Записки алтайского пчеловода с ярмарки в Южной Корее

Григорий Кудряшов
16.10.2013

Просмотров:

3106

Международные ярмарки натуральных продуктов питания, проводимые в итальянском Турине, пополнились еще одним адресом: город Намьянджу, расположенный по соседству с Сеулом, в начале октября принимал сторонников движения Слоу Фуд из стран Азии и Океании. Честь представлять Россию на этой престижной ярмарке по желанию корейской стороны выпала мне. Но акцент при этом был сосредоточен на Республике Алтай. На церемонии открытия ярмарки, получившей название AsiO Gusto, мне предложили облачиться в алтайский национальный костюм и пронести флаг Республики Алтай.

В павильонах ярмарки бывшие союзные республики были представлены как самостоятельные государства; на церемонии открытия я снялся на память с очаровательной Зинаидой Цой из Узбекистана — она покорила хозяев фестиваля тем, что была в Намьянджу единственной «русской кореянкой».

На конференциях, посвященных производству качественных продуктов питания, мелкотоварному фермерству, сохранению биоразнообразия на планете, всему тому, что связано со здоровой и вкусной пищей, постоянно отмечалась моя причастность к Республике Алтай. Я же представлял этот регион и страну как пчеловод. Привезенный мною мёд на ярмарку в Намьянджу получил хорошие оценки самих корейцев и представителей других стран. Моя продукция проходила под брендом алтайского меда, и, как мне показалось, теперь вполне можно рассчитывать на то, что натуральный мёд с Горного Алтая может занять достойное место на международном рынке среди качественных пищевых ресурсов.

Корейские ребятишки подобно пчёлкам окружали мою экспозицию и охотно дегустировали алтайский мёд; а на следующем снимке — куратор делегаций из стран СНГ Jongwoon Jung держит в руках мой мёд и казы из вкуснейшего мяса в подарок от Ханым Ахметовой из Казахстана.

К сожалению, Россия была представлена только в моем лице. По условиям устроителей AsiO Gusto стране – участнику мероприятия – предоставлялось только одно бесплатное место; другие должны было оплачивать проезд, а питание и проживание корейская организация Слоу Фуд брала на себя. В нашей стране – к стыду – не нашлось людей и организаций, которые взяли бы на себя расходы на перелёт в Сеул и обратно ради высокой цели: демонстрации российских натуральных продуктов питания. В программе мероприятия, например, была заявлена костромская чёрная соль. В павильоне, в котором повара из России должны были удивлять посетителей ярмарки блюдами национальной кухни, сами корейцы продавали экзотические для нас фрукты. А вот в Кыргызстане нашли возможность, чтобы отправить на AsiO Gusto делегацию из восьми человек.

Ни одного русского коммерсанта в Намьянджу я не увидел; девушкам, работавшим на ярмарке, некому было предложить прекрасно изданные словари.

В павильонах Намьянджу я ненадолго вернулся в прежние времена, когда в нашей большой стране, что бы ни говорили, а она была — братская дружба народов, и на этом снимке запечатлены воспитанные союзом Аида Баймакова из Казахстана с Зинаидой Цой; а на следующей фотографии — очаровательная персиянка среди местных красавиц.

Высокорослые, с экзотическими наколками на подбородках, загадочные обитательницы далёкой страны Вануату вызывали всеобщее любопытство, в их экспозиции на ярмарке преобладали райские дары природы.

В ярмарке принимали участие представители сорока четырех стран. Нашлось место даже европейской Македонии. Об Италии и говорить не стоит: она благодаря усилиям своего соотечественника Карло Петрини является родоначальницей движения Слоу Фуд. Был даже представлен Израиль: в экспозиции этой страны среди продуктов значились и три сорта мёда. Я дегустировал его несколько раз и в разное время, но нектар с богоизбранной земли не вызвал у меня восторга. Алтайский мёд гораздо вкуснее. Из всех отведанных мною медов предпочтение я отдал мёду из Австралии – по некоторым сообщениям, пчеловодство пошло там от сибирских старообрядцев, вынужденных бежать на далёкий континент от преследований коммунистического режима. А вот корейского мёда, к сожалению, мне попробовать не удалось, хотя я усиленно искал его в торговых рядах.

Бродить по территории, отведённой для фестиваля, было крайне интересно: в одном месте встречались «живые коридоры» из диковинных овощей и фруктов, а совсем рядом можно было увидеть промышленные плантации кукурузы.

Что же касается корейской кухни, то в ней преобладают блюда из растительной пищи с очень острыми приправами. Мясным и рыбным блюдам отводится второстепенная роль. Чтобы переход на другую систему питания для меня и русскоговорящих представителей среднеазиатских стран не показался слишком резким, мы ходили есть отварную баранину и говядину к монголам, которые оказались очень гостеприимными и радушными соседями.

На столе в корейских семьях кроме традиционных морских водорослей и рыбы всегда есть грибы; иногда встречались блюда, о которых Высоцкий пел как про «вот это жёлтое в тарелке»; и, конечно, я не смог удержаться от снимка на память традиционного вегетарианского обеда по-корейски, которым нас угощали: кажется, что еды совсем немного, но насыщение не сравнимо ни с чем…

Мясо считается у корейцев большим деликатесом, и искусство его приготовления заслуживает отдельного, обстоятельного разговора. Но удержаться от того, чтобы показать всем бесподобную жаровню по-корейски, я не могу — мясо, разложенное на железных прутьях, жарится на живом огне.

Руководитель монгольской делегации Оргил Гурамт даже пригласил нас посетить монгольский культурный центр в Южной Корее, существующий уже семнадцать лет. Подобный центр, но уже корейской культуры, действует в Улан Баторе. В монгольском центре было много экскурсантов – как взрослых, так и детей. Их привлекали не только музеи, но и выступления конной цирковой группы и выступления сценических артистов.

Территория, отведенная под монгольскую деревню, весьма обширна по корейским масштабам; наши соседи охотно демонстрируют в Стране утренней свежести музейные экспонаты времён Чингисхана — как, например, доспехи воина той поры; всё это было интересно не только мне, но и маститому японскому фотографу Масаюки Какегава.

 

Впервые в жизни я увидел в Намьянджу выступление самобытных музыкантов из Индонезии. Как же они играли! Их музыка до сих пор звучит у меня в душе.

Если говорить о кухне других стран, то было перепробовано блюд так много, что выделить из них какое-то одно или несколько для меня как человека, не слишком склонного к гурманству, очень трудно. Главная ценность состояла в том, что пища была натуральная, а значит – полезная для здоровья человека. Это чрезвычайно важно в мире глобальных продуктовых подделок, когда наши столы заполняются генетически модифицированными продуктами со всевозможными добавками, красителями и усилителями вкуса.

Не переставая восхищаться красотой корейских женщин, я присматривался к их традиционным занятиям в сельской местности. Одна из девушек демонстрировала искусство приготовления теста по-корейски, а я в это время подумал: мужьям в такое время (особенно после рисовой водки) надо держаться где-нибудь подальше…



Такие сцены, воскрешающие старый патриархальный быт, вызывали неизменное любопытство со стороны гостей ярмарки; оригинально и очень удобно оборудованы в корейских деревнях скотные дворы и курятники.

C большим интересом я рассматривал работу ткача, а чуть позже мастера, который изготавливал на виду у всех знаменитые корейские циновки.

Сначала меня удивило известие о проведении ярмарки органических продуктов питания в Южной Корее — стране индустриально развитой, уверенно идущей среди лидеров в судо- и автомобилестроении, в области электроники и хай-тека. Но увидев город Намьянджу и сравнив его с Сеулом, я понял, что корейцы после промышленного рывка повернули на путь гармонического сосуществования с природой. 600-тысячный Намьянджу занимает территорию гораздо большую, чем 10-миллионный, закованный в сталь и бетон Сеул. В Намьянджу вокруг жилых построек стоят девственные леса. Здесь не сносят старые постройки, а высотные дома строят в стороне от них, причем сразу целыми микрорайонами. Поэтому в любом месте города возле одноэтажных домиков можно увидеть грядки с самой разнообразной овощной растительностью. Особенно много тыквы. Она растет даже вдоль дорог.

Шумный Сеул, как мне показалось, не очень-то нравится корейцам, они просто вынуждены подчиняться современной урбанизации; в том и другом городе я заметил большую тягу корейцев ко всему традиционному — как, например, к вот этой древней тележке…

…а вот это — новейшая автолавка по-корейски: разложил товар, продал его, свернул витрину и поехал дальше…

Среда обитания и натуральные продукты – основные условия для здоровой и продолжительной жизни человека. В Южной Корее средняя продолжительность жизни составляет 83 года. Корейцы уступают только своим соседям японцам. Многие жители Намьянджу стараются выбирать место работы рядом с проживанием, чтобы меньше загружать улицы автомобилями. Чистый воздух тоже служит залогом здоровья. Поэтому название Южной Кореи как «страны утренней свежести» себя оправдывает. Но свежесть необходима и в продуктах питания. Поэтому проведение ярмарки AsiO Gusto в Намьянджу вполне можно считать закономерностью. Тем более высока его роль по воздействию на сознание людей, что только органические продукты питания представляют ценность для здоровья и долгой, активной жизни. О роли AsiO Gusto на церемонии открытия мероприятия говорили президент фестиваля Ан Джонг Вун, генеральный секретарь международной ассоциации Слоу Фуд Паоло Ди Кроче, министр сельского хозяйства Республики Корея Ким Санг Хун, мэр Намьянджу Ли Сук Ву и руководители делегаций из других стран. Ярмарка удалась на славу, и поэтому его устроители заявили об очередной такой встрече через два года.

Если бы я не был в Южной Корее и не видел горных пейзажей этой прекрасной страны, ни за что не подумал бы, что эти фотоснимки сделаны там. Представления о южнокорейских городах были у меня совсем другими. Просто два вида по соседству с гостиницей, в которой мы жили.

Кроме фермеров и мелких предпринимателей на AsiO Gusto были приглашены известные в своих странах ученые. Например, с интересными докладами об особенностях изменения климата, сохранения агробиоразнообразия и необходимости скорейшего перехода к органической системе земледелия выступили ученые-аграрники Акылбек Касымов (Кыргызстан) и Курбонали Партоев (Таджикистан). Кстати, г-н Партоев попросил меня передать привет картофелеводу Тамаре Стрельцовой, которая известна в Республике Алтай и далеко за ее пределами…

Обстановка на конференции была самой непринужденной — этот индус с большим интересом слушал гостей из бывшего Советского Союза; по условиям устроителей AsiO Gusto много внимания по время работы ярмарки отводилось занятиям с детьми.

Покидая Намьянджу после недельного пребывания в городе, я поймал себя на мысли, что следовало бы в принудительном порядке и за свой счет отправить сюда российских градостроителей, чтобы они поучились тому, как надо создавать среду обитания в современных условиях. К месту сказать, наш Горно-Алтайск идёт, на мой взгляд, к великому сожалению, по пути тупикового развития, пытаясь подражать большим городам.

Находясь на территории знаменитого Королевского дворца — памятника средневековья — абсолютно теряешь ощущение времени, и если бы не толпы гостей, легко было бы представить себя случайным паломником, попавшим сюда из древней Руси…

…Уже в Горно-Алтайске я получил электронное письмо, которое подписали мэр Намьянджу Ли Сук Ву и президент AsiO Gusto Ан Джонг Вун, в котором они поблагодарили за участие в октябрьской встрече и выразили пожелание, что с нетерпением будут ждать на следующем таком фестивале органических продуктов питания.

Вспоминаю банкет, который устроил для гостей AsiO Gusto мэр Намьянджу Ли Сук Ву, на следующем снимке он в самом центре, и у него есть все основания для того, чтобы быть уверенным: ещё один праздник движения Слоу Фуд удался на славу!

ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?