От клоуна до... священника

11.02.2011

Просмотров:

3712

 

  

Валерий Куликов говорит, что далёк от театра, и что в спектакле Андрея Борисова «Восхождение на Хан-Алтай» он вовсе не играл священника, а изображал свое отношение к этому образу. Скоро, как только несколько актеров придут из армии, и спектакль будут «восстанавливать», Валерий вернется на сцену, и, надев длинную черную рясу, вновь произнесет своим красивым, выразительным голосом слова, требуемые по роли...

Мне его история показалась историей поисков человека, который думал, что счастье в том, чтобы явить себя миру, а обнаружил его в конечном счете в самом простом и главном — обрести этот мир через Веру, по-новому переосмыслив всё то, что называется человеческими ценностями. А началось все вот как...
Когда-то давно он отправился в Москву, чтобы стать... клоуном. И более года он целенаправленно занимался в жанре клоунады в одной профессиональной группе. Потом понял, что это — не его стезя. Но тут судьба подкинула ему интереснейшее знакомство. Это был актер и режиссер Театра на Таганке Олег Киселёв, который к тому моменту уже организовал студию «Театр пластической импровизации». Вот в эту студию и направился Валерий Куликов, и оказалось, что именно этот жанр ему к душе и буквально — к телу:

— Когда я посмотрел на этот необычный жанр, которым занимались в его студии, то понял, что мне это очень интересно. С самого начала я стал осваивать этот опыт с огромным увлечением и был одним из преуспевающих учеников. Мне стало ясно: то, что мы делаем, определенно развивает не только физически. Это был жанр не эстрадной или театральной пластики, а нечто иное... Система пластической импровизации была связана непосредственно с психоразвитием. Для советских времен это, конечно, был «экспериментальный случай», и студия находилась под «дамокловым мечом», так как казалось, что мы занимаемся «подозрительными вещами»... Но это были очень интересные вещи, связанные с синтезом многих жанров, и мы работали с большой самоотдачей!

Как-то режиссёр Юрий Любимов предоставил «пластикам» помещение в Театре на Таганке для занятий. Студию приходили смотреть психологи и люди прочих интеллектуальных профессий, и она ездила по приглашению в разные города. В конце концов, уже после того, как Валерий занялся бизнесом в Москве и ушел из «Театра пластической импровизации», судьба всё равно не позволила ему разорвать творческие контакты — его кооператив располагался со студией в соседних домах, и оказалось логично, что в какой-то момент вновь планы Валерия пересеклись с планами Олега Киселёва.

Он хотел «рвануть» в Австралию, так как мечта отъезда из страны Советов вынашивалась им не один день, но Киселёв предложил поехать с театром в Канаду. Собственно, это и случилось перед самым путчем, в 91-м. Там, в Канаде, всё было чудесно по меркам человека, который долго жаждал некоей свободы, но вот только... отчего-то скоро стало казаться, что всё не то и не так — несмотря на удачно заведенные знакомства среди канадцев и русских эмигрантов, на интересные творческие предложения, которые делались «Театру...» и на бизнес, связанный с вывозом картин из России в Канаду.

 Меж тем, покоя мне не давало чувство, которое можно было бы обозначить как поиск истины, человеческой тайны, чего-то, что делает жизнь важной и осмысленной. Я занимался йогой, уходя в прекрасный парк с дикими зверюшками. Опыт йоги у меня был ещё по московской жизни. Я читал труды одного из мастеров йоги, размышлял о жизни, философствовал, и мечтал, что непременно поеду путешествовать и в Индию, и в Китай, и по всему миру...

Параллельно с тем Валерий стал читать о Серафиме Саровском, а вскоре, когда он в очередной раз вернулся за партией  картин в Москву, состоялось его знакомство с иконописцем Сергеем Родионовым, который впоследствии был награжден медалью второй степени Сергия Радонежского за свои труды, и сам патриарх Алексей Второй вручил ему эту медаль. Сергей стал большим авторитетом для Валерия, и именно по его совету он прочитал евангелие. И вскоре самой собой пришло решение вернуться в Россию...

— Когда я впервые в юношестве приехал в Москву, у меня уже было чувство, что навсегда я там не останусь. Ритмы большого города мне чужды. Но Москва, ее возможности в то время тешили мое тщеславие и будоражили воображение... После Канады я приехал сюда, на Алтай, и сразу же отправился к другу на Телецкое озеро. Он — из знаменитой семьи Смирновых, в которой тринадцать детей. Там, на Телецком, я особенно почувствовал себя как «дитя природы».
Мои внутренние поиски продолжались... Я не переставал заниматься йогой и уже осознанно открывал для себя Евангелие. Вскоре крестился. Это произошло уже в зрелом возрасте, и было довольно осмысленным шагом... В тот момент я многое переосмыслил, и не переставал удивляться, насколько моя жизнь щедра на знакомства с удивительными, интереснейшими людьми!

После была работа администратором в филармонии. В нашем драматическом театре Валерию предложил поработать композитор Игорь Дмитриев, узнав его опыте в театре Олега Киселёва. Это было во второй половине 90-х и продлилось недолго из-за разных сложностей в театре в то время. Кроме того, Валерий занимался пластикой с детьми в нескольких городских школах. У него была задумка создания спектакля «Алиса в стране чудес», но смущала суета, связанная с поиском спонсоров для постановки, да и режиссёром он себя не совсем видел...

На вопрос о том, как он попал в спекталь «Восхождение...», Валерий отвечает, что  потребовался человек «с русским лицом» на роль Макария Невского, и актриса Айдана Тадыкина порекомендовала его режиссёру. В тот момент Валерий ожидал ставки педагога по пластике, работая... дворником.

— Я, конечно, читал о святом Макарии. Роль была сопряжена с большой ответственностью. Духовное лицо, которое я играю, Макарий Невский — величайший святой, человек необыкновенной биографии и глубины.  Он не просто богослов, а человек из другого мира. Я понял, что не буду пытаться его играть и что-то изображать, потому что это будет карикатурно. И в этой роли я просто выразил свое отношение к нему...

 
Беседовала Екатерина СЕРГЕЕВА.

Добавить комментарий


Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?