Эрик идёт по следу ирбиса

Любовь Ивашкина
14.10.2011

Просмотров:

1631

В горах Алтая впервые использована немецкая овчарка в ходе экспедиции по мониторингу «снежного барса»




Специалисты Алтайского заповедника подводят итоги мониторинга снежного барса с использованием собаки-поисковика. Уникальное собачье чутье в десять раз лучше, чем зрение человека. Оно позволяет обнаружить на фоне почвы и идентифицировать следы жизнедеятельности того или иного вида животных. При подготовке ищейки специалистами была использована методика, разработанная Линдой Керли, научным сотрудником заповедника Лазовский (Приморский край). Собаки-ищейки с успехом проходят свою службу на таможне и пограничных постах Дальнего Востока, обнаруживая контрабандные дериваты животных, используются для изучения многих видов животных в природных условиях. Хвостатые специалисты, подготовленные Линдой, успешно используется в Приморье для поиска жизнедеятельности редчайших кошачьих планеты - дальневосточного леопарда и амурского тигра.

Осенью прошлого года WWF инициировал подготовку собаки-поисковика в помощь экспертам по мониторингу ирбиса в пределах Алтая. Тренировкой немецкой овчарки по кличке Эрик занялась эксперт-кинолог международного класса Екатерина Григорьева на базе Барнаульского питомника - один из лучших специалистов в Сибири. Прежде она натаскивала собак на поиск наркотиков и оружия,  но теперь Екатерина подготовила нестандартного «барсиного» эксперта.

Дрессировка Эрика продолжалась до лета нынешнего года, и прошедшая экспедиция по Горному Алтаю стала первым полевым «выходом» собаки, своеобразным экзаменом на профпригодность (кстати, это первый подобный опыт в Сибири).

Вчера координатор группы по редким видам животных, государственный инспектор Алтайского заповедникаСергей Спицын вместе со своим «партнёром» по работе - послушным Эриком - вернулись из двухнедельной поездки. И мы из первых рук узнали о том, как проходила экспедиция, и что удалось обнаружить в ходе полевой практики «барсиного» эксперта.

По словам Сергея Спицына, сотрудники Алтайского заповедника обследовали северо-восточную часть Южно-Чуйского хребта, где искали экскременты ирбиса для последующего проведения генетического анализа. По этому анализу устанавливается генетический паспорт животного.

— На хребте Чихачёва, где обитает снежный барс, и мы об этом точно знаем, Эрик прошёл первую полевую практику как собака-поисковик. Пёс работал хорошо, можно сказать, оправдал надежды специалистов. Он уверенно нашёл две пробы экскрементов, принадлежащих барсам. Мы обследовали также все притоки Чаган-Узуна, но, к нашему сожалению, на этой территории мы не обнаружили следов обитания ирбиса, признаков его жизнедеятельности (помёт, поскребы, шерсть). С местными жителями беседовали, расспрашивали чабанов. Действительно, в эти места очень редкие заходы барса бывают, и это предстоит изучать.

Кроме того, поиск следов ирбиса на территории Южно-Чуйского хребта также не увенчался успехом. До нынешнего года этот хребет рассматривался как пригодный для обитания краснокнижного животного лишь теоретически, никаких полевых исследований не проводилось. Однако мы обследовали лишь малую часть, в дальнейшем нам предстоит обследовать другие стороны и отроги этого хребта.

Сергей Спицын доволен работой собаки-поисковика. Несмотря на свой молодой возраст, Эрик показал себя работоспособным помощником.

Правда, не обошлось без проблем. Эрик (или как его стали называть участники экспедиции – Рик), на самом деле стопроцентный горожанин и в горы попал впервые. Сложность в том оказалась, что на гребнях хребтов слишком много острых камней. Первое время пёс сбивал лапы несмотря на щадящий режим его участия в экспедиции. Он совершенно нормально перенёс условия высокогорья, поднимался на высоту до 3,5 тыс. метров и работал хорошо. Однако первая в жизни полевая практика испытала Эрика на прочность ещё и погодой. Простыл во время первого снега, который выпал примерно на полметра и был мокрый. Консультации с кинологами, уколы - и пёс поправился.

Эти проблемы не свойственны ни дворовым собакам, ни лайкам, а вот чистокровной немецкой овчарке пришлось трудно, пока Рик не адаптировался до конца. Нас интересовало всё: и как питается сейчас пёс, и где живёт, и у какого ветеринара лечится, и можно ли обуть его лапы в кожаные мешочки?..

Пёс переводил взгляд почти человеческих глаз с одного на другого, а его наставник рассказывал, что особого меню нет, питается как обычная нормальная собака. Живёт в Яйлю, есть у Рика свободный вольер. Все прививки сделаны ещё в Барнауле, но если понадобится, то в нашем городе тоже есть хорошие ветеринары. А вот что касается собачьей «обуви», так это исключено: в горах скользко, гребни узкие, есть опасность соскользнуть в пропасть.

Сейчас Рик отправился домой, в Яйлю, отдохнёт там, наберётся сил и, возможно в ноябре снова выступит в роли «барсиного» эксперта.

Чем отличается собака-поисковик от популярной в нашем регионе лайки? В первую очередь тем, что далеко не уходит от хозяина.

— У неё поиск идёт «челноком», - объясняет Сергей Владимирович. - Она постоянно в зоне видимости. Нашла, ложится около находки и ждёт человека. Конечно, трудно работать с молодой собакой, если она ничего не находит. Поэтому пса надо подбадривать. Для того, чтобы поддерживать его интерес, мы брали эталонные пробы с Новосибирского зоопарка.

В дальнейшем, по мнению Сергея Спицына, такого ценного профессионала в большей степени нужно ориентировать не на поиск, а на идентификацию.

— Дело в том, что одна собака не может заменить группу исследователей из пяти-шести человек. Она, даже самая лучшая, в состоянии пройти только один маршрут, а пять исследователей, соответственно – пять маршрутов, и они больше соберут проб. Вот эти пробы надо отсеивать с помощью собаки. Это наиболее оптимальный режим её использования, потому что 50 процентов проб, собранных опытными зоологами, оказываются не принадлежащими барсу. А провести анализ каждой пробы стоит 20 долларов. Поэтому, если с помощью собаки произойдёт отсев этих 50 процентов, то это будет большая экономия средств. Вот на это мы и будем ориентировать Эрика в дальнейшем. И как поисковик он будет также задействован, но в меньшей степени.

Фото: Аня Ивашкина

ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?