Приз победителю от студии «Ирбис» и «Новой Азии»

Светлана ЗЯБЛИЦКАЯ
28.11.2018

Просмотров:

386



Как уже сообщалось, студия «Ирбис» объявляет конкурс на лучшее название к новому видеоролику. Победителя ждет приз — фотокартина Ивана Усанова, выполненная на плато Укок, с автографами авторов произведения, которое размещается для всех участников нашего конкурса.

Накануне интернет-презентации лидер группы «Новая Азия» Александр Трифонов в интервью для нашего портала сообщил, что их сотрудничество с Иваном Усановым длится уже много лет, ему нравится писать музыку к документальным фильмам студии «Ирбис». Но такой работы, как сейчас, в их практике еще не было, хотя у Ивана много лет назад был выпущен диск с фильмами о природе без сопровождающих текстов, и к большинству из них Александр Трифонов написал эксклюзивную музыку. Наверное, в каком-то смысле эти вещи можно расценивать как клипы, наиболее удачными Александр считает видеосюжет «Гора Белуха. Вид с вершины»  и видеофильм о Шавлинских озерах и долине реки Маашей.

В этот раз Иван сам предложил сделать клип, вернее, сначала он сделал монтаж, а потом сказал, что всё готово, и можно приступать к озвучиванию. Как появилась идея работы над видеороликом для просмотра в интернете? «Мне очень нравится музыка Александра Трифонова, - ответил режиссер, - и увидев недавно, что у меня скопились видеоматериалы, часть из которых нигде не использовалась, решил создать видеозарисовку, чтобы показать Алтай с высоты птичьего полета.

Известно, что 30 декабря 2015 года Госдума приняла закон, ограничивающий использование дронов для видеосъемок. Иван Усанов уточняет, что все видеоматериалы из его архивов, использованные в этой зарисовке, были сняты до принятия закона, то есть до декабря 2015 года.

Зрителю, знакомому с творчеством Ивана Усанова, хорошо известны его съемки с моторного параплана, поэтому сам собой возникает вопрос: чем отличаются те его съемки от нынешних с применением дрона (квадрокоптера)? Можно сказать - ничем, считает режиссер; картинка примерно такая же, зритель видит те же пейзажи и то же самое движение. Но при этом у дрона больше возможностей: он может лететь вперёд и быстро разворачиваться обратно, может висеть на одном месте. Конечно же, это большие преимущества.

— С моторного параплана снимать очень сложно, - говорит Иван. - Нужно пилотировать аппарат и еще следить за съёмкой; это то же самое, что водителю снимать самому во время движения автомобиля — конечно, в этом есть большой риск. Для того, чтобы снимать с моторного параплана, оператор должен очень хорошо летать. Понятно, когда ты снимаешь с параплана, ощущения, которые испытываешь, просто непередаваемые — увы, пользователи дронов никогда не испытают тот восторг, тот адреналин и страх, которые ощущаешь, находясь в воздухе в разных погодных условиях.



У каждой съемки есть свои преимущества и недостатки. В отличие от параплана, у дрона ограничена высота и дальность полёта. На параплане я могу пролететь до 50 километров до нужного объекта — вершины горы, водопада, озера — и вернуться обратно. Для примера: вот этот видеосюжет, который я снимал в Баргузинском заповеднике. На первой фотографии – мой старт перед началом съемок, а на второй - озеро Фролиха, до которого я летел от Байкала по воздуху где-то 12 километров. А квадрокоптер летит максимум на 7 километров. Иногда приходится слышать, что фотографы отказываются признавать «дроновское», но я таких не знаю. Скорее всего, это те, у которых еще нет дрона, или пока у них нет такой возможности.

— А не бывает такого чувства, что «дроновские» сюжеты чем-то похожи друг на друга?

— Вполне возможно, что они похожи друг на друга так же, как похожи и фотографии, отдельные видеокадры, снятые в том же месте, и т.д. Скажем, величественная Белуха по форме всегда одна и та же, но меняется время года, время суток или погода, и от этого меняется ее свет, она может казаться «разной», и тем не менее мы узнаём ее всегда. В каком-то смысле все фото, сделанные в одном месте, похожи друг на друга. Я снимаю документальные фильмы, и съёмка с дрона — это всего лишь одна из точек зрения, которая обогащает сюжет, но никак не самоцель.

В моих фильмах воздушной съёмки максимум 5–10 процентов. И еще насчёт того, что сюжеты могут выглядеть «одинаковыми» или наоборот «разными»: пусть это решает зритель. Наш великий цензор и учитель — это зритель, и ради него мы ползаем, летаем, мёрзнем в тайге, или в горах, падаем на параплане, ломаем дроны, потом умираем за компьютером (кстати, самая сложная часть в создании фильма), а он может сказать: «Отстой полный», - и, возможно, будет прав.

Могу добавить к сказанному, что в этом видеоролике кроме «дроновских» есть также кадры с параплана. И мне интересно, смогут ли пользователи интернета отличить их друг от друга. Писать об этом можно прямо в комментариях. Но, конечно же, нам интереснее, чтобы кто-то придумал самое удачное название для видеоролика.

Почему из всех композиций, которые есть в арсенале «Новой Азии», выбор пал именно на ту, которая сопровождает полет над Алтаем? Отвечая на этот вопрос, Александр Трифонов уточнил: поскольку Иван сам выступил инициатором, выбор пьесы он тоже взял на себя. Он доверяет его художественному вкусу, зная, что Иван очень тонко чувствует, как надо снимать природу Горного Алтая, поэтому все его фильмы по-своему прекрасны, но как музыканту ему больше запомнилась и понравилась работа над тем диском, где они показали Алтай «без слов». К этому остаётся добавить, что новая вещь, которую они подготовили для интернет-презентации, тоже не требует лишних слов. Смотрим и выбираем для нее самое удачное, на ваш взгляд, название. Предлагать свои варианты можно прямо здесь, в комментариях, или при обсуждении в социальных сетях.

Победителя конкурса ждет заслуженный приз, а напоследок мы должны сообщить, что в следующей публикации расскажем о новых фильмах Ивана Усанова.



- -1 +
антон 30.11.2018 в 14:09 # Ответить
первое что напрашивается 'С высоты птичьего полета' или 'Алтай: взгляд из под облаков'

ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?