Накануне встречи в Кремле был визит на Алтай

Николай ВИТОВЦЕВ
26.02.2020

Просмотров:

3316



На прошлой неделе в правительстве РА прошла встреча с генеральным консулом Кыргызской Республики в Новосибирске Калдарали Маматалиевым, посетившим наш регион с официальным визитом. Среди выступивших на встрече – известный алтайский поэт, историк и общественный деятель Бронтой БЕДЮРОВ. С его точки зрения, это событие, происходящее 27 февраля, перед объявлением перекрестного года России и Кыргызстана, имеет особое значение.

Новое — это всегда хорошо забытое старое, напомнил Бронтой Янгович участникам встречи. Десять лет назад делегация Республики Алтай уже побывала в Таласской области Кыргызстана, и еще тогда между Горно-Алтайском и областным центром этой области были установлены побратимские отношения. Это по поводу нынешних инициатив, направленных на «расширение связей». Понятно, что у нас в РА было тогда другое правительство, и в Новосибирске еще не было генерального консульства, но работа шла уже тогда, и забывать об этом нам не следует.



Реальные результаты по тем договоренностям, которые были достигнуты десять лет назад, содержались в выступлении ректора Горно-Алтайского университета Валерия Бабина (на снимке) перед участниками встречи. В нашем университете за это время прошли обучение более пятисот студентов из Кыргызстана. А много ли студентов направила за это время Республика Алтай в вузы Бишкека и других городов дружественной нам страны? Ни одного… «Эту ошибку надо исправлять», - призвал Бронтой Бедюров собравшихся и напомнил, что в Кыргызстане чувствуется острая нехватка переводчиков с литературного алтайского языка. В 60-х годах там работал один профессор, но он не оставил учеников, и можно сказать, что специалистов по алтайскому языку там больше нет.

И точно так же у нас, в историческом центре Алтайской цивилизации, которая открывается всему миру благодаря инициативам Бишкека, тоже нет специалистов по кыргызскому языку. Ситуация парадоксальная, если учесть, что кыргызы — это истинные сибиряки, если говорить об их исторической судьбе, зная, что именно этот народ из всех центрально-азиатских ближе других к алтайцам. У нас в Сибири много кыргызов, имеющих российское гражданство. В 2017 году в Бишкеке и на Иссык-Куле произошли события, которые до сих пор не получили должных оценок в Республике Алтай и Хакасии. Говоря об этом, Бронтой Янгович напомнил, что всё это время он продолжал работу на посту директора института Алтайской цивилизации по предложению кыргызской стороны, и пора бы уже начать двустороннее движение на этом направлении.



Культурная и интеллектуальная жизнь в нынешнем Кыргызстане буквально кипит, иного слова Бронтой Бедюров не может подобрать. Не так давно в столице Хакасии проходили торжества по случаю открытия новой авиалинии Бишкек—Абакан. Казалось бы, такое событие должно вызвать живой интерес со стороны властей Республики Алтай. «Но наших там не было», - с удивлением рассказывал Бронтой Янгович. Он полагает, что нам тоже необходимо налаживать авиасообщение со столицей Кыргызстана, а может, и с аэропортом Тамчы на берегу Иссык-Куля. Авиарейс из Бишкека через Горно-Алтайск на Абакан и обратно мог бы тоже работать на «расширение связей».

Мир вокруг нас стремительно меняется, и нам пора уходить от застарелых представлений и старых догм. Мы продолжаем говорить о «енисейских кыргызах», тогда как Бишкеком уже предложена новая доктрина Алтайской цивилизации. Родина богатыря Манаса — Алтай, и это означает, что пора говорить об «алтайских кыргызах». Но привязывать место его рождения к какому-то конкретному логу, урочищу или озеру было бы опрометчиво. Кыргызские захоронения сосредоточены в районе Улангома, на территории современной Монголии, а это значит, что всё пространство Алтая было для кыргызов прародиной.



Время встречи в столице Республики Алтай выбрано на редкость удачно, продолжил далее Бронтой Бедюров. За десять дней до исторической встречи в Кремле, назначенной на 27 февраля, мы определили перспективы дальнейшей работы, нашли точки пересечения интересов, и впервые формат общения благодаря вице-премьеру правительства РА Алексею Тюхтеневу (на снимке справа) получился максимально развёрнутым. Представители сибирского генконсульства КР выслушали всех наших министров, предложения интересны и в чем-то даже непредвиденны для кыргызской стороны. А каковы впечатления гостей от нынешнего посещения Алтая? Бронтой Бедюров сопровождал дипломатов в их поездке по республике, внимательно выслушивал их просьбы и пожелания, поэтому слово опять-таки ему:

— В Сибирском федеральном округе наконец-то открыто ген. консульство Кыргызстана, о чем я начал впервые говорить более десяти лет назад, - с удовлетворением отмечает Бронтой Янгович. – Это произошло осенью прошлого года, и особенно радует, что генеральный консул Калдарали Маматалиев испытывает к нашей республике особые чувства. Он бывал у нас на Алтае, до этого работал в Узбекистане, в центральном аппарате МИДа в Бишкеке. Я представляю, какую радость он испытывал, когда получил назначение к нам, в Сибирь. Такие просторы и такие перспективы для совместной работы…



Из нашего общения я выяснил, что в одной только Новосибирской области сейчас живут и работают около 80 тысяч граждан Кыргызстана – всех национальностей, как я думаю. Мы говорили также о нынешних переменах в Узбекистане, о том, что власть много выигрывает, когда ее ряды пополняются гуманитариями. В свое время я был хорошо знаком с узбекскими поэтами и писателями, занимающими сейчас видные посты в руководстве, и в Кыргызстане во многом сходная ситуация. Именно гуманитариями была предложена новая идеология государства, в основе которой — общечеловеческие ценности эпоса «Манас».

Гуманитариям свойственно диалектическое мышление — в отличие от «узких специалистов», живущих одним днем. Гуманитариям ближе и понятнее особенности освоения Кыргызстана, начатого не из центральной России — а от нас из Сибири, точнее, из Томской губернии. Россия пришла к берегам Иссык-Куля с востока — в этом исторический парадокс и, может быть, даже феномен миграционной политики Царского двора. Вот почему обращение взоров нынешнего Бишкека в сторону Сибири вызывает с нашей стороны ответный интерес.

Скажу больше, гуманитариев у нас во власти в лихие 90-е годы не было вообще. В то время даже не задумывались: что за человек идёт во власть, каков уровень его кругозора? И в этом смысле я с большим интересом наблюдаю за всем, что происходит у наших друзей в Кыргызстане — там умеют «переварить» чужое на свой лад, умеют переиначить передовые идеи таким образом, чтобы они стали понятны и близки для народа. Мне стоило больших трудов разъяснить в Бишкеке, что сам по себе памятник Манасу для укрепления наших связей особого значения иметь не будет. Установленный в Москве памятник Абаю что-нибудь даёт жителям нашей столицы? А вот если мы будем говорить о создании культурно-исторического центра, в рамках разработанной доктрины Алтайской цивилизации, то с этого начнётся живая работа — ни в коем случае не музейная, а повседневная научно-исследовательская работа с участием всех алтаистов.

Если всерьез говорить о гуманитарном принципе, который способен в корне изменить взаимоотношения народа и власти, то нам никак не обойти своим вниманием мастеров искусств. Со школьных лет нам привычна картина Виктора Васнецова «Три богатыря». А ведь это — будущая идея евразийства, идея триединства славян, тюрков и угро-финнов. Нам кажется: так оно и было, три богатыря именно такими и были в реальной жизни. Но это — только идея, только образ, который рожден творческой фантазией художника. Примерно то же самое я вижу сейчас в Кыргызстане, когда мастера искусств приближают образ Манаса, героя эпических сказаний, к реальной жизни.

В Саха-Якутии я вижу: где-то уже совсем рядом образ Эллэя — первопредка наших дальних сородичей. И я не сомневаюсь, у них это получится так же хорошо, как с театром «Олонхо» Андрея Борисова. А у нас? Богатырь Ирбизек тащит на себе коня — и что из этого? Зачем он его тащит, куда тащит? Борцам и кикбоксерам такой богатырь, возможно, и нравится. Но я обращаюсь к художникам, к деятелям искусств: неужели во всём алтайском эпосе нет такого героя, который смог бы всех нас объединить — как образы Манаса, Эллэя, Ильи Муромца?



Почему ничего не говорит наша наука? Исследователь Алтая и Центральной Азии Г.Н. Потанин еще в 1879-1880 гг. в «Очерках Северо-Западной Монголии» рассказал о Харгас-Норе, о кыргызских могилах в районе Улангома — а мы до сих пор привязаны к советскому изобретению в виде «енисейских кыргызов». Кому мешает теория единого происхождения кыргызов, вынужденных находить в разные периоды исторического развития свою родину на Енисее, в Улангоме, у нас на Алтае, в горах Тянь-Шаня, в далеком уезде Фуюй, в Тарбагатае? У нас даже сеоки, диалектные особенности, обряды и обычаи, исторические легенды и предания — одни и те же. Зачем искать прародину кыргызов в Чемальском районе, замыкать ее на каком-то безымянном озере и сознательно отсекать при этом весь Алтай?

Мы любим говорить в последние годы о Гуркине. А что реально делаем для того, чтобы увековечить его память? Я понимаю: кому-то выгодно, чтобы вся его деятельность осталась в прошлом. Но время пришло. Нам рано или поздно придется соглашаться с Григорием Ивановичем и признавать: да, размещение областного центра в Улале было временным. Бийский совдеп помешал началу строительства нового города в районе Соузги. А что же мешает нам сегодня вернуться к его идее и вынести учреждения и ведомства, министерства и разные структуры из бывшей Улалы на территорию «Жемчужины Алтая»? Это ведь та самая земля, о которой говорил Г.И. Гуркин.

Новый город мог бы расположиться по обе стороны Катуни, в районе Айского моста. Столько денег уже потрачено на создание современнейшей инфраструктуры, и мне не хотелось бы думать, что всё это – напрасно. Именно там — на территории города, о котором мечтал Григорий Иванович — я вижу будущий культурно-исторический центр, который мы начнем создавать при участии Кыргызстана. И там же будут другие офисы и учреждения, которые откроются для истинных друзей Алтая со всего света.

Туристско-рекреационная зона, о которой мечтало чиновничество, должна быть совсем другой. Если к нам придут инвесторы из Татарстана и Саха-Якутии, из Азербайджана и Кыргызской Республики, из других регионов России и зарубежных стран, которым близки идеи Алтайской цивилизации, идеи постиндустриального развития, то это как раз и будет «особое значение Алтая», о котором так любят рассуждать далеко за его пределами. Многим хотелось бы видеть нашу территорию «общим домом», но, наверное, пришло время подумать и о том, как живётся в этом доме его хозяевам.

В Кыргызстане лучше нас понимают истинное значение Алтая, считает Бронтой Бедюров. И, понимая это, наши друзья из Бишкека выходят на межгосударственный уровень общения. Важный год наступает для нас — год Белой Мыши, с которого начинается новый 60-летний цикл. Мы долго тянули все эти годы большую Репку, но никак не могли ее вытянуть. Давайте не забывать древнюю притчу о мышке, которая вовремя пришла на помощь.

Фото: altai-republic.ru



Метки

Семен Зубакин 29.02.2020 в 01:49 # Ответить
Бронтой Янгович "в своей тарелке" и на высоте.
Семен Зубакин 29.02.2020 в 02:03 # Ответить
Должны быть люди со взором, устремленным ввысь и далеко вперёд. Там, в вышине и вдалеке, они зажигают маяки. И мы, блуждающие в темноте, медленно и долго идём на их свет. И приходим через десятки или сотни лет. И без них, зажигающих маяки, нам бы некуда было идти.
Семен Зубакин 29.02.2020 в 03:36 # Ответить
И если даже мы идём не прямой, а извилистой дорогой, и не приходим точно туда, куда нам указали, то всё равно мы оказываемся выше и дальше.
Я это о стратегии. Бронтой Янгович имеет стратегию в культуре. Главе Республики необходимо иметь стратегию общего развития и продвижения вперёд. У Хорохордина О. стратегии не усматривается. Вместо неё мелкое приседание с коленцами перед обывателями-избирателями, потакание обыденным потребностям. По сути - обман.
Не было стратегии у Лапшина М. и Бердникова А.
Конечно, закономерен вопрос: а разве была какая-либо стратегия у Зубакина С.
Отвечаю - была. Только её в упор не видели голодные и холодные. Они желали одного, чтобы Зубакин С. пятью хлебцами накормил весь народ. И он работал над этим.
И у него была стратегия. И он работал над её реализацией.
Когда то в древности не было границ, но был Большой Алтай. Сейчас это природные и духовные пространства Российского, Монгольского, Китайского и Казахского Алтая. И стратегия заключалась в том, чтобы максимально объединить и создать новый Большой Алтай. В новых реалиях. С существующими межгосударственными границами, но без непреодолимых барьеров для культуры и хозяйственной жизни народов Большого Алтая. Мною велась работа с Минприроды России, с монгольскими, китайскими и казахскими представителями по созданию трансграничного природного резервата. Сейчас эта идея далеко не в полной мере, но реализована. Мною велась совместная работа с властями России (Минтранс России, Минэкономращвития, Таможенная и Пограничная служба), центральными и аймачными властями Монголии по реконструкции Чуйского тракта, Пограничного перехода в Ташанте и строительству "Дороги тысячелетия" в Монголии. Я даже в ближайшем приграничье открывал вместе с примьер-министром Монголии Энхбояром памятный знак начала "Дороги тысячелетия". Несколько раз встречался с губернаторами трёх западно-монгольских аймаков и с примьер-министром Монголии. Были подписаны соглашения по многим направлениям сотрудничества, по которым велась реальная работа.
Выезжал в Алтайский округ Китая, где вел переговоры с губернатором округа. И этот же губернатор приезжал к нам в Республику. Вместе с Минэкономразвития России, Минтрансом России и Газпромом прорабатывался вопрос одновременного строительства дороги и газопровода на Китай. Продвигались вопросы придания Горно-Алтайскому аэропорту статуса международного для полетов в Урумчи. Развитие межрегионального- межгосударственного туризма. И т.д. и т.д.
С Минтрансом России начали строить дорогу Черга - Талда - Карагай - граница Казахстана. Встречался с акимом Внсточно-Казахстанской области, беседовал с президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым.
Хотели связать монгольских казахов с Казахстаном посредством дороги через Республику Алтай. Решали вопросы поддержки Кош-Агачских казахов со стороны Казахстана. И т.д. и т.д.
Это была продуманная стратегия по реализации преимуществ геополитического положения Республики Алтай. Стратегия как минимум на несколько десятков лет вперёд.
И она начала реализовываться в конкретных направлениях. Например в строительстве дороги на Казахстан, в реконструкции пограничного перехода в Ташанте и предании ему статуса трехстороннего перехода. Выделили деньги на изучение трассы газопровода (Газпром) и дороги на Китай (Росавтодор). Ну и ещё много разного. Первый раз организован отдых детей из Монголии в детских лагерях отдыха Республики Алтай.
Правительство Монголии выделило для РА квоту на закупку в Монголии 20 тыс. голов живого КРС. Минсельхоз России решил вопрос о выделении денег на достройку цеха по изготовлению тушёнки на Соузгинском мясокомбинате и о передаче на мясокомбинат оборудования для консервов с другого региона. И мы готовились перерабатывать скот из Монголии. Но все это было прикрыто по известным причинам после того, как М. Лапшин стал Главой РА и развязал вражду с министром сельского хозяйства России.
Многое делалось в части реализации этой стратегии.
И увы, с 2002 года Республика Алтай не имела ни этой, ни другой стратегии.
Жорж Милославский 10.03.2020 в 09:52 # Ответить
дорога
"...с Минтрансом России начали строить дорогу Черга - Талда - Карагай - граница Казахстана..." - а когда это было? В каком году начиналось это строительство? Что было конкретно сделано?
Зубакин Семён 20.12.2020 в 21:15 # Ответить
Догадайся сам.
Не с первого раза, хотя бы с трёх - догадайтесь, когда это было. Начало строительства дороги на Казахстан. Пользоваться интернетом умеете. Наберите в поисковике "Семён Зубакин" и будет Вам счастье. Вы узнаете когда Зубакин С. был Главой Республики Алтай. Удивительным образом комментируемый Вами текст содержит изложение того, чем занимался Глава Республики Алтай. Среди прочего занимался и строительством дороги на Казахстан. И так, поисковик Вам укажет, когда Зубакин С.И. был Главой РА. Ну, а далее недолго сообразить и про дату строительства дороги.
Семён Зубакин 07.04.2022 в 17:52 # Ответить
О дороге на Казахстан.
Что конкретно сделано?
Дорога на Казахстан это трасса: Черга - Барагаш - Усть-Кан - Сугаш - Абай - Карагай - граница Казахстана.
Был построен мост через реку Кокса по направлению на Карагай. Расширялась трасса от Черги в сторону Барагаша, строились мосты через речку в ущелье по направлению от Черги к Барагашу.

Добавить комментарий


Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?



Алтай Туркластеры Каракольские озера СВО Донбасс VIP-туризм Греф Евтушенков Олег Царев Хорохордин Мир Дикого Запада Охотничий туризм Коммерческая охота Сход в Чемале Германия ЛГБТ Налоги в Гемании Доступная земля Фермеры Республика Алтай Президент России Сидик Афган Год Крысы Олег Хорохордин Кооперация Община Цифровой лагерь Алтайские старообрядцы Долголетие Спецоперация Годовщина СВО Пятая колонна Компрадоры Пчеловодство Алтайский мед Продукция пчеловодства Сон на пчелах Телецкое озеро Артыбаш Манжерок Шантарские острова Блудный сын Люди и звери Гагарин ВКС России Украина Владимир Егуеков Людмила Алтунина ФБА КБ Сухого Елена Блиновская Юбилей на Алтае Марафон желаний Киркоров Лерчек Собчак "Звери" АО МММ Горно-Алтайск Тугая Экологическая столица Владивосток DNS Парк Нагорный Олигархи на Алтае Олигархи Сибирские ГЭС Штаб по национализации энергетики Земельный вопрос Башкортостан Захват земли Золотодобыча Достопримечательности Экология города Горно-Алтайский театр Туризм Кластеры Алтайские традиции Социальный взрыв Павел Иванов Амаду Мамадаков Буддизм Лотосовая сутра Белая вера Виталий Уин Дзюдо Самбо Трудные подростки Дети-герои