На кого работает правительство Дмитрия Медведева?

Николай Витовцев
18.02.2015

Просмотров:

3798

В ПРОШЛОМ ГОДУ «сибирский Давос» проходил за неделю до украинской революции. «Россия 2014: стагнация или новая модель роста?» - такой была тема прошлогодней конференции под эгидой филиала «Фонда Фридриха Науманна за свободу» в Российской Федерации. События минувшего года показали: выбирая стагнацию, нынешние российские власти решили продолжить движение по «особому пути». Тема нынешнего обсуждения на «Турсибе» снова была конкретной: «Россия 2015: санкции, торможение, поворот на Восток».

Перечитывая сборник материалов прошлогодней конференции, ее организатор Владимир Рыжков был потрясен, «насколько серьёзно изменилась страна за этот год». Мы не могли предвидеть украинские события, сказал он, и ведущие экономисты отказывались верить в то, что курс рубля по отношению к доллару может превысить 37. И хотя наше население было уже закредитовано выше некуда, нам пытались внушать, что рубль будет только крепнуть. Деньги уходили в финансовые структуры, экономика встала ещё год назад, а мы продолжали искать «особый путь».

В своих прогнозах либералы предупреждали: при расходовании 55% ВВП на заработную плату не может быть речи ни о каком развитии. Ориентироваться только на нефть и газ в то время, когда ведущие экономики сориентированы на «сланцевую революцию», - всё равно что держаться за ворошиловскую кавалерию с появлением первых танковых бригад. Продолжая курс на развитие «сырьевого капитализма», нынешние власти загнали экономику в состояние спада – и выходом из тупика (чтобы отвлечь на какое-то время наше внимание) стал «крымский бросок». В этом нет ничего нового, маленькая победоносная война всегда воспринималась верной панацеей от экономических бед.

«Вы приобрели Крым, но потеряли Украину», - подвел итог прошлогоднему блиц-кригу вице-президент Европарламента Александр Ламбсдорф (на втором снимке). Ему возражал директор Центра комплексных европейских и международных исследований факультета мировой экономики и мировой политики НИУ - ВШЭ Тимофей Бордачёв: мнение европейцев в наше время не может быть определяющим. Идёт процесс размывания глобализации, и, например, работа Евразийской экономической комиссии показывает, что все страны-участницы будут представлены в ней на равных.

«Нас хотят победить», - настаивал Тимофей Вячеславович, имея в виду политику США на украинском направлении. Он приводил опыт Индии и Китая, которые работают над усилением собственных расчетных систем; это нормальная реакция на те вызовы, которые несет глобализация, и, как он считает, значение регионализации будет только возрастать. Да, в политике нашего руководства наблюдается «поворот на Восток», но в нынешних условиях это нормально. Времена, когда российская экономическая элита пресмыкалась перед Западом, теперь в прошлом. Мы учимся на равных разговаривать с такими партнерами, как Казахстан, Монголия, Кыргызстан, Турция, и эта география будет только расширяться.

В УСЛОВИЯХ регионализации будет возрастать значение «новых столиц» на карте нашей страны – кроме Москвы это будут, например, Новосибирск, Красноярск, Владивосток. Россия не может быть ориентирована в своих экономических связях только на Евросоюз, и в этом смысле экономические санкции со стороны стран Запада – бесперспективны. Настоящим прорывом Т.Бордачёв назвал расширение экономических связей с Китаем, в наших отношениях больше нет комплекса «старшего брата», мы равноправны, и нравится это Евросоюзу или нет, но наше будущее – на Востоке.

Такой ориентир нынешнего руководства страны был бы понятен, рассуждал управляющий «Diamond Age Capital Advisors» Вячеслав Рабинович (на третьем снимке), но нам нужно трезво смотреть на те ориентиры, которых придерживается Китай. Мы участвуем в военных действиях на Украине, оправдывая это тем, что боремся против Америки. Хотя на самом деле Крым понадобился нашим властям только для того, чтобы скрыть коллапс, который начинался в 2008 году. Можно и дальше продолжать свои попытки списывать всё на Америку, но давайте смотреть правде в глаза: сотни тысяч китайских студентов учатся в США. По самым скромным прогнозам, около 20 миллионов китайцев (американизированных, по нашим понятиям) будут определять вектор дальнейшего развития своей страны. «Мы завидуем Китаю, - заметил В.Рабинович, - но не хотим видеть того, что Китай (в отличие от нас) вовсе не противится глобализации, и он не антагонизирует с Америкой».

В чём была главная ошибка нынешнего руководства России? Все эти годы мы гнали на Запад одни только энергоресурсы и даже не пытались скрывать своих намерений – посадить страны Запада на «энергетический крючок» и, добившись этого, заставить их жить под нашу диктовку. Зачем же так? Надо было предвидеть, что возможна не только «сланцевая революция», но и переход на биотопливо, на качественно новые источники энергии. А мы так и остались со своей нефтью в конце XIX века.

Владимиру Рыжкову показалось, что его коллега Т.Бордачёв озвучил на конференции «правду Путина». Для всех очевиден нынешний поворот в сторону от планов строительства «общеевропейского дома», которое начиналось при Горбачёве. Перспективы развития России – только в Европе, уверен сотрудник экономического отдела посольства Германии в РФ Николаус Витцтум (внизу слева), и единое экономическое пространство от Лиссабона до Владивостока рано или поздно будет реальностью.

Немцев беспокоит, по словам парламентария А.Ламбсдорфа, что рынок Евросоюза (крупнейший в мире на сегодняшний день) может потерять Россию. По их прогнозам, падение российской экономики в 2015 году ещё на 2,9 процента уже неизбежно. Отток капитала из России, вызванный украинскими событиями, превысил $151 млрд. Плюс к этому цены на нефть, падение рубля и (соответственно) падение покупательской способности населения – вот что страшно для нынешней России, а вовсе не санкции со стороны Запада. И тем не менее он тоже смотрит в будущее с оптимизмом: единое экономическое пространство от Ванкувера через Лиссабон до Владивостока так же реально, как и союз России с Европой.
Владимир Рыжков дополнил: импорт в Россию из стран Евросоюза сократился в 2014 году на 40 процентов, и нынешние власти всё глубже загоняют страну в изоляцию, лишая товаропроизводителей самых новейших технологий, а население теряет доступ к качественным товарам, медикаментам, туристическим поездкам и отдыху за границей.

 

ПОСТОЯННЫЙ участник конференций в рамках «сибирского Давоса» экономист Евгений Гонтмахер (на снимке справа) обратил внимание собравшихся на неуклонное нарастание региональных долгов. Выстроив сомнительную «вертикаль власти», её идеологи озабочены в первую очередь повышением чиновничьих окладов. Но за счёт чего? Властям казалось, что «нефтяной бум» будет вечным – а вместо этого сырьевая экономика встала ещё в 2013 году. «Будут ли у нас реформы? – задался он вопросом и сам же на него ответил: - Неизвестно».

Мы должны быть готовы к тому, что 7-8 лет (а скорее всего даже 10) никакого развития в отечественной экономике не будет. До тех пор, пока у нас есть позиция Одного Управленца (который всё знает), какие-либо изменения невозможны в принципе. Да, сейчас Крым наш, но одно только отключение от SWIFT может привести к падению ВВП в пределах 2%. Мы сейчас на уровне Венесуэлы, считает экономист Е.Гонтмахер, где при входах в магазины стоят военные с автоматами наперевес и строго следят за ценниками на витринах. И у нас скоро начнутся всякие «рейды».

У нас сейчас 15 миллионов работающих в бюджетной сфере. Экономические авантюры последнего времени дадут как минимум 2 миллиона безработных – чтобы хоть как-то «выровнять» эту сферу. У нас был пик «нефтяного расцвета» в 2005-2007 годах, мы не знали, куда девать нефтедоллары. А хотя бы одно производство мирового уровня в это время появилось?

В прошлом году инфляция достигла 15-20 процентов. Люди теряют в заработках, они вынуждены отказываться от новых стандартов жизни, к которым привыкли в последние 5-10 лет. Но ради чего отказываться? Этот вопрос всё чаще возникает в ходе разных обсуждений. Вполне возможно, что Россию ждёт какой-то «особый путь». Но политические реалии последних десятилетий очевидны: есть опыт Турции, выбравшей «европейскую модель», и там сейчас стремительно растёт средний класс – а с другой стороны, есть опыт Исламского государства. Если мы не начнём реформироваться, считает Е.Гонтмахер, то перспектива у нас только одна – большое захолустье, под транспортные коридоры между Востоком и Западом.

ИНОГДА слышны разговоры о преимуществах так называемой «энергетической державы». После сланцевой революции эти разговоры уже несерьёзны. Директор Института энергетической политики Владимир Милов (на снимке) напомнил о наших долгах перед странами Запада. В 2004 году мы были должны западным банкам $78 млрд – а в июле прошлого года сумма этих долгов достигла уже $700 млрд. Таков долг российского бизнеса европейским банкам. Вот и выходит, что всё это время мы росли на дешёвых западных кредитах. А теперь пришло время их отдавать. И структуры, особо приближенные к Кремлю, хотели бы ещё раз (как в 2009 году) закрыть свои долги за счёт государства. А денег у государства нет, и в обозримом будущем их не будет.

Бизнес у нас задавлен. Кроме непомерных налогов это ещё и нехватка импортного оборудования, сверхдорогие кредиты в «родных» банках, но самое страшное – это всеобщее безденежье. Когда говорят, что у нас «хорошие налоги», надо сравнивать их со странами Африки и Южной Америки – чтобы удостовериться: 50% налогов на прибыль – это на уровне Южной Америки; в странах Африки гораздо лучше.

Ни о каком импортозамещении говорить не приходится. Кроме кредитов по товаропроизводителю бьют цены на ГСМ, электроэнергию, арендные платежи, и при этом – издевательские закупочные цены, например, в сельском хозяйстве. Наше правительство делает всё для того, чтобы вместо европейских стран запустить на наш рынок продовольствие из Бразилии, Аргентины, Китая… На этом фоне заметно оживились импортёры в Белоруссии, Казахстане. Возникает вопрос: а на кого работает правительство Дмитрия Медведева?

Мы наблюдаем системный кризис так называемых госкорпораций. Это кризис той модели, которая закладывалась у нас 15 лет назад. Корпоративная экономика оказалась в западне – об этом говорили многие участники конференции. Тимофей Бордачёв возражал: в начале «нулевых» годов мы были вынуждены пойти на такой шаг, чтобы спасти страну от развала. Наоборот, такая «вертикаль» привела ко всему, что мы видим сейчас – это мнение высказал Е.Гонтмахер. «Идёт потеря управляемости», считает он, потому что власти не владеют реальной ситуацией, а государство «силовиков» способно лишь к одному – сажать тех, кто думает и действует иначе. Ему непонятно: указы президента в области экономики – это что?

Весь российский бюджет – это $90 за баррель и 37 рублей за доллар. А это уже не так. И потому никакого бюджета-2015 у нас нет, мы будем принимать его где-то в апреле. Власти вписывали 5% роста ВВП в своих планах на 2016-2020, но в 2015-м будет, к примеру, падение на 2,9%. Что можно придумать в таких условиях, кроме Крыма? «Стратегия 2020 – документ хороший, - согласился Е.Гонтмахер. – Но всё делается наоборот».

 

ПРОДОЛЖАЯ эту же мысль, Владимир Милов обозначил главную задачу, стоящую сейчас перед отечественной экономикой, предельно просто: демонополизация. Наш внутренний враг – монополии. Прежде чем начинать реформы (а они давно назрели), надо разрушить монополии и создать конкурентную среду. И точно так же в политической системе страны надо срочно ликвидировать монополию «Единой России» на власть, отменить все эти «муниципальные фильтры» и прочую галиматью, над которой смеётся весь мир. Альтернативы есть. И люди давно готовы к честным, настоящим выборам.

После того, как в России осенью 2011-го случилась рокировка с участием Путина и Медведева, на Западе все поняли: это надолго. Флориан Виллерсхаузен, журналист из германской «Экономической недели» (на снимке слева), рассказывал о большом разочаровании, которое испытывали на Западе после этой рокировки. Такое невозможно в условиях демократии. И так совпало, что рокировка случилась всего лишь за полтора года до украинских событий. К этому всё шло, начиная с осени 2011-го, и на конференции в Горном Алтае Ф.Виллерсхаузен увидел для себя причины нынешних украинских событий.

И даже если брать «золотую пятилетку» 2000-2005 годов, когда отечественный ТЭК достиг небывалых успехов на международном рынке, ещё раз напомнил Владимир Милов, то 90 процентов капиталов было сосредоточено в то время в частном секторе. А потом – разгром ЮКОСа, торжествующий Сечин, безудержно счастливый Миллер… История с «Башнефтью» была лебединой песней свободного предпринимательства. По вине наших «государственников» одной только Словакии подарены $4 млрд в связи с украинскими событиями. Нашим «государственникам» выгодно просто осваивать деньги и меньше всего думать о развитии.

Продажи газа на внутреннем рынке России упали в последние 7-8 лет на 100 млрд. кубометров. «Дороже и меньше!» - этим лозунгом руководствуется, увы, не один только «Газпром».

А в далёкой Америке газ тем временем дешевеет. Нашим властям выгодно привязываться к «европейским ценам». А почему бы не рискнуть, не бросить новый лозунг «Догнать и перегнать Америку»? Хотя бы в ценах на газ.

Фото автора, А.Черданцевой и пресс-центра «Сибирского Давоса 2015».

Добавить комментарий


Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?