Горно-алтайский профессор о лицемерии евразийцев

Алексей КАРЕЛИН
01.02.2020

Просмотров:

774



Мы сейчас снова на пороге каких-то перемен, и готовятся они где-то в тайных коридорах власти. Судьба новой Конституции практически решена, и это воспринимается подавляющим большинством с полным безразличием. Почему у нас так происходит, и где искать корни нынешней «государственности»? Павел Алексеев — профессор Горно-Алтайского университета, известный в научном мире по книгам «Концептосфера ориентального дискурса в русской литературе первой половины XIX века…» и «Ф.М. Достоевский и Восток» — около 20 лет изучает «восточный вопрос». Какое место занимал этот вопрос в русской литературе и общественной жизни России XIX века? По этой теме профессор из Горно-Алтайска читает лекции в России и за рубежом.

В интервью интернет-газете «Реальное время» Павел Алексеев говорит, что Россия оказалась слишком огромной для того, чтобы быть Западом. Он приводит пример из русской сказки «Теремок», когда мелким зверям в нем было удобно, но появился медведь — и всё развалилось. Так и с хрестоматийной формулой Запад — Восток. Европейцам она нужна для внутреннего употребления, тогда как Россия в ней никак не прописана, в «теремке» места для неё нет.

Профессор беспристрастен, когда говорит о «восточной деспотии, пронизанной рабством, страхом и тотальным бесправием» — и это всё о нас. Будучи доктором филологических наук, Павел Алексеев видит в тютчевском постулате «умом Россию не понять» всего лишь отчаянную попытку преодолеть западническую схему, в которой нас нет, и новую попытку соорудить «неуклюжий треугольник» Россия — Запад — Восток, тоже безуспешную.

Упомянутый тютчевский постулат давно уже стал общероссийским мемом. А кто читал его стихотворение «Русская география»? Да, можно питать свой кругозор «вечерним Соловьёвым» и не знать того стихотворения, в котором предвосхищены все нынешние теле-шоу. И можно не читать «Дневник писателя», который Достоевский издавал во второй половине 1870-х годов, и не задумываться над тем, что так называемые «восточные образы» в нашей литературе — это для Европы, для ее культурного, политического и идеологического наследия.

А что же нам? Где искать корни нынешней «державности»? Всё там же, полагает профессор Павел Алексеев: в образах, которые хранит для нас отечественная классика. Крестьян, которые выведены Николаем Лесковым в рассказе «Загон», отличает не просто чудовищная темнота и невежество, но и то, что они «патологически противостоят любому просвещению и любой цивилизованности». Они отказываются жить в просторных каменных домах, которые построены для них добрым и заботливым помещиком, им привычнее прозябать и дальше «аки обры и дулебы образом звериным». У автора рассказа вся Россия — загон для скота, где нет никаких условий для рождения европейской нации.

Наш человек в представлениях русских классиков отдалён от Европы так же бесповоротно, как и восточный. Был, правда, короткий период в первой трети XX века, когда евразийство виделось его идеологам неким «третьим путем», позволяющим заявить о себе: мы не Европа, и мы не Азия, мы — Евразия. Но в их идеологии профессор Алексеев видит ту же колониальную основу, апробированную в XVIII—XIX веках. Если мы не Европа, то готовы ли мы перейти на арабский язык либо китайские иероглифы? Или евразийство замышляется под крылом России без присутствия Китая и арабских стран? Этим вопросам в интервью профессора Алексеева уделено достаточно много места, и суждения его для многих покажутся неожиданными, парадоксальными и очень часто бесспорными.

О каком евразийстве можем мы говорить, когда в нынешней России процветают коррупция, деспотизм, тотальная ложь и такое же бесправие? Легко сослаться на то, что это «досадный пережиток прошлого», сказать, что это «недоработка петровских идей». Нет, возражает профессор, это основа нашего национального самосознания; и он приводит массу аргументов в подтверждение своей точки зрения.

Всем, кому интересны его размышления, это здесь.

Добавить комментарий


Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?