Алтайские мараловоды проводят срезку пантов (фото)

Денис ГОРНОСТАЕВ
10.12.2016

Просмотров:

1556



Июнь в горах Алтая – время срезки пантов марала. Прирученный алтайскими старообрядцами на рубеже XVIII-XIX веков, благородный олень каждое лето приносит в жертву свою драгоценную корону. По легендам, в рогах марала заблудилось само солнце, оставив в них часть своей силы. И человек каждое лето забирает жертвенный огонь, скрытый в пантах…



Маральники, в которых разводят благородных животных, опутывают горы по всем районам Республики Алтай. Ближе к местам срезки парки разбиваются на загоны и коридоры, по которым животных гонят к цели.





Выбрать рогачей с самыми тяжелыми, элитными пантами, которые выделяются на общем фоне идеально расположенными отростками – задача не из простых. Отбивка маралов всегда считалась тяжелой работой в канун срезки. Ошибки быть не должно, поэтому отбивку доверяют самым опытным мараловодам.





Показать процесс срезки – тоже непростая задача, и можно сказать, что фоторепортер Александр Кряжев справился с ней блестяще. Часть его фотографий представлена на NIBLER.RU и на «Ридусе» с теми подробностями, которых часто недостаёт другим. Марал, который помнит срезку предыдущим летом, лишь на миг появился перед фотообъективом, и этого мига оказалось достаточно, чтобы передать ужас животного, загнанного в «карман».



Станок, в котором спиливают панты с головы марала, - эдакий «мягкий пресс». Стоит только рогачу попасть в станок, как пол под ним проваливается, и марал зажимается в прессе.



Новый урожай пантов – в надежных руках мараловода, никак не склонного к сантиментам. Суровая мужская работа, которую способен выдержать далеко не каждый.



Перед срезкой у марала забирают из пантов до литра крови, которую исстари применяли для приготовления лекарственных средств. Обычно, начиная пилить, стараются накрыть голову рогача, но ткань часто сползает, и в такие моменты лучше не встречать взгляд зажатого в станке марала.



Глову стараются зажать так, чтобы никто не слышал, как ревёт марал. Слышно только его дыхание.





Удержать марала, помочь как можно быстрее спилить один, потом другой пант…



На ощупь панты во время срезки похожи на резиновые. Налитые кровью, сверху они имеют зеленоватый цвет. Бархатистые, напоминающие по форме ветви дерева.



Добровольно-принудительное донорство: мараловоды забирают кровь из места среза.



Люди, далёкие от мараловодства, часто спрашивают: правда ли, что при срезке пантов мараловоды пьют кровь? А те, в свою очередь, не понимают: быть у воды – и не напиться? Чабаны при забое овец, охотники при разделке зверя – все собирают кровь. Детям в аптеках продают гематоген, взрослые покупают там же пантогематоген, приготовленный из крови марала…





…а мараловоды пьют свежую кровь стаканами, и никто из них не обращался с жалобами к врачам.



Из срезанного панта, приготовленного для дальнейшего консервирования, выжимают кровь и тут же пьют.



После того, как места срезов на голове марала обработаны по всем правилам ветеринарии, его выпускают на волю. Он пулей вылетает из станка, и даже собачка встаёт от ужаса на задние лапы…



Выращенный урожай надо сохранить, тем более, что килограмм алтайских пантов в последние годы в пересчете с иностранной валюты приносит мараловодам от 25 до 30 тысяч рублей. После срезки панты относят в варочную. Варка - первая из нескольких стадий консервирования валютного сырья.





Варку пантов проводят в полутемном помещении. Солнечные лучи губительны для пантов. Долго оставлять на воздухе их тоже нельзя. Консервация возможна только в горячей воде.





Приготовление пантов сродни какому-то чародейству, здесь нет «технологий», всё происходит на уровне природного чутья и навыков, которые передаются в семьях мараловодов из поколения в поколение.



Жарко… Ковш холодной воды утоляет не только жажду. Во время варки приходится временами забывать об обеденных перерывах, счет идет на минуты, и если где-то недоглядел, вся партия срезанных пантов может уйти в брак.



Много воды должно смениться в варочной, прежде чем знающий мастер скажет: пора сушить. После варки каждую партию относят в ветровую сушилку.



Очереди для желающих принять пантовую ванну, после которой возвращается «вторая молодость», расписаны на алтайских маральниках на годы вперёд. В горячей воде вываривается сила Природы, скрытая в пантах марала. Ощущения бывают такими, что кажется – со всех сторон в этом отваре притягиваешь к себе невидимые иголки.



Работать во время варки пантов можно лишь в зимних рукавицах. Священнодействие, да и только.



Приготовленные панты уносят в сушилку.





«Ветровая» (она же сушилка) – хорошо продуваемое помещение с решетчатыми стенами. Здесь панты сушатся.



Сушка чередуется с жаркой – в крепко натопленном сухом помещении.
Процесс консервации продолжается всё лето и заканчивается только к осени, когда приезжают первые покупатели из Южной Кореи и Индокитая. Приходит время продажи алтайских пантов на экспорт.

ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?