Игнат Ортонулов: «Ведь я богат!»

Екатерина Сергеева
19.01.2011

Просмотров:

13408

...Конечно, я немного волновалась перед этой встречей. Художник возраста почтенного, общепризнанный мастер среди алтайских изобразительных Талантов должен был открыть мне дверь в свою мастерскую. Я думала, что сейчас он все больше отдыхает... Куда там! Игнат Иванович Ортонулов оказался неуловимым — вполне земными заботами полнятся его июльские дни, но это лето запомнится художнику прежде всего открытием его персональной выставки во вновь восстановленной усадьбе Григория Гуркина.

 
Там теперь ортонуловские этюды будут висеть до конца сентября, а здесь, в его мастерской, картины — везде. С огромными — во всю стену — неоткрывающимися окнами летом тут душновато, зато зимой тепло. И вот он, Игнат Иванович, в клетчатой рубашке и легком белом жилете — передо мной. Приветливый, собранный, готовый рассказать-поделиться размышлениями о своем творчестве и судьбе, которая подарила ему, по его же словам, «богатство» — картины, в окружении которых он — как отец большого семейства... Сравнение, напросившееся не просто так, ведь и своих детей у Игната Ивановича шесть! Судьба оказалась щедрой во всех отношениях, но теперь он чуть с грустью говорит о том, что не картины  сегодня привлекают людей, а другие «ценности»... Впрочем, это не пессимизм. Художник готов и дальше работать, ведь его «радует всё, что дано Творцом»!

    
— Игнат Иванович, что для Вас — открытие персональной выставки в  Аносе?

— Выставка, которую мне предложили открыть во вновь восстановленной мастерской усадьбы-музея Гуркина для меня как для художника — большая честь. Она — первая открывшаяся после восстановления усадьбы. Рядом гуркинские работы. Я очень рад, что мне предложили там пространство для моих этюдов — теперь они останутся там до конца сентября.  Очень хорошо прошло открытие этой выставки, многие приехали в Анос, в том числе и мои коллеги...

— А когда на выставках наших художников присутствуете, какие у Вас появляются чувства? Даете им советы?

— Каждый раз, присутствуя на открытиях выставок моих коллег, наших или приезжих художников, я радуюсь их работам. Я знаю, каким трудом это дается.  Путь, который я прошел, они проходят... Я стараюсь одобрять, если вижу талантливые работы. Не считаю, что я достиг высот, но опыт имею, и понимаю, что хорошо, что плохо. И вижу иногда ошибки.
 
— Вы прямо будете говорить об этом?
 
— Конечно. Художники и сами спрашивают, как я смотрю на ту или иную работу. Тем более, что это свои художники...
 
— Игнат Иванович, если грустится Вам сегодня, то отчего?
 
— Оттого, что у нас забыли художников. Союзу художников негде собраться. Когда-то я первым вступил в наш СХ. Теперь он не имеет никакой поддержки, и художникам негде даже собрание провести. Власти не обращают на нас особого внимания. Но когда возникает необходимость, то сразу вспоминают, что мы — лицо Горного Алтая... В непростом положении мы живем, сложно реализовывать работы. У художников в больших городах больше возможностей в этом плане.
Нашему городу и нашим художникам необходима галерея. Я много раз говорил об этом. Выставочный зал в театре не может заменить галерею — там почти никто не видит наши работы. Частных галерей у нас, к сожалению, тоже нет. Нам говорят: зарабатывайте сами, но для этого тоже необходим талант. У меня таких способностей нет.
 
— Считаете ли Вы, что художник должен постоянно искать, экспериментировать?
 
—  Эксперименты? Наверное, у художника эксперимент должен быть каждодневным, иначе он застынет, закостенеет, не перейдет на более высокий уровень. Художник должен обязательно совершенствоваться. Сегодняшнее время предлагает разные источники для знакомства с разнообразным творчеством, оригинальными техниками, и художник должен  видеть, что творится вокруг и «держать нос по ветру»...
Раньше я больше занимался графикой, станковой гравюрой и стенописью. Это были очень привлекательные для меня жанры, и в них, конечно же, была возможность и для экспериментов. В музее я делал пазырыкские росписи по стенам. Теперь они все пропали...
 
— Вы пишете и портреты. Какие возможности для Вас заключены в этом жанре?
 
— Задача всех художников-портретистов одна: раскрыть внутреннее состояние человека, передать его эмоции. В то же время задача ставится художественная, чтоб этот портрет нравился, отвечал вкусам эпохи, требованиям сегодняшнего дня в искусстве.
 
— А вкусы эпохи всегда накладывают отпечаток на холсты художника?
 
— Это, конечно, зависит от характера и вкуса самого художника. Кому-то нравится писать лирические портреты... Но, скажем, портреты времен Боровиковского отличались от более поздних эпох. Прошлый век напичкал советское искусство социальными заказами. Отпечаток времени обязательно будет присутствовать в любом художественном жанре. Ничто не остаётся безразличным к времени.
 
— Игнат Иванович, есть что-то  в искусстве чуждое Вам? 
 
— Творческая работа она и есть творческая работа... Художник не должен категорически откидывать какие-то вещи. Он должен всем себя питать и быть очень гибким.
 

 

 
 Художник Мерген   Озеро Шавло
     
 
Портрет художника Шагаева   Улаганский пейзаж
     
  Улаганские горы  

 

— Есть любимые имена в профессии?

— Такой же вопрос задавали Петрову-Водкину в свое время, и он отвечал, что «любовь у него к художникам сезонная». Я бы, наверное, тоже так  сказал. Определенно сказать, что только этот художник нравится, я, наверное, не могу. Многие имена среди любимых. Рерих, Суриков, Кандинский, Пикассо... Этот ряд имен можно продолжать. Но я никогда бы не сказал, что люблю только одного, а больше никого.

— Кто определенно оказал влияние на Вас как на художника?

— Это мой учитель Николай Васильевич Шагаев. Он родился здесь, жил здесь, потом переехал в новосибирский Академгородок. Мы с ним более 20 лет по Алтаю ездили. Все этюды мои, которые теперь в Аносе, я  вместе с ним написал... Николай Васильевич - пейзажист. Здесь он учился живописи у Григория Гуркина и Николая Чевалкова, а в Ленинграде - у прекрасной художницы М.Асламазян в художественно-педагогическом училище. И вот пейзажу научил меня именно Николай Васильевич. Это получилось незаметно. Я работал вместе с ним и вдруг понял, что у нас взгляд на пейзаж одинаковый, мазки похожие, и иногда наши работы даже путают... Вот здесь, на стене его палитра с кистью — когда-то он подарил мне свой этюдник.  Его работы у меня есть... 
Я окончил педагогическое отделение Алма-Атинского художественного училища и больше всего увлекался графикой. Путешествуя вместе с Шагаевым, я научился писать пейзажи. Как в  Горном Алтае жить и не писать его красоту? Николай Васильевич был «отцом» горно-алтайских художников. Многие с ним ездили, и он очень хорошо к нам относился.

— Кто из наших художников Вам ближе по творческому выражению?

— Я приветствую тех, кто иллюстрирует героический эпос, потому что и сам этим занимался. Это очень помогает и писателям, и поэтам, и художникам. Многие художники работали у нас над эпосом. Сергей Дыков, Амыр Укачин, Николай Олчонов, Николай Чепоков продолжают развивать этот жанр изобразительного  искусства, и я это очень приветствую.

— Как Ваша супруга относится к своей судьбе жены художника?

— Валентина Ивановна тоже художник. Мы вместе учились и вместе закончили Алма-Атинское художественное училище. Она меня всецело понимает, и сама много работает. У нас шесть детей, и трое из них выбрали творческие профессии. Самый младший сын Мерген, трагически погибший в двадцать лет, прекрасно рисовал, и мне очень хотелось бы сделать его выставку — осталось много его работ. Он был очень талантлив...

— Игнат Иванович, что составляет главное богатство Вашей жизни?

— Я себя считаю очень богатым человеком. Если подумать, ведь я богат! Смотрите, сколько картин… Богатство — это моя любимая работа, здоровье и душевный покой. Сегодня меня радует, что я рано утром просыпаюсь, вижу солнце, облака, цветы, слышу птиц. Значит, я жив! Меня продолжает вдохновлять всё, что дано Творцом!

…                                                                               
И.И. Ортонулов родился в 1933 году. График, живописец. Член Союза художников России (1971), Заслуженный художник России (1982), Народный художник Республики Алтай (2004). С 1967 года участник международных, всероссийских, региональных выставок, участник международных проектов. Лауреат премии Ленинского комсомола Алтая (1960).

Начало творческого пути художника связано с созданием художественных образов в технике уникального рисунка и линогравюры. Проиллюстрировал свыше 150 книг алтайских авторов, несколько томов алтайского героического эпоса. За оформление алтайского эпоса «Маадай-Кара» в 1981 году награжден серебряной медалью ВДНХ (Выставка достижений народного хозяйства).

Игнат Ортонулов стал первым лауреатом республиканской премии имени Г.И. Чорос-Гуркина. В живописи последних лет Игнат Иванович обращается к традициям древнего алтайского искусства. Потомок древнего алтайского рода, он использует традиции народного искусства, его сложный символический язык для создания образов глубокого философского содержания. Его работы находятся в фондах алтайских музеев, в частных коллекциях. В собрании Сергея Грантовича Хачатуряна - более двадцати работ художника, которые экспонируются в галерее «Кармин».

 

Реклама

486

ОтменитьДобавить комментарий


Социальные комментарии Cackle
Чего не хватает для комфортного отдыха в Горном Алтае?