После того, как Болтухин сжёг за собой архивы…

ALTAPRESS
19.12.2013

Просмотров:

1192

 

Молодой нотариус Елена Унучакова в сентябре этого года одержала победу на выборах главы Турочакского района — ее поддержали 39,07% избирателей. До этого она не работала в органах власти и не занималась политической деятельностью. В интервью для Altapress.ru Елена Унучакова рассказывает о том, как ей работается на новой должности и какие задачи она перед собой ставит.

 — Когда вы пришли в администрацию района, что вы увидели, и насколько эта реальность отличалась от того, что вы ожидали увидеть?

— С одной стороны, было приятно увидеть сплоченную команду — но с другой стороны, сотрудники не знали, для чего они работают, не было объединяющей их идеи, они были просто как винтики в большом механизме, не видели общую картину происходящего, что-то делали, но без особого понимания конечного результата их труда. Я начала задавать вопросы, зачем принимались те или иные решения — например, реорганизация МУПов в ООО, никто толком не понимал и не мог мне объяснить.

Еще я встретила довольно расслабленный подход к работе: когда я обращалась с какими-то поручениями и хотела зафиксировать их в письменном виде, мне говорили "зачем бюрократию разводить", а сейчас уже поняла, что устных распоряжений недостаточно, потому что потом начинается "ой, не успел", "ой, забыл, извините" - то есть недостаточно ответственное отношение к делу. Сейчас поручения даю письменно и жестко ставлю сроки отчета о работе, чтобы их мобилизовать, повысить степень ответственности.

— Вы избрались при поддержке оппозиционных сил... Воспринимают ли вас власти региона или жители как представителя оппозиции?

— Если не акцентировать на этом внимание специально, то никто не обращает внимания — ну избрали и избрали беспартийного представителя народа, ну и что. Важно, какие я принимаю решения, как на них реагируют граждане, что я не окружаю себя родственниками, а стараюсь подбирать тех, кто показал себя как опытный профессионал.

Думаю, просто не надо себя позиционировать подчеркнуто как оппозицию, надо не бояться критики, прислушиваться к мнениям граждан.

— Заместители бывшего главы района Николая Болтухина сами ушли вслед за ним или вы их уволили?

— Сами ушли. Они были в отпусках, по окончанию которых увольнялись по собственному желанию. Позже по итогам проверки было выявлено, что специалист ГО и ЧС не соответствует занимаемой должности, и он написал заявление об увольнении по собственному желанию. О начальнике отдела по образованию я слышала много негативных отзывов, но не хотела принимать решение поспешно, рубить сплеча, хотела разобраться в ситуации. Были проверки КРК, Следственного комитета — они выявили нарушения, деловая репутация администрации как работодателя от этого пострадала, пришлось с этим сотрудником расстаться.

— Какие первоочередные задачи вы ставите перед собой?

— Выстроить работу администрации, решить кадровый вопрос, мотивировать сотрудников, и тогда уже вместе "выходить на внешние рубежи", поднимать район. Сейчас у нас пока нет людей, способных написать внятную программу развития района, понять, как зарабатывать деньги для районного бюджета, и не хватает информации, необходимой для ее написания. Ищем такие кадры.

Я думаю, нужно минимизировать влияние власти на жизнь людей в районе: она должна работать так, чтобы ее было незаметно. Нужно поддерживать инициативы снизу (я сама — тоже такая инициатива), вовлекать граждан в обсуждение и решение наших общих проблем, выносить проекты решений на общее обсуждение, чтобы люди знали, к чему это приведет и не были безучастны к жизни района.

Расшевелить людей бывает сложновато — но уже сформировалась группа активных граждан, которые готовы помогать нам.

Хочется, чтобы в район возвращались те, кто уехал и приезжали новые люди. Я думаю, для этого надо показывать им примеры тех, кто уже внес свой вклад в развитие района, результаты их труда. Причем часто еще получается так, что приезжие, не коренные жители зачастую даже активнее объединяются и участвуют в решении наших проблем.

Ставку нужно делать на молодежь. Мы должны быть для них примером.

— Что вы ставите в список приоритетов для развития района?

— Мы сейчас дали задание всем главам сельских поселений — провести учет и ревизию всех земельных ресурсов, проинспектировать все виды земель, изучить их потенциал, чтобы решить, как их развивать. Навести порядок с гостиницами и гостевыми домами, с тем, что уже есть. Пока мы собираем информацию, а осознав объем ресурсов и возможностей, будем думать, что надо менять. Никаких революционных решений не принимаем.

— Вы чувствуете себя политиком, управленцем, просто гражданским активистом, взявшим на себя ответственность за район?

— Я считаю, что я не политик, уровень муниципалитета — это не политика, Я просто человек, который хочет объединить других людей, помочь им осознать, что мы все живем на одной земле и почувствовать, что мы вместе можем справляться с трудностями.

— Какие риски вы видите в вашей новой работе?

— Главное — не торопиться с решениями. Стараться обдумывать, взвешивать любые предложения, негодования, не рубить сплеча, не делать поспешных выводов. Лишние эмоции вредят делу. Поэтому я призываю граждан в случае конфликтов, проблем не бежать сразу в полицию, прокуратуру, следственный комитет, а учиться заниматься медиацией. А я, как глава района, буду помогать в этом.

— Сильно ли работе администрации района повредило сожжение документов, которое устроила старая команда в ночь после выборов? (В ночь после дня выборов, когда стало известно о победе Унучаковой, руководители бывшей администрации района устроили во дворе здания администрации костер из документов — прим. ред.)

— Сожженные документы не слишком сильно повредили работе администрации — ну или я пока это не ощутила. Делопроизводство и без того нормально не велось. Мы будем проводить аудит всей работы районной администрации — хотя меня от этого и отговаривали, — чтобы потом, спустя два-три года, четко понимать, что можно исправить и где чья ответственность, где ошибки прежней администрации, а где мои.

— У вас было ощущение радости, эйфории от победы на выборах?

— Эйфории у меня не было с самого начала. Было чувство, что я взвалила на себя огромную ответственность. Облегчает ношу то, что в жителях района зажегся, хоть пока и малый, но огонёк веры в лучшие человеческие качества — честь, достоинство, взаимопомощь.

Многие молодые люди, как и я, чувствуют себя "чужими среди своих". Хорошо, что находятся единомышленники, готовые помогать и возраст для этого не помеха. Да и остальные после выборов постепенно "оттаяли". В начале предвыборной кампании было очень много пессимизма, неверия в перемены, бессилия — меня это очень больно ранило, было чувство, что все окаменели и никогда не достучаться до них. А потом я все чаще замечала, как граждане проявляют интерес.

Я приняла решение пойти на выборы спонтанно: сначала просто занималась вопросами защиты леса от незаконных вырубок. Постепенно стала вникать в то, как работает районная администрация. Потом началось обсуждение, а кто же может пойти на выборы, какая альтернатива власти — и я тоже задумалась над этим, сначала еще не примеряя эту возможность на себя. И уже ближе к весне я поняла, что такого человека не нашла и предложила свою кандидатуру, но сказала при этом: если я увижу, что на выборы идет весь старый состав, что и в предыдущие годы, я выдвину свою кандидатуру. И наши активисты-защитники леса меня поддержали.

В мае я вскапывала свой огород, и на лопату лег старый латунный ополченский крест, "За веру, царя и отечество" с вензелем Николая II. И я восприняла это как знак, он еще больше укрепил мою убежденность, что я иду по правильному пути. Зарегистрировалась, собрала подписи. Сначала многие меня не приняли всерьез. Даже мама говорила: "Зачем тебе это надо, ты ничего не сможешь изменить". Я ей сказала — а чего же вы тогда ждете от нашего поколения, если вы даже не верите нам, не хотите дать нам шанс что-то изменить? Что, жить, опустив голову и проходить молча мимо проблем — лучше? Пенять на власть и пожимать в бессилии плечами, когда есть возможность взглянуть на возникающие проблемы изнутри. Кто-то же должен начать. Я многое могу, а вместе мы сможем всё! А у меня еще и возраст удачный: с 30 до 40 лет — время энергии, активности, самый лучший возраст для такой работы. А после 40 мне уже захочется, наверное, какого-то спокойствия, созерцания...

ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?