В Сайлюгемском парке охотники идут в экотуризм

Cветлана ЗЯБЛИЦКАЯ
08.07.2017

Просмотров:

655



В последнем номере «Огонек» рассказал о том, как в Республике Алтай люди, промышлявшие ранее браконьерской охотой, осваивают новое для себя дело. Экотуризм идёт на смену традиционным средствам выживания, и выгоду от этого видят все. Наша страна пока ещё числится в «лидерах» на мировом рынке торговли шкурами «снежных барсов», амурских тигров, рогами архаров, мускусом кабарги, живыми соколами-балобанами. Значительную часть своего товара контрабандисты вывозят с Алтая.

Что предпринимается в Год экологии на территории Сайлюгемского национального парка для сохранения животных-«краснокнижников»? Журналисты «Огонька» отправились в высокогорный Кош-Агачский район, на границу с Монголией, где плотность населения — 0,86 человека на квадратный километр. В этих, казалось бы, Богом забытых местах залётные браконьеры, увы, не редкость.

По действующему законодательству, охотинспекторам, которые патрулируют территорию ООПТ безоружными, платят за опасную работу 20 тысяч рублей в месяц. По берегам рек и ручьев часто встречаются петли-удавки из проволоки, практически на любого зверя. Ставят на кабаргу, но в них попадают в том числе ирбисы. За день опытный браконьер может поставить от 150 до 200 петель. И это при том, что в большинстве стран мира петельный лов запрещен, только у нас с 2013-го его разрешили, якобы для охоты на волков.



Сотрудники Сайлюгемского парка устанавливают фотоловушку на ирбиса

На территории Сайлюгемского парка обитает снежный барс. По словам Маи Ерленбаевой, работающей в этом парке, у алтайцев столетиями склыдывался образ ирбиса как небесного животного. Он уходит на высоту от 2 до 4,5 тысячи метров, но священный статус небожителя, стерегущего души предков, не защищает его от варварского истребления. В лихие 90-е годы местные жители вынуждены были идти в браконьеры, зная, что шкура убитого барса может принести десятки тысяч рублей. В районе Джазатора один браконьер был способен убить более десяти зверей.

А сегодня на юге Алтая зафиксированы следы 29 барсов. Браконьеры больше не ходят на ирбиса, им выгоднее истреблять архаров, козерогов и особенно кабаргу (самого маленького из всех оленей). На ней можно «заработать» от 20 тысяч рублей и выше. В одном только Кош-Агачском районе добывали, случалось, до 300 желез за сезон.

Как бороться с браконьерством? Размышляя над этим вопросом, координатор программы WWF по сохранению биоразнообразия в России Владимир Кревер считает, что нужно в первую очередь обращать внимание на социально-экономическое развитие региона. Когда людям реально лишены средств к существованию, никакие призывы к борьбе с браконьерством не помогут. Коренным жителям республики нужны реальные способы заработка, и о том, как WWF в партнерстве с Фондом Citi развивает малый бизнес в местах обитания алтайского аргали и снежного барса, рассказывается в публикации «Огонька».

В странах Западе уже известно, что самый эффективный вариант защиты ООПТ — экотуризм для организованных туристов. По прогнозам, к 2020 году именно это направление туризма ежедневно будет давать мировой экономике до $1 млрд. И далеко не случайно экотуризм развивается в наши дни в 2-3 раза активнее иных направлений современного туризма. Знающими гидами-проводниками, организаторами такого рода туров выступают всё чаще как раз коренные жители.



Козерогов на Алтае остаётся все меньше. Рост браконьерства ставит под вопрос и их выживание…

Наладить экотуризм на территории заповедных и особо охраняемых территорий не так просто, как кажется. Ехать сюда более 400 километров, и не каждый на это согласится, поэтому выбирают более удобные маршруты, по времени и расстояниям. Здешние жители тоже еще не готовы к массовому наплыву туристов — условия для их проживания далеки даже от оптимальных. И все же туристы понемногу едут, в том числе иностранцы.

Бывшие браконьеры все чаще переходят в разряд туроператоров, подтверждает Андрей Саппо из Курая. Он устроил на личном подворье гостевой дом и в течение летнего сезона принимает в среднем 200 гостей, в том числе из Австралии, Германии, США, Южной Кореи. Он видит, что детей надо английскому языку учить, иначе трудно будет рассказывать про все красоты здешних мест. Имея диплом геофака Алтайского университета, Андрей показывает туристам множество природных и культурно-исторических памятников — ледники и альпийские луга, курганы и древние ирригационные системы, скифские каменные изваяния и многие другие достопримечательности. При этом рассказывает, что люди и дикие животные испокон веков жили в этих краях бок о бок.

Рассказывая о петроглифах, Андрей упомянул рисунок на камне, оставленный за 4 тысячи лет до нашей эры. Безвестный художник по-детски изобразил человека и кошку с хвостом, загнутым вверх. Конечно же, это барс и человек — как в каком-то танце; они смотрят в разные стороны, хотя живут вместе. И пока это будет продолжаться, срединный мир людей не смешается с двумя другими мирами и сохранится для будущего. А рассказать об этом, уверен Андрей Саппо, лучше алтайцев никто не сможет.

Подробнее - здесь.

Фото WWF.

ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?