Как нам выйти из этого тургака?

23.03.2012

Просмотров:

3747

Акай Кине предлагает властям использовать последний шанс для диалога с оппозицией




Республиканская власть во главе с отставным генералом Бердниковым — как та собака на сене, которая сама не знает, на чём сидит и почему лает на людей, недовольных её действиями. Генерал хотел бы отправить в Африку как минимум половину нашего населения — и тогда вторая половина (вместе с его чиновниками) стала бы жить припеваючи, как ему кажется. Но, может, лучше всей его команде самой перебраться в Африку?

Они возмущаются сегодня действиями оппозиции, даже не понимая, что сами провоцируют протестные выступления. Что бы ни писал сейчас бежавший предприниматель Вадим Гевель, но республиканской власти во главе с В.Чаптыновым и В.Петровым удавалось договариваться с оппозицией и принимать решения, которые были только во благо нашей республике. Они понимали: если силы оппозиции могут стать разрушительными, то надо сделать так, чтобы они стали созидающими. И поэтому в 90-х годах наша власть не боялась идти на прямое сотрудничество с оппозицией.

Вспомним, демократы первой волны С.Зубакин и Ю.Зарубин получили парламентские комитеты, местный олигарх А.Ефимов (тоже демократ) стал вице-премьером республиканского правительства, юристу В.Пиунову из ДПР достался пост президентского представителя у нас в республике, и эти примеры можно продолжать. В отличие от милиционеров, захвативших сейчас власть, старая номенклатура в те времена продолжала по привычке делать подбор и расстановку кадров. Но сейчас никакой кадровой работы нет, все «кадровики» сидят у нас в Барнауле.

Они могут сколько угодно веселиться по поводу того, что депутат республики Урмат Князев безуспешно ищет для себя точку приложения сил, могут радоваться тому, что «завалили» на городских выборах Виктора Ромашкина и восхищаться тем, как успешно они «давят» депутата горсовета Василия Кудирмекова. Что ж, тем страшнее будут для них новые выборы, когда вступят в борьбу все партии, которые были под запретом. На что рассчитывают наши чиновники, на что надеются?

Сейчас у них есть последний шанс для диалога с оппозицией, если они в самом деле думают об интересах республики. Но вряд ли, у всех этих временщиков-барнаульцев совсем другие интересы. Я говорю в данном случае не только о барнаульцах из окружения губернатора — среди федералов куда больше их земляков, и рассаживались они по тёплым кабинетам с высочайшего соизволения главы республики. Для представителей оппозиции должностей у него нет — но для соседей ему ничего не жалко.

Сама по себе, без каких-то причин, просто так оппозиция никогда не появится. Бездарные годы правления нынешней команды Бердникова ведут Республику Алтай в тупик — это сегодня понимают все. Да, федеральный центр заботится о нашем регионе, а что делает республиканская власть? Ничего, кроме того, что душит местную оппозицию. Она в штыки принимает любые предложения, поступающие с нашей стороны — как будто мы стали какими-то «врагами республики». Я этого не понимаю.

Почему власть решила, что только ей позволительно налаживать связи и устанавливать контакты в ближнем и дальнем Зарубежье? Ведь если мы являем собой народную дипломатию, то какой дипломатией будет та, что идёт от наших властей и несёт в себе больше вреда, чем пользы? При въезде в нашу республику стоит памятный знак – это дар от народов Татарстана. Знак стоит не на месте, я настаивал на том, чтобы ему отвели положенное место — но власть рассудила по-своему. Что в итоге? Никого из родственного нам Татарстана здесь в республике мы больше не видим. При такой власти, как говорят нам наши друзья в Казани, в том числе во властных структурах, им тут делать нечего.

Алтай, будучи родиной легендарного богатыря Манаса, мог бы оставаться прочной пуповиной между Россией и Кыргызстаном. Мы могли бы повысить свой статус во всём тюркском мире, и это было бы в интересах федерального центра. Посланники мира могли уйти с Алтая в самый трудный час для наших братьев в Кыргызстане. Как когда-то уходили с Алтая сорок богатырей Манаса, так и сейчас сорок всадников — представителей сорока родов кыргызского народа — могли отправиться с Алтая на родину с миротворческой миссией. Это могло быть, но этого не случилось.

Наша власть опозорила Республику Алтай перед кыргызским народом. Сорок всадников, готовых выйти от нас в путь, были вытолканы взашей нашими чиновниками. Им не разрешили седлать коней, сказали, что надо было заблаговременно подумать… о ветеринарном контроле. Это было форменным издевательством над нашими гостями, и когда они рассказывали об этом у себя дома, то там не было ничего, кроме горького сожаления по поводу того, какие мелкие люди сидят сейчас во власти у нас в Горном Алтае.

Алтай может стать фестивальным центром – на эту тему мы много говорим в последние годы. Но когда дело доходит до реальных проектов, наша власть губит их на корню. На прошлой неделе к нам приезжал известный кинематографист Рамазан Гасанов, земляк и давний друг прославленного киносценариста Рустама Ибрагимбекова. Мы обсуждали с ним перспективы организации кинофестиваля в период, когда к нам на Алтай устремляются сотни тысяч туристов.
Нам часто не нравится, как ведут себя туристы. Мы видим их бескультурье и пьянство, видим их неуважение к местным традициям, обычаям и обрядам. Но, как я вижу, одних возмущений сегодня уже недостаточно. Возникает вопрос: а что мы можем предложить туристам? В каких культурных программах и акциях они могли бы участвовать?

Я вспомнил, что совсем недавно у нас было Министерство культуры и кино Республики Алтай. Так, может, пришло время вернуть слово «кино» в название нашего министерства? Рамазан Гасанов приехал к нам с идеей создания творческой мастерской, где стали бы готовить (вполне возможно, на базе колледжа культуры) будущих кинорежиссеров, сценаристов, продюсеров, может быть, даже актеров. Он знает, как это делать, потому что в Казани такая мастерская уже работает.

Кинофестиваль, который проводится в Казани с 2005 года, преобразил столицу республики, старые гостиницы теперь не узнать. Каждый год в дни фестиваля в столицу Татарстана съезжаются знаменитости со всего мира. Кинофестиваль даёт работу тысячам жителей города, даёт доходы в городской бюджет. При том, что Алтай известен сегодня во всём мире, кинофестиваль на берегах Катуни заранее обречен на успех — в этом Р.Гасанов как один из организаторов Казанского кинофестиваля просто убеждён.

Его идеи вызвали интерес со стороны нашего министра В.Кончева, и нашему гостю казалось, что теперь остаются небольшие формальности, после которых можно приступать к работе. Увы, как это часто бывает, после каких-то «согласований» гостю вежливо (точней даже, не очень вежливо) указали на дверь. И я подумал: а разве могло быть иначе? Если даже сенатор В.Лопатников не может убедить нашего министра в том, что Алтай должен стать фестивальным, то каким могло быть его отношение к идеям человека, «связанного с оппозицией»?

Наша власть неисправима. Она делает только то, что придумывает сама. Никаких идей, поступающих к ней «со стороны», она не поддерживает. Мы топчемся на месте не потому, что нам лень куда-то идти — вовсе нет, причина в другом. Наша власть остаётся в состоянии тургака, она сама оградила себя барьерами от реальной жизни и боится перешагнуть через них. Власть думает, что своими запретами она оберегает нас от чего-то вредного, хотя на самом деле она боится всего, что ей непонятно.

Долго ещё мы будем жить в этом состоянии тургака? Новые выборы покажут.

На снимке: сцена из спектакля М.Кулунакова «Тургак».

 

ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?