Туризм – это всегда большой труд

Николай Витовцев
08.12.2011

Просмотров:

2424

Министр республиканского правительства Евгений Ларин о перспективах новой отрасли экономики

 

 

 

В предыдущих публикациях наши авторы (среди них были представители турбизнеса, общественники и эксперты) высказывали самые разные мнения по поводу перспектив развития туризма в Горном Алтае. А как считает правительственный чиновник Евгений Ларин? Насколько его мнение совпадает с мнениями предпринимателей, общественников и специалистов в области туризма? Наш разговор с министром проходил вскоре после того, как делегация республики вернулась из Лондона, где работала Всемирная туристская биржа World Travel Market, и первый вопрос, заданный министру, был таким: насколько полезно участие в такого рода выставках и ярмарках для нашего региона?

— Думаю, что в наше время никого не нужно убеждать в том, какое значение для бизнеса имеет хорошая реклама. Да, мы привыкли к тому, что туристско-рекреационный потенциал нашего региона необычайно высок. Но давайте честно ответим самим себе: а многие ли знают за рубежом о том, что где-то есть Республика Алтай, и на её территории реализуются масштабные проекты в области туризма?

На недавней туристской бирже в Лондоне наше министерство представляла зам. начальника отдела по развитию туризма Лариса Конькова. По итогам её поездки у нас в министерстве был обстоятельный разговор, в ходе которого мы старались определить: насколько правилен наш путь, нацеленный на дальнейшее продвижение туристических ресурсов региона как на внутреннем, так и на международном уровне? Не секрет, что даже в стенах республиканского правительства есть чиновники, воспринимающие нашу работу на международных выставках и ярмарках, скажем так, в виде увлекательных турпоездок. По их логике, нам нужно сидеть в кабинетах и, подобно платоновским героям, «не высовываться». Но в наше время так уже нигде не работают, и пусть с большим трудом, но мы идём на то, чтобы ломать старые стереотипы.

— Евгений Владимирович, вот Вы сказали о продвижении туристических ресурсов Горного Алтая. А как оно выглядит на практике? Что хотели бы видеть у нас потенциальные клиенты?

—  В этом продвижении крайне важно постоянное сотрудничество власти и бизнеса, важны согласованные действия чиновников и предпринимателей. И, как мне кажется, у нас в республике это получается. При этом мы стараемся чётко разграничивать сферы влияния — скажем, если речь идёт о содействии в формировании рынка потребления того или иного турпродукта, то это должно быть заботой нашего министерства, а вот работа по привлечению потенциальных клиентов — это уже обязанность нашего бизнеса, в том числе через участие в международных выставках и ярмарках.

Как наладить связь и обеспечить бесперебойную работу транспорта, как организовать торговлю и «подтянуть» к турбазам сельских товаропроизводителей, как привлечь в сферу услуг малый и средний бизнес, каким из традиционных промыслов отдать приоритет — всё это забота нашего правительства. И, честно должен сказать, определённые успехи по этим направлениям у нас есть. К примеру, в Шебалинском районе лучше, чем в остальных, работают над вовлечением крестьян в производство продуктов питания для приезжающих к нам гостей и туристов. Или взять недавнее выездное заседание правительства РА в Чемале: мы были поражены качеством изделий из войлока, которые делают в Аюле в одной из семей, а в Эликманаре налажено производство льняных вещей с традиционными славянскими орнаментами. Люди развивают эти промыслы — значит, всё это пользуется спросом среди туристов, и мы должны поддерживать таких людей.

В наше время гордиться только рекреационными услугами — уже несерьёзно. Мы должны предлагать нашим гостям самый широкий спектр услуг, предлагать им товары и сувенирную продукцию местного производства. Словом, это должен быть в каждом конкретном случае наш, алтайский турпродукт, который невозможно спутать ни с каким другим. Я отчётливо вижу перемены последнего времени, и очень скоро китайский ширпотреб перестанет пользоваться спросом у наших гостей.

— А как Вы считаете, участие нашей республики в международных выставках и ярмарках даёт реальные результаты?

— Могу сказать, что пять-шесть лет назад такая работа шла стихийно, и в целом наша республика не отличалась особой активностью на этом направлении. Почему? Одну из причин я вижу в том, что у нас не было регулярной программы по продвижению туристических ресурсов Горного Алтая, и только с 2008 года, когда мы утвердили такую программу на уровне правительства РА, и там был обозначен раздел по продвижению, рекламе и развитию турбизнеса, наше участие в ярмарках и выставках стало обретать системный характер.

Понятно, что возможности нашего бюджета по сравнению с соседним Кузбассом или Красноярским краем весьма ограничены, и мы не всегда можем откликнуться на то или иное приглашение, но тем не менее у нас есть своего рода реестр, по которому мы сверяем свои действия. Мы считаем для себя обязательным участие в Берлинской выставке ITB, не менее престижна для нас выставка «Интурмаркет», проходящая каждый год в Москве, и, конечно, без нашего участия не обходится теперь ни одна выставка «Турсиб» в Новосибирске, тоже имеющая статус международной. Все эти выставки проходят весной, перед началом туристического сезона, и уже по этой причине они очень результативны.

Если говорить о Берлинской выставке ITB, то она интересна прежде всего концептуальными подходами к экономическому развитию территорий. Европейцы, приезжающие в столицу Германии, видят: мы претендуем на достойное место в табели о рангах среди российских регионов, и, что немаловажно, мы ориентируемся на потенциальных клиентов. Они видят, что мы стремимся определять географию поездок, при этом показываем, кого хотели бы видеть у себя. Наша республика — это территория, на которой развиваются активные виды туризма (как, например, в Карелии). Да, у нас пока недостаточно комфорта, но зато есть другие неоспоримые преимущества, и мы их охотно демонстрируем.

На снимке: организаторы Всемирной туристской биржи World Travel Market во время осмотра экспозиции Республики Алтай с участием посла России в Великобритании Александра Яковенко (третий слева) и обладательницы титула «Принцесса Алтая» Арунай Майхиевой (вторая слева).



— Вы сказали о сотрудничестве власти и бизнеса. А как это проявляется на выставках и ярмарках?

— Делегации нашей республики формируются каждый раз таким образом, чтобы представители турбизнеса доминировали в их составе. Задача нашего министерства — выявить готовые турпродукты и убедить их разработчиков в том, что они достойны международного уровня. В последние годы нашу республику активно представляют такие фирмы, как «Высотник», «Ленальптурс», туркомплекс «Манжерок», турбазы «Кучерла», «Царская охота» — всех и не перечесть. К примеру, на мартовский «Интурмаркет» в этом году от нашего региона приехали 15 турфирм.

Если в первые годы задача у нас сводилась по преимуществу к тому, чтобы «себя показать», то теперь этого явно недостаточно. Представители турбизнеса едут в Германию и Францию, в Москву и Новосибирск прежде всего с той целью, чтобы заключить новые контракты и выйти на новые рынки. Да, это было трудно на первых порах, потому что вставал вопрос о транспортной составляющей, но теперь при поддержке государства проблема решена: открытие аэропорта в Горно-Алтайске приблизило наш регион ко всем континентам. С другой стороны, наш турбизнес, изучая опыт работы зарубежных партнеров, начинает по-новому решать проблемы, связанные с повышением качества обслуживания гостей, проблемы комфортабельности и, что немаловажно, начинается серьёзная работа по развитию культурно-познавательного туризма.

— Евгений Владимирович, в любом деле важны конкретные результаты, так и здесь: выход нашего региона на международный уровень должен показывать динамику роста в количестве иностранных туристов, приезжающих в Горный Алтай. Или это не так?

— Да, это так. Вот показатели последних лет: в 2007 году у нас побывали около 8 тысяч иностранных туристов, в 2008-м их было больше — в пределах 10,5 тысяч, в 2009-м произошло снижение до семи тысяч, в прошлом году снова наметился рост — мы приняли от 8 до 8,5 тысяч туристов из-за рубежа, а нынче ориентировочные данные гарантируют до 9,5 тысяч зарубежных туристов. Понятно, что спад в 2009 году был вызван экономическим кризисом, и в последующие два года восстановить прежние показатели было нелегко. Тем не менее, нам это удалось.

В разговорах с представителями турбизнеса, активно участвующими в выставках и ярмарках, я снова убедился в том, что эта работа крайне важна для всех нас. По большому счёту от этого участия зависят сегодня доходы семей, занятых в торговле и сельском хозяйстве, развивающих народные промыслы и автоуслуги — словом, это уже не прихоть чиновника или предпринимателя, решившего съездить в загранкомандировку. Это сегодня обычная, черновая работа, и я хотел бы, чтобы все это понимали.

— Сегодня много разговоров о громких проектах, связанных с развитием туризма в Горном Алтае. А не случится ли так, что все эти проекты пройдут, если можно так выразиться, мимо нас?

— Да, такие опасения высказываются — вплоть до того, что зарабатывать на туризме после их реализации будут москвичи, новосибирцы, кемеровчане — кто угодно, только не мы с вами, жители республики. Что я могу сказать по этому поводу? Федеральные ресурсы под реализацию проекта той же «Алтайской долины» выделены просто огромные, и в любом случае создаваемая инфраструктура останется здесь, в республике. Создаваемые рабочие места — тоже в интересах жителей нашей республики. Налоги и отчисления в республиканский бюджет — тоже плюсы от реализации этих проектов.

В сентябре этого года мы вошли в новую федеральную целевую программу по развитию туризма, и через год откроется масштабное финансирование, нацеленное как раз на поддержку местных предпринимателей. В этом смысле все опасения были беспочвенными. Наш регион оказал доверие федеральному правительству при реализации проектов всероссийского значения — взамен мы получаем от федерального центра поддержку при реализации собственных проектов.

Нам выделяют 80 миллионов рублей из федерального бюджета, что составляет 26 процентов от тех объёмов, что заложены в программе, ещё 6 процентов выделит республиканский бюджет, а всё остальное — это деньги инвесторов, которым будет крайне выгодно участвовать в работе по новой программе. В чём я вижу преимущества при её реализации? Прежде всего в том, что она исключает распыление средств, и предполагается создание нового кластера в районе Телецкого озера. Вполне возможно, что наши предприниматели будут кооперироваться с инвесторами из соседнего Кузбасса.

— Можно ли сказать, что новая программа нацелена на развитие зимних видов туризма у нас в республике?

— Да, скорее всего это так. Ресурсы, сосредоточенные у нас в районе Телецкого озера, одинаковы с теми, что осваиваются сейчас в Горной Шории. Как у соседей, так и у нас для развития зимних видов спорта вовсе не требуется искусственное оснежение горных склонов. Эти виды зимнего отдыха весьма перспективны для Сибири, учитывая, что в Альпах сейчас горнолыжные трассы на 80 процентов – искусственные. И каждый год затраты в европейских странах растут, к тому же сказываются последствия глобального потепления…

Согласен, многие москвичи предпочитают зимний отдых в Словакии, даже в Китае. Но это происходит во многих случаях по той причине, что Горный Алтай мало кому известен, и слишком часто он воспринимается как продолжение Тувы или Монголии, хотя это совершенно разные регионы. Я хорошо помню нашу первую выставку в Берлине: крайне тяжело было объяснять европейцам, что такое Республика Алтай; что мы такой же полноправный субъект Российской Федерации, как северная Карелия или южный Дагестан. Европейцы знают Монголию, а вот Алтай для них — «белое пятно».

— А нет ли опасений, что развитие нового кластера в районе Телецкого озера пойдёт в интересах предпринимателей из Кузбасса?

— Я бы ответил на этот вопрос так. Вспомним первые годы существования нашей республики: сколько было споров и дискуссий с представителями соседнего Алтайского края… Жители нашей республики очень ревностно воспринимали участие предпринимателей из Барнаула в экономических проектах на нашей территории. Ведь было такое? Сейчас республика состоялась, и мы можем самостоятельно определять, с кем из соседей развивать тот или иной бизнес. Думаю, что у нас должны работать инвесторы со всех российских регионов, в том числе из Кузбасса. При таком подходе наша региональная экономика будет развиваться за счёт здоровой конкуренции среди потенциальных инвесторов.

Что сегодня происходит на федеральном уровне? Мы видим растущую конкуренцию между субъектами Федерации за инвестиции по тем или иным федеральным программам, даже за простое внимание со стороны министерств и ведомств. В таких условиях надо ли нам конкурировать с тем же Кузбассом? Может, гораздо выгоднее найти союзников в соседнем регионе и сообща работать по той программе, о которой я уже говорил? Мне кажется, что второй путь гораздо продуктивнее.

Министру Евгению Ларину всегда есть о чём поговорить с президентом Ассоциации туроператоров Алтая Сергеем Зяблицким.



— А как Вы думаете, в Кемеровской области есть опыт, который заслуживал бы серьёзного изучения и, вполне возможно, внедрения у нас в республике?

— Про горнолыжный Шерегеш говорить не буду — успехи в данном случае очевидны, и нам есть что перенимать у соседей. Я о другом хотел бы сказать. Представим себе, что пять-шесть лет назад руководство Кузбасса стало бы предлагать сибирякам поехать к ним в летнее время на отдых… Согласен, даже сейчас отношение к этому у большинства скептическое: где там отдыхать, возле шахт, что ли? И тем не менее сегодня Кемеровская область на равных конкурирует с Алтайским краем, а где-то уже имеет явные преимущества. А почему? Потому что развитие туризма стало одним из приоритетных направлений в работе областной администрации.

В нынешнем году на одном только «снежном человеке», якобы выявленном в районе Усть-Кабырзы, кемеровчане сумели привлечь порядка ста тысяч туристов, к ним даже знаменитый боксёр Николай Валуев приезжал, чтобы побывать в загадочной пещере. А разве у нас нет таких объектов, которые вызвали бы такой же ажиотаж среди туристов? Как-то сама собой напрашивается экскурсия под условным названием «Тайны Телецкого озера» или, допустим, «Алтай мистический», да и мало ли других экскурсий культурно-познавательного характера могли бы организовать наши туроператоры…

— Евгений Владимирович, не могу удержаться от такого вопроса: Европа от нас всё-таки далеко, а рядом с нами – Китай, и там столько потенциальных клиентов… Скажите, лично Вас не пугает перспектива миллионных потоков гостей из этой страны?

— Нет, не вижу в этом ничего страшного. Я был не так давно в Венеции, и, если кто не знает, напомню: там проживает 78 тысяч человек – меньше, чем в Абакане. А сколько туристов проходит каждый год через этот городок? Поверить в это трудно, но тем не менее это факт: 28 миллионов! При этом, заметьте, нигде и ни разу никто не обмолвился ни единым словом по поводу того, что надо бы ограничить поток туристов в этот городок. Наоборот, его градоначальники всё делают для того, чтобы поток туристов нарастал, потому что они везут в городскую казну деньги со всего света. И вот он, конечный результат: бюджет провинциального городка — 4,5 миллиарда евро.

Там много исторических памятников, связанных с Россией, и нашим туристам всегда приятно, когда гиды-экскурсоводы делают акцент именно на этом. А что, разве нельзя организовать экскурсии для иностранцев у нас в Горном Алтае? К нам приезжает много туристов из Германии, но мы до сих пор не можем организовать для них экскурсии, в ходе которых немцы узнавали бы о том, какой великий вклад в освоение Алтая внесли их соотечественники. Точно так же мы можем проводить экскурсии для поляков, французов, шведов, гостей из стран тюркского мира.

— Наша республика участвовала в туристической выставке, проходившей в Японии. Насколько перспективным кажется Вам это направление?

— Да, это было в прошлом году, осенью. Наша поездка стала возможной после того, как у нас в республике побывал посол Японии, он жил в Горном Алтае три дня и часто говорил о том, что Алтай имеет духовную связь с его страной. Мы увидели, что у японцев – большой интерес к нашему региону. С другой стороны, мы знаем, что японские туристы — самые дисциплинированные, и в этом отношении с ними не может сравниться никто.

Выставка в Японии, где мы развернули экспозицию о Горном Алтае, вызвала такой интерес, которого мы никак не ожидали. Это был живой, искренний и неподдельный интерес. Но мы видели: им нужен комфорт, который пока что могут обеспечить далеко не на каждой турбазе. И вторая трудность была связана с перелётом: будучи на редкость пунктуальными людьми, японцы не понимают, как можно тратить на дорогу больше суток. В то время у нас ещё не было аэропорта, теперь он есть, но вот с уровнем комфорта мы пока ещё отстаём, и надо «в темпе вальса» навёрстывать упущенное.

К великому сожалению, после той выставки случилась страшная авария на атомной станции в Фукусиме, и на какое-то время начатая работа приостановлена. С другой стороны, у нас есть теперь возможность просчитать все варианты турпоездок для гостей из Японии. В одном случае это могут быть перелёты из Владивостока, а в другом – из Иркутска, после экскурсий по Байкалу. Японцам одинаково интересны Байкал и Алтай, и если нам удастся объединить оба региона (а в каждом из них создаётся ОЭЗ туристско-рекреационного типа), то это было бы наиболее оптимально.

— Евгений Владимирович, понятно, что в одном интервью невозможно охватить весь круг проблем, над которыми работает ваше министерство. Если не будет возражений, наши диалоги могли бы стать постоянными у нас на сайте. Предложение принимается?

— Да, конечно. Тем более, что не только мне, но и специалистам, работающим у нас в министерстве, всегда есть о чём рассказать. В частности, большого и интересного разговора заслуживает встреча представителей власти и турбизнеса в Белокурихе, поэтому хотелось бы пожелать всем посетителям сайта оставаться с нами на связи, делиться в комментариях своими мнениями, и, как мне кажется, в совместных обсуждениях мы могли бы более интересно и грамотно определить все приоритеты в развитии туризма.

 

ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?