подходы. Речь должна идти о внедрении принципиально новых природоподобных технологий, которые не наносят урон окружающему миру, а существуют с ним в гармонии и позволят восстановить нарушенный человеком баланс между биосферой и техносферой…»

В. ПУТИН, Президент Российской Федерации
(из выступления на пленарном заседании 70-й сессии
Генеральной Ассамблеи ООН, 28.09.2015, Нью-Йорк).



(Начало обсуждения здесь и тут).

Прежде чем говорить о статье А.Кучигашева, я напомню вкратце о предпосылках эколого-экономического развития в Горном Алтае. О долгосрочной стратегии экологически устойчивого развития Республики Алтай как горной территории впервые было сказано почти 30 лет назад, в ходе проведения в Горно-Алтайске Международного симпозиума (19-24 сентября 1991 г.). Его тема — «Проблемы формирования и развития эколого-экономической зоны «Горный Алтай» — достаточно подробно изложена в Рекомендациях, изданных отдельной книгой.

В работе симпозиума участвовали 230 представителей научных и деловых кругов из Англии, Болгарии, Голландии, Испании, Канады, Чехословакии и Швейцарии, а также российские ученые и специалисты. Это было за пять лет до появления его первой статьи «Индустриальные иллюзии», и вызывает удивление, что автор ничего не написал по этому поводу — ни тогда, ни сейчас.

Эколого-экономическая зона «Горный Алтай», созданная на базе обобщения рекомендаций симпозиума, в дальнейшем переименованная в эколого-экономический регион «Алтай» и ставшая механизмом «экологически устойчивого развития», была образована в соответствии с Постановлением Совета Министров РСФСР №595 от 08.11.91 и активно функционировала с 17.02.92 до 31.12.02. За более чем 10-летний период деятельности ЭЭР «Алтай» с 1992 по 2002 годы наша республика получила к 2002 году 1 млрд. 862 млн. деноминированных рублей, а в качестве платежей в различные уровни бюджетной системы за время его работы участниками ЭЭР «Алтай» было перечислено порядка 4,3 млрд. рублей, в том числе в федеральный бюджет 3,6 млрд. рублей.

В рамках концепции экологически устойчивого развития региона была разработана реализуемая и поныне Программа по созданию в Республике Алтай экологически чистой электрогенерации, опирающейся на использование возобновляемых источников энергии, в первую очередь солнечной, а также - гидроэнергетики. В районах республики уже запущены две солнечные станции в Кош-Агаче мощностью по 5 МВт каждая, станции в Усть-Кане и Онгудае, также по 5 МВт каждая, Майминская (25 МВт), а также первая очередь Ининской СЭС мощностью 10 МВт. В декабре 2019 года введены в эксплуатацию вторая очередь Ининской СЭС мощностью 15 МВт и Усть-Коксинская СЭС мощностью 40 МВт – кстати, крупнейшая гелиостанция в Сибири. Таким образом, общая установленная мощность солнечной генерации в регионе в 2020 году уже достигает 120 МВт, и равных нам в России пока нет.

И хотя в 2001 году деятельность эколого-экономического региона «Алтай» была сначала приостановлена, а затем в декабре 2002 года Дирекция ЭЭР «Алтай» решением Правительства РА была ликвидирована, необходимо отметить, что эффективность функционирования созданного тогда эколого-экономического механизма, обеспечившего выживание региона в самый кризисный период 90-х годов, а также долгосрочные последствия его экологической устойчивости – были бесспорно доказаны временем.

У первой статьи А.Кучигашева, написанной летом 1996 года, очень хороший заголовок. Индустриальный путь развития для нашего региона иллюзорен и лишен каких бы то ни было перспектив. Запрос мирового сообщества на формирование новой модели, в форме «зеленой» экономики обеспечивающей «щадящее» природопользование на базе природоподобных технологий, постепенно созревает в его среде, по мере истощения невозобновляемых ресурсов, ухудшения климатической устойчивости и экологического состояния природы, развития научно-технического прогресса и создания принципиально новых «ноосферных» технологий. И в этом смысле мы можем говорить только о постиндустриальном развитии нашей территории.



Впервые в России у нас была разработана и утверждена Концепция «зеленой» экономики, принятая Правительством РА в 2016 году, которая является долгосрочной (до 2065 года) эколого-экономической основой развития республики. Напомню также, что результатами голосования в сентябре 2019 года была одобрена предвыборная Программа «Сильный Алтай», в которой, излагались приоритетные направления будущего развития республики до 2024 года.

Основные положения Программы «Сильный Алтай» дополнили утвержденную Постановлением Правительства РА №60 от 13.03.18 «Стратегию социально-экономического развития Республики Алтай на период до 2035 года» (Стратегия РА-2035), реализующую концепцию «зеленой» экономики, а также вошли в индивидуальную программу социально-экономического развития Республики Алтай на 2020–2024 годы, утвержденную Распоряжением Правительства РФ от 09.04.20 №937-р.

На мой взгляд, при оценке перспектив экономического развития РА явно преувеличивают значение туризма. В прошлом году число туристов, посетивших нашу республику, превысило 2,2 млн. человек, а сумма реализованного турпродукта составила 4,5 млрд. рублей. Из этого следует, что бюджетный эффект от деятельности туротрасли должен быть как минимум 544,5 миллионов рублей; по факту он значительно ниже и составил что-то около 180 млн. рублей налоговых доходов. А это не более 4,05% от суммы реализованного турпродукта и менее 1% доходов регионального бюджета. Конечно, при таких низких налоговых поступлениях сложно на данный момент назвать сферу туризма «базовым локомотивом» для республиканской экономики, тем более, отраслью, генерирующей достаточные средства для восстановления активно деградирующих рекреационных ресурсов.

В этой связи уже сложившийся экстенсивный путь простого наращивания численности посещающих республику туристов влечет за собой нарушение экологической устойчивости региона и не имеет долгосрочной экономической перспективы, что подтверждается и содержанием Научно-технического отчета по НИР «Оценка туристско-рекреационного потенциала Республики Алтай», подготовленного АУ РА «АРИ Экология» в 2016 году.

Во всех районах Республики Алтай, как следует из нашей работы, эти нагрузки от 1,9 до 10 раз (в среднем в 5,4 раза) превышают предельно допустимые нормы (ПДН). А это значит, что мы подошли к той черте, за которой туризм может быть на нашей территории только регулируемым, и нам следует отказаться от заявляемого Минэкономразвития РА объема туристического потока в 3,5 млн. чел. к 2035 году.



Второй (или первой) по значимости отраслью развития экономики Республики Алтай А.Кучигашев называет сельское хозяйство, и это справедливо. Но опять-таки анализ показывает, что при реализации фактически сложившегося в регионе «инерционного» сценарного варианта развития прирост ВРП за счет двух самых приоритетных отраслей экономики (сельское хозяйство и туризм), по сравнению с 2019 годом, составит к 2035 году только 5,28 млрд. руб.

Столь низкие показатели экономического роста самых приоритетных отраслей региона — свидетельство достижения ими своих предельных значений, в рамках действующей модели экстенсивного развития, исчерпании ее потенциала роста и остро формулируют вопрос поиска причин,  порождающих данную проблему.

Валовый региональный продукт Республики Алтай в 2018 году составил, по оценке Минэкономразвития РА, 51,7 млрд. руб.; в свою очередь, доля экономики Республики Алтай в экономике РФ составляет 0,069%. Крайне низкая доля ВРП РА в ВВП РФ (менее 0,1%) – формирует проблему очень малого масштаба региональной экономики и является первым фактором, негативно влияющим на инвестиционный климат и деловую активность в нашем регионе.

Вторым фактором, негативно влияющим на инвестиционный климат в республике, является низкая эффективность труда (ВРП РА на душу населения), по сравнению с аналогичным параметром в Российской Федерации. Валовый внутренний продукт на душу населения в Российской Федерации в 2018 году составил 510.462 руб./чел в год; а валовый региональный продукт на душу населения в Республике Алтай в том же 2018 году составил 237.087 руб./чел. в год, т.е. мы работаем в 2,1 раза «хуже», чем в среднем по России.

Третьим фактором, отрицательно влияющим на возможность привлечь в регион инвестиции, необходимые для технологической модернизации производства, следует назвать низкие темпы экономического роста, обуславливаемые нынешним сценарным вариантом социально-экономического развития Республики Алтай (напомню, инерционным). На данный момент уже очевидно, что только «инновационный» сценарий социально-экономического развития несет в себе шанс вывести региональную экономику из состояния депрессивности и уже к 2035 году обеспечить необходимые налоговые поступления для формирования низкодотационного консолидированного бюджета Республики Алтай.

Четвертым фактором, который напрямую влияет на себестоимость продукции и услуг, создаваемых на территории Республики Алтай, а значит, и определяет их конкурентоспособность, не говоря об инвестиционном климате в регионе, остаются искусственно сложившиеся в регионе тарифы, самые высокие в СФО. Сравнивая действующие в 2019 году на территории СФО тарифы на услуги ЖКХ, А.Кучигашев легко убедится в том, что Республика Алтай «лидирует» по всем показателям, за исключением… вывоза мусора. И это свидетельствует о значительных инвестиционных рисках неконкурентной себестоимости любой продукции, производимой в нашем регионе.

Таким образом, мы должны более чем в 2 раза повысить эффективность труда на душу населения, перейти от «инерционного» сценарного варианта социально-экономического развития к «инновационному» и оперативно решить вопрос по снижению действующих тарифов, хотя бы до средних значений в СФО.



Возможен ли механизм развития Республики Алтай в режиме «зеленой» экономики? Вот вопрос, над которым нам надо сейчас работать. Из всего многообразия действующих в РФ преференциальных механизмов наиболее оптимальной формой такого механизма может стать создание в регионе инновационного научно-технологического центра (ИНТЦ), т.к. только данный механизм предоставляет налоговую льготу по оборотному налогу для его инвесторов (участников).

Главной целью ИНТЦ я бы назвал прежде всего организацию финансового механизма, создающего устойчивый приток в регион инвестиционных ресурсов, что обеспечивается путем предоставления налоговых, таможенных и социальных преференций юр/лицам, зарегистрированным в качестве участников ИНТЦ, вставшим на налоговый учет в Республике Алтай и получившим экономию средств при налоговом планировании, в соответствии с действующим федеральным законодательством.

Еще одной решаемой ИНТЦ задачей, кроме привлечения в регион инвестиционных ресурсов, будет обеспечение условий для расширенного воспроизводства экономики, а также создание развернутой научно-технологической, внедренческой и производственной инфраструктуры, с целью привлечения экологически ориентированных технологий, применение которых позволит обеспечить практическую реализацию «инновационного» сценарного варианта развития региона.

Необходимой правовой основой для создания такого инновационного НТЦ в Республике Алтай является самый «свежий» пакет уже действующих федеральных законов,  в том числе ФЗ №216-ФЗ (в ред. ФЗ от 29.12.17 №455-ФЗ; от 04.06.18 №131-ФЗ)  «Об инновационных научно-технологических центрах и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» и в дополнение к нему ФЗ от 30.10.18  №373 «О внесении изменений в части первую и вторую Налогового кодекса Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "Об инновационных научно-технологических центрах и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации"».

Потенциальная инвестиционная емкость проекта оценивается в 70-100  млрд. руб.; количество созданных новых рабочих мест - около 5 тысяч; налоговые доходы, по окончании инвестиционной части проекта - более  4 млрд. руб./год. Комментарии, как говорится, излишни.

Соглашусь с А.Кучигашевым в той части его статьи, где он размышляет о кадровом вопросе. Действительно, без создания в Республике Алтай, исторически не имеющей собственной базы подготовки инженерно-технических специалистов, работающего механизма трансфера инвестиций и технологий, а по мере формирования кадрового потенциала ещё и научно-технологических знаний, говорить о переходе нашего региона к практической реализации «инновационного» сценария социально-экономического развития, призванного обеспечить ежегодный рост ВРП от 5,5 до 7%, было бы как преждевременным, так и совершенно необоснованным. Именно эту задачу призван решать (в том числе) будущий ИНТЦ.

В целом же появление эколого-экономического механизма, который целесообразно возродить и активизировать в Республике Алтай на новом этапе ее развития, можно охарактеризовать как прообраз модельной горной территории, реализующей принципы экологически устойчивого развития, обеспечиваемые функционированием системы экологического управления и мониторинга, где должен быть создан особый режим осуществления предпринимательской и иной деятельности.



Можно прогнозировать, что предлагаемая деятельность на территории Республики Алтай, имеющей статус эколого-экономического региона, позволит в долгосрочной перспективе — после принятия ФЗ «О развитии эколого-экономических регионов в Российской Федерации» — стать пилотным проектом и за счет использования преференциальной системы привлечь долгосрочные инвестиции в развитие экономики депрессивного субъекта, получить бесценный опыт достижения целей преодоления фактора дотационности и обеспечения экологически устойчивого социально-экономического развития отдельно взятой горной территории.

Приоритет экологических ценностей, сложившийся в Республике Алтай, при учете ее геополитического положения на стыке границ четырех сопредельных государств (России, Китая, Монголии и Казахстана) позволяет внести в дальнейшем в повестку дня стран - участниц ШОС вопрос об общем экологически устойчивом развитии Большого Алтая, опирающемся на внедрение технологий «зеленой» экономики.

Всё, о чем здесь было сказано, целиком и полностью находится в контексте целевых установок совсем недавно подписанного Указа Президента РФ «О национальных целях развития Российской Федерации на период до 2030 года». Сам факт появления Указа обусловлен принятыми недавно конституционными поправками, разворачивающими вектор будущего развития государства от зависимого, либерального, рыночного и капиталистического — к суверенному, консервативному, социально ориентированному и конвергентному. Опыт Китая многому учит не только нас — это теперь достояние всей мировой экономики.

Хотелось бы верить, что усилия в реализации новых задач не потребуют от региональной власти длительного времени для принятия решения об организации механизмов перевода экономики республики в режим инновационного развития, а оптимальный вариант достижения целей, поставленных нынешними обстоятельствами, будет найден уже в течение текущего 2020 года. В этом смысле новая статья А.Кучигашева о «горизонтах индустриализации» представляется мне своевременной и актуальной, хотя высказанные в ней идеи требуют большей конкретики.

Не будем забывать, что грядущие долгосрочные вызовы, связанные с нарастанием международных санкций, а также перспективой развития рецессии в стране, которая неизбежно возникнет вследствие обрушения глобального спроса и разрушения цепочек экономических связей, вызванного борьбой с эпидемией коронавируса, не предоставляют Правительству региона времени на длительное раскачивание, становясь определяющим фактором стимулирования его административной активности.

Об авторе: доктор экономических наук, академик РАЕН, министр экономики в правительстве М.И. Лапшина, автор ряда программ социально-экономического развития Республики Алтай, эксперт АСИ РФ в РА.

Фото: photocentra.ru, altai-republic.ru, 04.мвд.рф

Добавить комментарий


Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?