Игра без правил в эпицентре алтайского бешенства

Николай ВИТОВЦЕВ
12.02.2021

Просмотров:

403



Триллеры, детективы, боевики, мелодрамы, фильмы ужасов… Репертуар отечественного кинематографа с использованием Алтая в качестве съёмочной площадки всего лишь отражает вкусы и предпочтения далеко не взыскательной публики. В этом смысле появление в скором будущем алтайского триллера про бегство от стаи бешеных зверей вполне логично, тем более, что сюжет — тоже своего рода дань моде: молодому наркоману под присмотром страдающего отца приходится выбивать «дурь» в глухой тайге.

Сюрпризы ждали съемочную группу Дмитрия Дьяченко с первых же дней работы в Горно-Алтайске. По свидетельству столичного Metro, актёры испытывали «настоящий ужас» от январской погоды. Как сказал исполнитель главной роли Алексей Серебряков, после 30-градусного мороза «не то что играть, а функционировать в целом» весьма затруднительно. Холод просто собачий... Похоже, после гостеприимной Канады актёр действительно замерзал на окраине республиканского центра.

Всеволод Володин, исполнитель роли сына-наркомана, начал первый съёмочный день на кладбище Горно-Алтайска при минус 32 и по неопытности жестоко себя наказал. В первом же дубле Всеволод схватился за железный крест потными руками и с большим трудом смог отодрать их от обжигающего металла. Промелькнула мысль, по его словам, что «съёмки пройдут в разы интереснее моих ожиданий».

А дальше в тайге мороз и вовсе прижимал до минус 38, к тому же актеров ждал «эпицентр эпидемии бешенства у диких животных», по сценарию фильма с таким же названием — «Бешенство». Трудно пока сказать, будет ли новая роль Алексея Серебрякова в этом триллере новой ступенью в его творческом росте, или продолжится медленное понижение, как кажется части кинокритиков после его бесподобной игры в «Левиафане» — это пока неясно. Если на то пошло, в сюжете «Выжившего» (Иньярриту, 2015) тоже нет ничего особенного, герой просто выживает в условиях дикой природы — а интерес к вестерну до сих пор не пропал.

Что страшнее — болезнь, которой страдает сын героя Серебрякова, или та болезнь, которой заражены дикие звери? Возвращаться из тайги обратно к людям или оставаться среди зверей, одержимых бешенством? В процессе работы над фильмом актеру предстоит перепроверить собственные слова о том, что «национальная идея России заключается в силе, наглости и хамстве». Именно так он выразился в интервью видеоблогеру Юрию Дудю. В реальной жизни актеру никогда не приходилось сталкиваться с наркотой, и он не знает, как воспринимать действия своего героя в попытках спасти собственного сына (это уже из интервью Алексея Серебрякова для Metro).



Он бежал из России, потому что стал искать для своих детей светлого будущего в другой стране, которая не знает агрессии; где люди ценят трудолюбие, стремятся к знаниям, и там в Канаде не надо быть злобным, бояться людей и «толкаться за место под солнцем». Так говорил Серебряков незадолго до нынешних съемок, когда не мог ничего знать о той роли, которая выпала ему сейчас. Вживаясь в образ отца, который не знает, как и чем помочь своему сыну, он теперь соглашается: кроме насилия в такой передряге другого выхода нет. И надо добиваться, чтобы сын понял: это насилие вызвано любовью, никак не презрением;  в решении убежать от людей подальше нет никакого желания унизить больного ребёнка. Как сохранить взаимное уважение, как оставить сыну право на собственный взгляд по поводу всего, что творится вокруг? Неимоверно трудные задачи, говорит актер, потому что в нас живо эгоистическое начало, и нам удобнее, когда дети учатся на наших ошибках, но всё же им важнее совершать свои, пусть даже они будут зеркально похожи на наши.

Можно сказать, что Серебряков на Алтае ушёл в затвор. Можно по-разному относиться к тому, что он отказался появляться на людях, говорить о своей работе и размышлять во время встреч о нынешней жизни. А если это работа над образом его нового героя? Как избежать повторов после фильма «Ван Гоги» Сергея Ливнева (автора сценария культовой «Ассы»)? Человек так уж устроен, что раскрыться до конца ему помогают лишь пограничные ситуации, и в предыдущем сюжете для возвращения прежних отношений между отцом и сыном приходит тяжёлая старческая болезнь, постепенно забирающая разум у самого близкого человека. Другого выхода из замкнутого круга ненависти-любви у сына и отца, увы, не предвиделось.

Что будет в этот раз заместо потрясающей игры дуэта Даниэля Ольбрыхского и Алексея Серебрякова? В прошлом и в нынешнем случае болезнь сближает отца и сына, они вынуждены вместе искать нелегкий путь к примирению и принятию друг друга такими, как есть. Но если тогда оба героя были людьми искусства (один прославленным дирижёром, другой талантливым художником), и это иронично обыгрывалось в названии ленты, то теперь герой Всеволода Володина винит отца в смерти матери, но сил на то, чтобы разрешить конфликт со своим отцом, у него нет, и остаётся жить от одной «дозы» до другой. Их отношения воспринимаются покамест на уровне семейно-бытовой драмы, а получится в конце концов триллер или нет, говорить еще преждевременно.

«Ван Гоги» — на редкость сильный фильм о самых «обычных» человеческих отношениях, повествование с юмором и добротой на сложнейшие темы. И в том числе игра Алексея Серебрякова, на время приезжавшего к нам из Канады, сделала фильм полезным для стариков и молодежи, что случается в наше время крайне  редко. Каким будет преображение Серебрякова-сына из ленты двухлетней давности в Серебрякова-отца во время алтайских съёмок? Скоро мы это увидим.

Фото: @hype.film/Instagram

Добавить комментарий


Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?