Трепет перед чистым холстом

Екатерина Сергеева
19.03.2012

Просмотров:

8690

Татьяна Плетнёва нашла в живописи второе призвание




Татьяна Плетнева мечтает создать семейную галерею портретов, написанных маслом. Её уже открыл портрет дочери Нади. Задумчивый, чуть отрешенный взгляд, зеленое платье, скрипка... Такой портрет в интерьере сразу задает настроение некоторой торжественности, навевая воспоминания из фильмов и книг о домах, где непременно на стенах — выписанные образы, обрамленные чудесным багетом. Выразительные позы, лица, глаза. И во всем этом уже есть и тайна, и история... Просторные комнаты квартиры Татьяны Плетнёвой — в её пейзажах, натюрмортах. Как здорово создавать свое пространство творчества и знать, что ты готов сделать всё, чтобы научиться, постичь, понять... В выставке «Серебряная акварель» Татьяна поучаствовала как художник-любитель, её уровень исполнения работ был замечен, оценен профессионалами ещё ранее, но она не устаёт повторять, что остаётся прежде всего ученицей. «Я молюсь о том, чтобы не иссякла вот эта необыкновенная радость творчества», - говорит она...


— Татьяна, если человек начинает рисовать, уже утвердившись и узнав себя в других профессиях, значит — то была мечта давняя?

—  Мне всегда хотелось рисовать... Все началось восемь лет назад, когда с нами стала заниматься художница Марина Турова. У нас образовался кружок, позже переросший в общественную организацию «Акварель». Мы все хотели научиться рисовать и общаться. Внутренний посыл был, наверное, един: душа «проснулась» и требовала пищи духовной, красоты. Я приобрела много знакомых и друзей за это время, и ведь не зря говорят — человек человеком богат: мы встречаемся, общаемся, делимся каким-то своими открытиями на пути ученичества. И я очень рада, что ищу и учусь...

В прошлом году закончила вечернюю студию у Елены Корчугановой, где занималась два года вместе с такими же увлеченными рисованием, как я. Мы получили дипломы. Параллельно и Вячеслав Торбоков выпустил свою группу. Педагоги, наверное, легко вздохнули. А нам без них стало плохо, ведь художественная школа действительно стала нашим вторым домом. Поэтому мы договорились со Светланой Козловцевой преподавать нам курс портретной живописи. В майминском Центре культуры нас искренне любят, и мы платим им большой взаимностью. Скоро там будет выставка «акварелистов», к которой как раз сейчас и готовлюсь...

— Картину нужно хорошо «продумать», чтобы начать ее?

— Есть, есть каждый раз этот трепет перед чистым листом, перед холстом... Конечно, задумка должна как следует созреть в голове. Я теперь на все, как мне кажется, смотрю с точки зрения художника. В фильмах оцениваю особенно запоминающиеся кадры — игру света и теней, блики, крупный план, перспективу и т.д. Изумителен фильм «Властелин колец» с точки зрения восприятия изобразительного. У нас этот фильм в семье очень любят, мы смотрим его каждую неделю. Там такие замечательные образы, музыка...

Или, допустим, наш советский многосерийный фильм про Шерлока Холмса. Ведь англичане не зря его оценили! Там кадры — готовые портреты. Вот лицо героя - крупный план, белый воротничок, фон теней — всё так «вкусно» сделано, красиво. Хочется взять и написать, перенести на холст. Чего стоит один профиль Шерлока Холмса — Василия Ливанова! Я на всё это смотрю и собираю свою художественную «копилку» - внутренняя работа идет все время. И даже от быта абстрагируешься. Можно гладить бельё и думать в этот момент о будущей картине!

— Весна вдохновляет?

—  По правде сказать, больших восторгов по этому поводу я не испытываю. К весне отношусь спокойно, я ведь геофизик по профессии, и раньше всегда весеннее время у меня ассоциировалось с ожиданием выезда в поле. Всегда был такой предполевой восторг, ожидание каких-то событий, открытий... Сейчас, когда чувствую весенний запах природы, земли, когда подует теплый ветерок, то вспоминаю об этом чувстве — в поле скоро, в поле... Это я помню.  Весну писать не пробовала. Да, тает снег, проталинки, березки свежие... Летом, когда  выезжаем на природу — вокруг зелень сплошь. А вот осень — такое буйство красок! Это любимое время, конечно...

— Не остаётесь равнодушной, изображая природу, к её страданиям?

— У нас есть любимые места на Катуни, куда любим выезжать семьей. Есть остров на Катуни, там растут грибы, ягода, облепиха, калина рябина. Есть березовая роща прикатунская. Там — замечательно! Это места очень дорогие для нас. Но вот смотришь и понимаешь — остров уже не тот, роща не та. Нашествие туристов делает своё дело.  Это очень расстраивает. Удивляюсь иной раз — как роща это выдерживает? В свои пейзажи я часто вмещаю собирательные впечатления, они не «фотографичны»...

 

—  Как семья относится к вашему увлечению рисованием?

— Меня все поддерживают, а ведь моё увлечение не приносит какой-то финансовой прибыли. Кроме того, необходимы траты на покупку красок, холста, но меня никто не попрекает тратой средств. Я не продаю работы, их в основном дарю... Но я так рада, что мои близкие меня понимают! Моя внучка садится рядом и тоже начинает рисовать. Когда я была в её возрасте, мне хотелось так многого! И играть на фортепиано, и рисовать, и путешествовать, и заниматься спортом, и изучать иностранные языки!  Многое, что я не успела сделать, что было только мечтой, воплотилось в моих дочерях — Марии и Наде.

В жизни был восьмилетний период, когда я работала в газете «Звезда Алтая». Судьба сводила с творческими людьми, что впоследствии помогло выйти на них как на профессионалов, которые могут тебя чему-то научить. У нас художники очень талантливы!

— Могут ли ужиться в Вашем сознании творчество и хаос, беспорядок?

— Если ты хочешь гармонии, то во всём. Помните, у Пастернака: «Во всём мне хочется дойти до самой сути...» Гармония в беспорядке невозможна, на мой взгляд. Я люблю работать, когда порядок вокруг, и чтобы было спокойно. Когда остаюсь одна в доме, то начинаю сочинять, мечтать и беру в руки кисть...

—  И все-таки, думаю, всё началось ещё раньше, гораздо раньше, чем восемь лет назад...

—  Мои родители были коммунистами. А коммунисты — люди творческие в разрешении проблем. Мой отец — прирожденный и чуткий педагог. Он настолько любил и лелеял меня, что не мог не замечать моих увлечений. Мы с ним вместе пели песни — у него был прекрасный голос! Помню, как он покупал мне краски и карандаши... Однажды привез мне коробку, с 24-цветными карандашами. Я над ней так тряслась! В детстве знакомилась с репродукциями картин разных мастеров по журналам «Огонёк» и «Работница». Выросла и стала сама покупать художественные альбомы. Они у меня все собраны, сейчас таких уже нет в продаже.

Когда в Иркутске училась на геофизика, много чем увлекалась — и посещала семинары по журналистике, и кружок изобразительного искусства, и ездила на ипподром учиться ездить на лошадях — по моему убеждению, это могло пригодиться в профессии. Всё хотелось успевать! Изобразительный кружок из-за нехватки времени, правда, пришлось оставить. Но то, что требовала душа — никуда не уходило...

Я воспитана на классической живописи. Очень люблю работы Аркадия Пластова. Помню, как давно-давно увидела репродукцию его работы «Весна. Баня». Мать с дочкой вышли из бани. Снежок идёт, мать, совершенно обнаженная, пар вокруг ее розового тела, она, присев перед дочкой, ее укутывает! Как он это мастерски изобразил, и как этим ни восхищаться!

Ещё в школе рисовала — и папу, и друзей. Я смеюсь, когда говорю, что во мне умер знаменитый портретист. Но как жаль, что так много времени ушло. Знать бы... Радость творчества необыкновенна! Опять вспоминается Борис Пастернак: «О, знал бы я, что так бывает, когда пускался на дебют, что строчки с кровью – убивают, нахлынут горлом и убьют!..» Он сказал о своём, а я думаю — о своем. То, что происходит со мною, и такими как я, желающими учиться  уже в зрелом возрасте, возможно, связано с тем, что мы как-то хотим изменить свою жизнь...

 

Реклама

503

ОтменитьДобавить комментарий


Социальные комментарии Cackle
Чего не хватает для комфортного отдыха в Горном Алтае?