Для горно-алтайских судей мы как узники концлагеря

Екатерина КОЧЕРГИНА
03.10.2018

Просмотров:

551



Мы никак не можем привыкнуть к тому, что живём в полицейском государстве. Нам всё кажется, что нынешняя власть «силовиков» скоро закончится, и мы опять заживем по-старому. Не закончится. Всё так и будет до тех пор, пока однажды мы не скажем этой власти своё «нет». Будет ли это во время выборов, или еще как-то, но сами «силовики» просто так не расстанутся с властью.

Письмо, которое пришло к нам сегодня, вызвало в памяти два случая. Об одном рассказывал сосед, который однажды стоял на автобусной остановке. Народу было немного. Подошел знакомый офицер, тогда еще милиции, и стал нервно вышагивать вдоль остановки. Наверное, что-то ему не понравилось в поведении молодого человека, наблюдавшего за его вышагиванием туда-обратно. Офицер подошел к нему, взял за шиворот и со всей силы ударил парня лицом об электрический столб, а потом засунул руки в карманы и пошел прочь от остановки.

Другой случай — уже про полицию. Мой давний приятель побывал прошлым летом в Германии и случайно оказался там на пивном фестивале. Немцы гуляли от души, били бутылки об асфальт, о стены близлежащих домов, шумели и безобразничали. Полицейские ходили среди фестивальной публики, к ним обращались за помощью те, кому было совсем тяжко, и стражи порядка охотно давали одним таблетки, другим помогали встать с земли и усаживали, а то и укладывали на скамейки. Помогали уборщикам мусора собирать битое стекло. Мой приятель в шоке наблюдал за всем происходящим. «Они что, ряженые?!» - спрашивал он своих родственников. «Нет, они на работе, - отвечали ему, - и следят за порядком. Их задача — не допустить никаких происшествий. А вмешиваться в частную жизнь они не имеют права».

А теперь, собственно, пора и за чтение того письма, которое прислала нам Екатерина Кочергина, юрист по профессии. 
                                                                                                                                                                      Н.ВИТОВЦЕВ. 

«Самый интеллигентный человек, с которым я разговаривал за эти два дня — охранник в суде». Именно это сказал мой брат, которого 29.09.2018 задержали сотрудники полиции.

Наряд ППС приехал по вызову пожилой женщины, у которой был конфликт с внуком. Когда сотрудники полиции орлиным взглядом окидывали улицу в поисках провинившегося, Витя шел домой, он был в гостях у родственников.
Его окликнули из-за дерева, он не сразу понял, что обращаются к нему, и прошел дальше. Оклик повторился, в этот раз он расслышал и уточнил, с ним ли ведут разговор.

Люди в форме подошли, один из них приблизился к брату нос к носу и изрек: «Ты зачем бабушку терроризируешь?» – в этот момент он попытался схватить брата за руку, а тот с испугом отдернул ее.
Он поинтересовался, о чем собственно речь, и сделал шаг назад, не очень приятно, когда чужой человек дышит в твое лицо и хватает за руки. Сотрудник ППС снова сделал шаг вперед, схватил его за руку и начал ее заламывать, из-за чего брату пришлось опуститься на колени.

За этот год Витя уже становился объектом внимания полиции в городе Барнауле, когда ходил ночью покупать шаурму, студент сами понимаете, а у полиции как раз был рейд. В силу прошлого опыта он не испугался, так как знал: такие встречи заканчиваются полюбовно. Брат попросил сотрудников представиться и показать документы, как это делали предыдущие правоохранители.

«Они тебе не понадобятся» — ответил один из них. После этой сцены другой сотрудник поднял брату голову. Витя увидел пожилую женщину, которая сказала, что мой брат вовсе не тот, кто ее обидел. Сотрудник ППС, поднявший Вите голову, предложил коллеге отпустить парня.

Но было уже поздно, первый вошел в раж: «Давай вязать его, - ответил он, повезли в отделение». Ему снова заломили руки и засунули в машину.

Где-то в процессе он смог позвонить родителям, достать свои документы, а затем его телефон отобрали и выключили. Брат думал, что его схватили бандиты и везут в лес убивать. Стоит сказать, что мысли оправданы, не каждый день встречаешь такое ярое нарушение правоохранителями нормативных регламентов и собственных прав. Витя нашел щель в корпусе автомобиля и смотрел в нее, чтобы понять, в участок они едут или нет.

Когда родители пришли в отдел полиции, который расположен по адресу: г.Горно-Алтайск, пр.Коммунистический, 42, чтобы узнать, почему их сына задержали, они получили отпор. Я не буду описывать все, что там было, давайте посмотрим на отдельные реплики блюстителей закона, там целая подборка перлов, по которой можно угадать, какое право было нарушено.

— Если вы не замолчите, я напишу, что он вывихнул мне мизинчик и убегал. Это теперь дело принципа, я так напишу… (Он хотя бы знает о даче ложных показаний?)
— Я ничего от вас не получал, - возвращая наше ходатайство о привлечении защитника.
— Нет, я не допущу вас в качестве защитника, он не инвалид и совершеннолетний. (Не плачь Конституция, еще не такое бывает…)
— Не хотите подписывать протокол, значит, больше никаких прав. Объяснения вы писать не будете. Выйдите из помещения. А ты будешь ночевать здесь. (Загибаем пальцы и считаем, сколько норм КоАП РФ тут нарушено).
— Если бы твои родители не приехали, и ты просто извинился, то не было бы таких проблем. — За что мне извиняться? Вы написали неправду в протоколе. — Ну что, бывает... (О_О)
— Что вы так переживаете, просто будет штраф 500 рублей, и всё. (А, то есть если несправедливое обвинение не сулит особых проблем, то это «не беда»).
— Ты просто был пьяный и ничего не понимал… (???)

Вы чувствуете то же, что и я? Надеюсь, что так.
Из тысячи вопросов в моей голове один волнует больше всего: почему все это время у моей семьи было ощущение, что мы узники одного большого концлагеря, в котором нет шансов на правду? Мы в собственном городе не в безопасности, мы никто.

Я юрист, мой муж юрист, но наши знания ничто против тех, кто решил, что он выше закона. Они не знают КоАП РФ, серьезно;  это смешно, но они вообще не знают его норм.
Поэтому чуть позже, когда я соберусь с мыслями, то, конечно, подарю им его, мне не жалко. Будет гуманитарная помощь. Ребят, я бы вообще предложила устроить челлендж #подарикодекс и вручить нашим правоохранителям по толстой умной книжечке, пусть просвещаются, раз всё так плохо.

На следующий день был суд…

Узнать время судебного заседания было непросто, еще вечером ППСник два раза менял решение о допуске в качестве защитника нашего отца. Обманул нас, что включил это в протокол. В итоге просто выпроводил родителей без объяснений.

За это время было написано много ходатайств и заявлений, совершено много звонков в дежурную часть с просьбой угомонить сотрудника ППС и призвать его вести себя согласно регламенту.

Утром удалось получить доступ к брату и передать ему, чтобы он ходатайствовал о привлечении защитника.

Оказалось, что в протоколе уже написано, будто Витя оказал сопротивление, вывихнул блюстителю порядка мизинчик и поцарапал правое ухо. Всё как обещал доблестный правоохранитель.

Отцу судья отказала в допуске в качестве защитника и в качестве слушателя тоже, определение об этом вынесено не было. Она сказала: «Будет решение, можете обжаловать».

Публичность и открытость судебного процесса говорите? Беспристрастность? Нет, друзья, это всё сказки. Она уже всё решила, ведь это воскресенье, дежурный день, рассмотрение «административки», ерунда какая-то, какое ей дело до человеческих судеб.

Мы были в панике. Парень 20 лет, который в своей жизни ничего самостоятельнее похода в вуз не делал, теперь остался один в судебном процессе против тех, кто его оклеветал, клааааас. Это были ужасные часы ожидания. Но в заседании был объявлен перерыв, и брат позвонил.

«Кать, судья посмотрела на меня и спросила: зачем тебе защитник? Что он будет тут делать? Говорит, у нее нет времени на это».

Тут должно быть много нецензурной лексики, но не будет. Просто осознайте: целая статья Конституции опрокинута на лопатки, просто потому, что судья так хочет.

Пришлось взять себя в руки и выучить с ним за минуту фразу о том, что согласно статье 48 Конституции юридическая помощь — это его конституционное право. Если она его нарушит, будет написана частная жалоба в коллегию.

Судья впустила отца.

Мы готовили показания, фотографировали непринятые ходатайства, вели аудиозаписи.

Как думаете, это кто-нибудь принял во внимание в суде?

Нет, то, что сказал сотрудник ППС, было принято за истину. Даже вопреки показаниям пожилой женщины, по вызову которой блюстители закона выехали. Сонный суд вяло вслушивался в то, что ему говорят, и всем видом демонстрировал скуку (оставалось только зевнуть).

Решение: 500 рублей штрафа.

Суд прошел без вызова свидетелей, без запроса записей с камер видеонаблюдения, без объективного изучения материалов, без придирок к процессуальным нарушениям и даже без вопросов о медицинском освидетельствовании несчастного покалеченного сотрудника ППС и его мизинчика.

Мы конечно пойдем дальше, будем обжаловать. Правда будет на нашей стороне. Будет обжалование, прокурорская проверка, подключится следственный комитет. Мы до конца будем отстаивать свои права. Но сколько уже было тех, кто не знал, как это сделать, и сколько таких еще будет…

Каждый из нас, жителей города Горно-Алтайска, останется под угрозой. Завтра тебя, тебя или тебя возьмут за шкирку и швырнут в машину. Не будет разъяснения прав, не будет даже удостоверения, мелькнувшего перед носом. Будет ложь сотрудника правоохранительного органа, клетка, несправедливый суд, непонимание и вопрос: я же человек, почему со мной так?

Такие дела, ребят. Эти люди ходят по улице и ловят чужих детей, получают моральное удовлетворение или еще какие-то личные радости от процесса. Профессиональная импотенция стала частым явлением, но когда она внутри правоохранительной системы — это страшно, и нам с этим жить. Долго ли еще?

Фото: Алексей ТАБЫШКИН.

ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?