Может, хватит грабить Алтай?

Николай ВИТОВЦЕВ
17.04.2018

Просмотров:

434



По одной из программ, разработанных правительством Бердникова, число туристов, приезжающих в Республику Алтай, должно вырасти в обозримой перспективе до 7-8 миллионов. Труд был коллективный, поэтому встретиться с автором смелой идеи вряд ли получится. Но если вдруг он объявится сам, хотелось бы спросить у него: как быть с мировым стандартом применительно к нашей республике? А стандарт прост: для качественной работы всех служб сервиса встречающая сторона должна иметь в своем распоряжении не менее десяти человек обслуживающего персонала в расчете на одного туриста.

Получается, что для реализации дерзких планов республике надо пережить небывалый демографический взрыв и довести численность своего населения хотя бы до уровня Грузии, где туристов бывает как раз 7-8 миллионов. Это в перспективе. А сейчас, исходя из отчетов республиканского правительства, у нас должно быть население Эстонии, по преимуществу трудоспособного возраста. Или всё-таки у нас не было летом прошлого года 2-х миллионов туристов? Попробуем разобраться.

Мировые стандарты для того и вводятся, чтобы видеть тенденции экономического развития, строить реальные прогнозы на будущее, заниматься экологией и вести грамотную социальную политику. Всё это прописные истины, но в случае с туризмом в Республике Алтай, где трудоспособного населения сейчас не более 60 тысяч человек, декларируемые 2 млн туристов, говоря бухгалтерским языком, «что-то не бьются». Даже если пуститься в фантазии, полагая, что в сфере туризма у нас шестая часть работающих, в т.ч. «в тени», сколько же придётся клиентов на каждого бедолагу, занятого в «индустрии гостеприимства»?

Не будем ломать голову. По данным WTTC, через десять лет туристическая отрасль обеспечит по всему миру каждое 9-е рабочее место. Даже если вообразить, что Республика Алтай уверенно лидирует на всей планете, и уже сейчас мы как бы в 2028 году по этому показателю, то даже в этом случае получится, что в туризме у нас 6-7 тыс. человек. На самом деле, конечно, меньше – и из «рекордных» 2 млн туристов на одного работающего в этой отрасли приходится сейчас где-то по четыреста человек.

Нигде в мире нет такой сумасшедшей занятости, имея в виду туризм как отрасль экономики, даже у египтян и чехов показатели гораздо скромнее. Взять, к примеру, Чехию: там в сфере туризма занято около 250 тысяч человек, а число иностранных туристов — 16 миллионов. Итого: по 64 клиента на каждого работающего в этой отрасли. Один из лучших показателей в мире. А у нас — по четыреста…

Возникает вопрос: а что это за «туристы», которых подсчитывают у нас в республике и в соседнем Алтайском крае? На двоих получается уже что-то более 4-х миллионов. Понятно, что на тракте от Бийска до Долины Свободы считают одних и тех же, и даже в Барнауле соглашаются: львиная доля из «степных» миллионов устремляется всё-таки в горы, за Долину Свободы.

По планам регинальных властей, автотуристы будут врываться в республику по новой 4-полосной автомагистрали со скоростью 120 километров в час…

Нам не разобраться в нынешней статистике, если не найти тот ключик, из которого рождался сегодняшний бурный, уже на миллионы туристов, и всё набирающий силу поток гостей. Понятно, что в лихие 90-е было не до туризма, в «челноках» считалось выгоднее. Деньги ЭЭР «Алтай» в то время вкладывались опять-таки в более выгодные проекты, и ничего кроме «Миллениума» в районе Айского моста на оффшорные деньги для туризма не сделано. Лишь в августе 2005-го правительство Михаила Лапшина осмелилось заявить, что к 2020 году поступления от туризма в бюджет РА составят 150-170 млн рублей в год, увеличившись по отношению к стартовым показателям почти в 10 раз. Это было программное заявление тогдашнего министра туризма Виктора Затеева.

Нетрудно подчитать, даже без калькулятора: в 2004-2005 годах туризм давал бюджету республики… 15-17 миллионов RUR, где-то по 80 р. на каждого жителя. Кстати, это были самые жирные годы во время правления Путина, когда нас одолевало головокружение от успехов «Газпрома». Парадоксально, но это факт: туризма как сектора экономики еще не было — но министерство туризма уже открыли.

Через год власть в республике переменилась, а еще через год, уже в 2008-м правительство А.Бердникова одобрило проект республиканской целевой программы «Развитие туризма и рекреации в Республике Алтай на 2008-2010 годы». Сообщалось, что на программу из республиканского бюджета дают 63,4 млн. рублей. Планировали увеличить число мест в гостиницах и турбазах, отвечающих запросам взыскательных клиентов, до 10 тысяч. Кроме того, сумму налоговых поступлений решили поднять до 44,2 млн. рублей в год, а численность рабочих мест в сфере туризма и рекреации довести до 4.200 человек. Вроде бы всё верно: на 2028 год у нас провизорно получилось 6-7 тыс. человек, значит, сейчас от 5 до 6 тысяч (не больше). В органах власти и силовых структурах работать выгоднее.

Идём дальше. В 2012 году к концу сезона налоговые поступления от турбизнеса составили в Республике Алтай… 45 миллионов рублей. Год был, образно выражаясь, серединный (если отталкиваться от программы 2005 года), и сумма поступлений тоже должна была быть где-то средней между лапшинскими 15-17 млн и заявленными 150-170 млн RUR — скажем, около 90 млн — а получилось наполовину меньше. Республиканская налоговая служба извещала: поступления от турбизнеса составили… всего 1,1% от суммы налоговых доходов в консолидированный бюджет, при этом в республиканский бюджет пришло 16 миллионов, в местные — 28,3 млн рублей.

Говоря о мизерных налогах, получаемых с туризма, наши чиновники любят порассуждать о «мультипликативном эффекте», который наиболее репрезентативен для того или иного кластера, к примеру, чемальского. Такой у них нынче язык. По данным минтуризма РА, в 2011 году объем реализованного туристического продукта в республике вырос по отношению к 2010-му на 17% — до 2,3 миллиарда рублей, при этом турпоток увеличился на 12,5% и составил 1,35 миллиона посещений. Много это или мало, не суть важно для нашего чиновничества. Поголовье туристов стало восприниматься властями как некое движимое имущество, которым можно легко управлять и даже манипулировать.



Размышляя об итогах сезона-2011, тогдашний вице-премьер Сергей Тевонян на заседании координационного совета МАСС «Сибирское соглашение» обронил: «Мы принимаем уже более 1,4 миллиона отдыхающих в год, но для успешного предоставления товаров и услуг, которые мы можем произвести, нам нужно принимать не менее 2,6 миллиона туристов, к этой цифре мы намерены прийти к 2020 году» - об этом сообщалось на официальном правительственном портале. Как говорят рекламщики, почувствуйте разницу: в середине нулевых годов говорилось о планах роста платежей в бюджет за счёт туризма — а после нулевых заговорили о масштабах освоения бюджета за счёт того же туризма.

Много ли можно «откатить» или «распилить» при реальном подсчете числа туристов в местах размещения? Мировой опыт учит именно этому: подсчитывать число ночевок в гостиницах, на турбазах, в кемпингах и т.д. Предположим, заявленные на 2010 год 10 тыс. мест для туристов и отдыхающих заполнялись бы постоянно. Какую картину увидел бы Сергей Михотарович? В среднем турист отдыхает у нас от 7 до 10 дней, и даже если вообразить, что с июня по август все места в гостиницах и турбазах разлетаются в драку, получилось бы в лучшем случае 100-150 тысяч туристов за сезон. Посчитывать «дикарей» нет смысла: от них далеко не тот «мультипликативный эффект», который хотелось бы видеть чиновнику. Автотурист тоже едет чаще всего с палаткой и далеко не с пустым багажником — тоже без «мультиков». Как ни крути, а реальных туристов (дающих пользу региональной экономике) никак не больше 300 тысяч за сезон.

Зададимся вопросом: дал бы премьер Медведев миллиарды бюджетных денег на «алтайскую яму», если б ему стали говорить про 300 тысяч туристов, из которых нырять там не стала бы даже четверть? Дали бы миллиарды на строительство моста в Тюнгуре, на дорогу в Урлу-Аспак, на «горнолыжку» в районе Манжерокского озера и другие прожекты, оторванные от реального развития туризма в регионе? Нет, конечно. Масштабы освоения бюджетных средств имеют прямую зависимость от «бурного потока», и если заговорили про 7-8 миллионов туристов в год, то в автотуризме будут на Алтае все — вплоть до водителей автошкол с учениками, впервые выруливающими на Чуйский тракт, была бы видеокамера.

В прошлом году статья Аржана Малацагаева о состоянии туризма в Бурятии ввела чиновников в состояние клинча. Там тоже региональные власти развивают туризм в пользу федералов за счет «мертвых душ». Примерно как у нас: восемь пишут, один в уме. В переписке с А.Малацагаевым мы пришли к выводу, что туристов в той и другой республике где-то поровну, не более 300 тысяч человек в год. Отдыхающие «на лоне природы» не в счет: от них нет ничего, кроме убытков, если подсчитывать затраты на уборку мусора и вред, причиненный экологии.



По итогам сезона-2015 в консолидированный бюджет Республики Алтай от туристической индустрии пришло чуть больше 37 млн рублей. «Это на 16% больше, чем за аналогичный период прошлого года», - отметила в декабре пресс-служба республиканского правительства. Вспомним, в 2012-м собирали 45 миллионов. Почему же в 2014-м упали ниже 30-ти? Ведь поток туристов нарастал и ширился: по словам министра экономического развития и туризма Евгения Ларина, в 2014-м республика приняла «порядка 1,5 млн туристов, что на 22,4% выше аналогичного периода 2013 года».

Поток нарастал, расходы туристов тоже росли — а доходы в бюджет падали.

В 2016 году турпоток определили уже в 1.986.300 человек, но чаще мелькали пресловутые 2 миллиона. В среднем каждый турист находился на территории республики около 5 суток, учитывая основную массу выезжающих «на бережок» по выходным, и тратил с учетом всех дополнительных туруслуг где-то на уровне предыдущего года — 2.596 рублей в сутки (для сравнения: 2500 рублей 2015 году). В правительственной справке есть всё, кроме самого главного — экономических выгод от туризма.

Для простоты и удобства подсчетов возьмём усредненные 1,5 миллиона туристов и 2.500 руб. в сутки, а потом умножим на пять. Не знаю, может, у меня калькулятор плохой, но получается, что полтора миллиона туристов, из которых каждый проживал у нас в среднем 5 суток, должны были приносить каждый год к нам в республику не меньше 18,8 миллиардов RUR. Пересчитав несколько раз, я задался вопросом: врут про 1,5 миллиона или так залихватски воруют? 

«Туристская отрасль как локомотив увеличения доходной части консолидированного бюджета Республики Алтай» - с такой информацией в конце декабря 2016-го выступал перед депутатами республики 1-й зам. министра экономического развития и туризма РА Роман Птицын. Тут уже доля налогов от туризма в общем объеме налоговых поступлений составила в 2014 году 2,2%, но через год, правда — 2%. Арендные платежи за использование земельных участков в рекреационных целях составили в 2015 году 36,4 млн. рублей, обязательные отчисления в пенсионный фонд, фонды социального и медицинского страхования — 61 млн. рублей.

Денег в обороте — около 19 миллиардов (если исходить из численности «туристов»), а доходов в бюджет — чуть больше 200 миллионов, учитывая все-все налоги и платежи. Власть может возразить: таких оборотов на ее территории отродясь не бывало. Но тогда зачем рисовать полтора (а теперь уже и 2,05) миллиона туристов?

«Туризм до сих пор не стал локомотивом экономики Республики Алтай», - ответил г-ну Птицыну депутат Геннадий Сумин. Турбизнес, который нещадно эксплуатирует природные богатства Горного Алтая, обязан платить все налоги по месту нахождения турбаз. Депутат республики предложил включить в рабочую группу специалистов налоговой службы и разработать такую правовую базу, при которой турфирмам стало бы выгодно регистрироваться внутри республики. Депутат готов выйти с новой законодательной инициативой на федеральный уровень. Что же заставляет бывшего министра пойти на такой шаг? Геннадий Сумин привел убийственные примеры: в 2013-2015 годах в туризм из бюджета республики инвестировали 755 млн. рублей — а налогов за это время собрали 305 млн. «И это около 2% от всех наших доходов», - возмущался депутат, которому не хуже других известно, что среднемировой показатель в признанных туристических центрах — на уровне 10 процентов от ВРП.

Все громкие проекты реализуются в Горном Алтае с привлечением средств из федерального бюджета, на условиях софинансирования. Доля средств из республиканского бюджета составляет обычно 10 процентов. Это значит, что в 2013-2015 годах (только за три года) федеральное правительство выбросило на ветер не менее 7 миллиардов рублей. А за пять или семь лет? И сколько выброшено денег с момента создания ОЭЗ «Алтайская долина», от начала рытья котлована там, где так и нет искусственного моря с катамаранами и парусниками?

На снимке: вот и всё, что осталось от «искусственного моря» к концу строительства в алтайской ОЭЗ…

Если бы дать эти «арбузы» людям, реально работающим в туризме, получилось бы от 1,2 до 1,4 миллиона рублей на каждого. И с такими деньгами можно было бы рассчитывать в эти три года на будущую налогооблагаемую базу. Но у властей, похоже, свой вопрос к этим людям: «А откаты?» На котловане возле Айского моста и на дороге от аэропорта до этого котлована откатывалось без проблем. В общем, вложили 755 миллионов — собрали 305. А если бы депутат Сумин подсчитал за весь период 2006-2017 годов?

Кстати, о налогах в бюджет Крыма от туризма за прошлый год: они выросли там на 9% к уровню предыдущего года и составили 1,6 миллиарда рублей. Об этом информировало в конце 2017-го агентство «Прайм». И это «несмотря на сокращение турпотока на 5%, до 5,085 миллиона туристов», сообщалось в материалах Ростуризма. Из пяти миллионов туристов 3,3 млн побывали в Крыму летом. Это меньше, чем летом 2016-го, однако ж налоговые поступления от туризма в региональный бюджет выросли на 9%.

Если там, в Крыму, 5 млн туристов дали бюджету 1,6 миллиарда рублей, то спрашивается: сколько же тогда должны дать бюджету Республики Алтай прошлогодние 2,05 миллиона туристов? Получается, где-то 650 миллионов рублей только в виде налоговых поступлений. Или мы живём с крымчанами не в одной стране? При нашей дороговизне (а её отмечают все приезжающие на Алтай) отдача у нас должна быть гораздо выше, и наш «локомотив» уже тащил бы в бюджет сумму под миллиард, если бы слушали депутата Геннадия Сумина.

Он говорил про 2013-2015 годы. Говорил про Алтай, который считается «туристической Меккой», настоящим раем для путешественников, «второй Швейцарией» и т.д. Во всяком случае, по сравнению с крохотной Эстонией наш регион выглядит по части туризма сущим гигантом. Но так ли это? Эстонская «Postimees» в апреле 2013-го даже не пыталась скрывать свой оптимизм, рассказывая о том, что турбизнес страны третий год подряд показывал рекордные результаты. Судя по информации Банка Эстонии, в 2012-м доходы в госказну от туризма составили 1,24 млрд евро, что на 2,7% больше, чем в 2010-м. Если пересчитать по курсу того времени, то это никак не меньше 45 млрд RUR.

А сколько же туристов принимает невзрачная Эстония? В прошлом году число иностранных туристов, побывавших на родине Анне Вески, впервые перевалило за 2 миллиона, что на 6,6% больше, чем в 2016-м. Можно сказать, что в Эстонии — почти как у нас, если бесхитростно считать туристов по головам. Но только вот у них по миллиарду EURO — а у нас по 100 млн RUR в год. У нас не только с турфирм — со всех торговых сетей деньги уходят «на сторону».

И, кстати, генеральный секретарь Союза эстонских турфирм Марианн Лугус утверждает, что 1,5 миллиона российских туристов в Эстонии в показателях нашего Росстата за 2017 год — это все, кто пересекал границу, в том числе… местные жители, которые по нескольку раз переходят границу каждый день. А вот в данных эстонского Департамента статистики отражается только число туристов, которые пользовались услугами отраслевых предприятий — тогда как гостей в стране было, конечно же, больше. К примеру, в Таллинском порту считают, что в 2016 году столицу Эстонии посетили 474.990 круизных туристов, а на самом деле они вышли с корабля всего на несколько часов. Какие ж это «туристы»?



Департамент статистики Эстонии делит данные нашего Росстата примерно на восемь, и получается примерно как у нас с А.Малацагаевым: в 2016 году там побывали 200.972 российских туриста, но никак не 1,5 миллиона. Если методика эстонского ведомства верна, и если она соответствует мировым стандартам, то в нашем случае 2,05 миллиона прошлогодних «туристов», которые были замечены при въезде в Республику Алтай, как раз и дадут в сухом остатке 250-300 тысяч реальных туристов.

Но Эстония в наше время — это уже заграница, и то, что «у них», не всегда совпадает с тем, что «у нас». Сколько же туристов принимает, скажем, Башкирия? По данным Госкомтуризма республики, за прошлый год турпоток в Башкирию увеличился по сравнению с 2015-м сразу на 15% и впервые превысил 2 млн туристов. Как раз то, что надо. Регион улучшает показатели и подтягивается к Алтайскому краю и Республике Алтай, уральская республика переместилась уже на 11-е место. Но в Уфе тоже есть люди въедливые, которые усомнились в цифири республиканского госкомитета. Они напомнили о росте турпотока в Башкирию в 2016-м по сравнению с 2015 годом на 25% — до 1,4 млн человек. Но если прибавить к тем 1,4 млн прошлогодние 15%, то озвученные Госкомтуризмом РБ два миллиона никак «не набираются».

С трудностями при подсчете клиентов соглашались и в республиканском ведомстве. Там не отрицали, что оборот туристических компаний в Башкортостане составляет около 100 млрд рублей. «Но это лишь малая доля того (курсив мой – Н.В.), что генерирует турпоток». И далее ведомство расписывалось в собственном бессилии, говоря, что нет никакой возможности подсчитать доходы с туристов в гостиницах, ресторанах, кафе и т.д. По данным Госкомтуризма РБ, каждый турист в среднем тратит в республике по 3000 рублей в день. И это похоже на правду, у нас в Горном Алтае примерно так же.

Но если оборот в сфере туризма при 2,05 млн клиентов в год с оглядкой на башкортостанскую статистику может достигать ста миллиардов рублей, то с учетом всех налогов и платежей с этих 100 млрд должны поступать к 2020 году в бюджет никак не программные 150-170 миллионов, а уже миллиарды рублей. Или всё-таки нет у нас этих миллионов гостей, дающих столь радужные обороты? Если их нет, то самое время честно признать: мы погорячились, к нам приезжают каждый год 250-300 тысяч туристов. Если же они всё-таки есть, то мы ждём от властей внятный ответ: где тогда наши миллиарды?

Торговые сети идут вслед за туристами во все районы республики — от Маймы и Чемала до Усть-Коксы и Кош-Агача.



Туристы тратят не только в местах отдыха. По данным федеральных финансовых структур, объемы торговой выручки «Марии Ра» каждый месяц составляют по РА в среднем около миллиарда. Летом побольше — за счет туристов, разумеется. И эти миллиарды тоже уходят за пределы республики. Александр Шефер со своей сетью «Парламент» был последним, кто пытался говорить о развитии внутри республики собственных торговых сетей. Но правительство «временщиков» в таких советах, увы, не нуждается.

В прошлом году в Эстонии побывали, как уже сказано, более 2 млн иностранных туристов. Они провели в стране более 4,15 млн ночевок, или на 7% больше уровня 2016 года. А сколько же ночей провели в Горном Алтае наши 2,05 миллиона гостей, сколько денег они оставили? В Эстонии в прошлом году средний российский турист, по их данным, тратил за время поездки €229 (или около 16 тыс. руб.). Но если пользоваться данными небеспристрастного Росстата, то 1,5 миллиона туристов из РФ должны были бы оставить там… 24 миллиарда рублей.

Хорошо, что в Эстонии ничего не знают про наш Росстат — иначе всё могло бы закончиться отставкой их правительства.

А мы тем временем назло буржуазной Европе продолжаем держать верный курс в отдельно взятой республике на 7-8 миллионов туристов в год, и с нынешними темпами приписок масштабы освоения федеральных средств (точнее, их присвоения) за счёт «алтайского туризма» будут только расти. Если, конечно, вовремя не остановиться и не спросить самих себя: а где же эти 4 миллиона туристов на «два Алтая»? И почему у нас нет второго Крыма, если говорить о налогах, или второго Башкортостана, если говорить о десятках миллиардов, которые вращаются в «индустрии гостеприимства»? Если власть знает об этих миллиардах, и, возможно, даже что-то имеет с них, то почему у нее нет денег даже на то, чтобы прибрать мусор за своими гостями?

Фото:  2gis.ru, dreamstime.com, drom.ru, grindin.net, mikrob.ru, travelask.ru, turizm.ngs55

- 0 +
Анастасия 21.04.2018 в 12:15 # Ответить
Этнографический туризм
Разницу между количеством и доходом в туристической отрасли можно объяснить на примере "Золотого кольца Горного Алтая", этот бренд РА -эксплатирует Новосибирск, Москва. Они у себя продают путевки по 40-50тыс руб\чел и по 50-70 чел автобус (автобусов за сезон 100-500 шт) с продуктами катят в Горный Алтай- эксплуатируют нашу красоту, чистый воздух и воду, а взамен оставляют только ТБО. Им не интересен жители РА, их культура и история,даже кухню игнорируют. А предложение этот бренд перевести во внутренний туризм, т.е по всему кольцу, в сакральных, красивых местах, в суточной доступности построить туркепинги и продавать путевки "Золотое кольцо Горного Алтая" На 7-10 дней. - деньги у нас, продукты наши и рабочие места у нас, не будут уезжать алтайцы на Сахалин. Но Правительству, Минтуризму -это не выгодно (нет отката, от таких фирм, как Система) им развитие Горного Алтая стоит на втором месте, после кармана.

ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?