О том, как политик Сергей Кергилов стал гончаром

Екатерина СЕРГЕЕВА
24.10.2017

Просмотров:

336



Семь лет Сергей Кергилов познаёт секреты гончарного мастерства. Символически он плюсует к этой цифре еще четыре года, необходимые для учебы, и тогда, возможно, в ремесленнике еще ярче заговорит художник. Оригинальные вазы, сочиненные им, выбиваются из привычного ряда изделий кухонной утвари – крынок, чайников, горшочков и кувшинов, естественность которых не только приятна глазу, но и востребована. Экологически здоровую глиняную посуду, рожденную руками гончара, иные хозяйки с большим удовольствием используют в быту. Сегодня Сергея Кергилова уже волнует более тонкое воплощение образов. Эксперименты с отделкой и формой показывают возможности мастера, неуклонно набирающего силу. Сергей убежден, что упорство вкупе с увлеченностью всегда даёт свои плоды. Несколько раз видела его во время мастер-классов за работой на гончарном круге, и плавное волшебство рождения сосуда из куска глины каждый раз изумляло меня.

- Сергей, семь лет – достаточный срок для того, чтобы понять, насколько серьезно занятие захватило? Нет желания перенаправить свой интерес в другое русло?

- Это средний возраст для ремесла. Работая на сегодняшнем уровне, все больше понимаю, что хочу быть художником в гончарном деле. Оно все-таки есть, на мой взгляд, на стыке ремесел и искусств. У меня есть много художественных работ, исполнение которых нравится профессионалам в изобразительном искусстве. Но четко понимаю, что учеба продолжается. И скорее всего, она не закончится никогда. Тем не менее, я уже передаю свой опыт ученикам – и взрослым, и детям.

  



- У кого Вы учились?

- Сам. Думаю, процесс пошел бы быстрее, если бы я взял на вооружение интернет. Замедленный режим показа видеороликов прекрасно позволяет обучаться. Я смотрю мастер-классы японцев, англичан, китайцев. Каждый день стараюсь узнать что-то новое. Для этого даже не особо нужен перевод…

Когда всё начиналось, в руках у меня была не самая лучшая книжка. Что-то мне показывали и те, кто быстро бросил заниматься гончарным делом. Уверен, что человек может всё, и что традиционное народное ремесло, позабытое у нас в Западной Сибири, может быть восстановлено.

Первые, тяжелые такие, чайники и крынки получились спустя полгода, как начал заниматься изделиями из глины. Сам сделал и гончарный круг, конструкцию которого подсказал мой товарищ… Потом сложилось так, что вернулся к этому только через год. И пришло чувство движения… Оказывается, забытые ремёсла требуют не только сильного желания, но и целенаправленных волевых усилий. Просто эти усилия надо рассчитывать. Уже после я встречался с гончарными мастерами, беседовал с ними, показывал свои работы.

- И все-таки – почему именно гончарное ремесло Вас так привлекло?

- Главным посылом было желание творчества. Будучи историком по образованию, я всегда занимался рукоделием. Интересна была обработка дерева, например. Мог сделать бочку, кадку. Корни тоже творческие. Мой отец, Иван Тадаевич – самодеятельный художник. В годы войны его родной младший брат Василий делал глиняную посуду в деревне. У поэта Паслея Самыка сохранились об этом воспоминания, он был свидетелем. Василий был талантлив, но смерть, к сожалению, настигла его еще в подростковом возрасте. В годы войны был последний всплеск гончарства. Посуда из глины очень ценилась за свои свойства, ведь холодильников не было. В Черном Ануе жил дедушка-гончар, которому его ремесло помогало прокормить многочисленных родственников.

  

- Сергей, в чем ценность  творчества, по-Вашему?

- Творчество освобождает тебя от материального мира, делает в чем-то более свободным. Если не будет электричества, я смогу сделать кувшин на ножном круге, а обжечь даже на дровах. Надо ко всему относиться с душой. Это главное…

В свое время был в политике. Несмотря на то, что в те годы тоталитаризм не был еще до конца изжит, я очень старался быть искренним. Выступал против строительства Катунской ГЭС. Всегда думал, что важнее человек, и что ценность человеческая – вне обсуждения. Вот и сегодня для меня важны мои ученики, и партнерские отношения с ними окрыляют и вдохновляют. Возможность сплотить людей, близких по духу, дарит радость. Со взрослыми и детьми я занимаюсь в ДХШ, с детьми-инвалидами в реабилитационном центре.

Педагогическая работа забирает немало времени, но для меня это важно. Встречал людей, которые не хотят передавать свой опыт. Я же считаю, что надо делиться знаниями. И быть честным. Красивый, интересный, свободный труд – вот как говорю я ученикам о гончарстве. Никогда не буду тешить иллюзиями учеников, что гончарное дело даст хороший заработок. Перекупщики готовы заплатить за изделие от 50 до 100 рублей.  Потом это перепродаётся в несколько раз дороже. Цена на любой китайский сувенир так и накручивается. Да, торговля тяжела, понимаю… К сожалению, иметь индивидуальную площадку для продаж, реализовывать изделия самому не так просто. А ведь сбыт должен быть налажен. Например, так происходит в Аскате, который для туристов имеет имидж «города мастеров».

  



- Но даже Ваша правда, как я понимаю, не смущает учеников?

- Они относятся серьезно к тому, чем занимаются. А такое отношение сродни профессиональному. Для них это отдушина. Я вижу, как они стараются.  А ведь у моих взрослых учеников семьи, проблемы, работа. Они испытывают удовольствие от творчества, потребность в нем. Творчество же дает здоровье, потому что является значительной составляющей психологического комфорта, а он вместе с образом жизни, питанием, экологией определяет наше самочувствие…

Встречал творческих людей, которые бросали свои занятия. Например, прекращали рисовать. Для меня это загадка. На мой взгляд, творчество имеет привычку не отпускать. Оно – как характеристика человека. Важно упорство. Необходимо каждый день этим заниматься. Только тогда что-то будет. Это труд… Человек - это такая стихия. Бывает, талантом не обделен, а данных воплотить его нет. Кажется, будь он организованней, целеустремленней, трудолюбивей, большего бы достиг…

Гончарный труд успокаивает, глина снимает напряжение, каждое твое произведение – частичка души. И для меня это тоже один из постулатов. Творчество рождает продукт умственной и эмоциональной деятельности. Он  должен быть хорошего качества, неповторимым. То, что мы видим на магазинных полках, делается способом литья. Здесь же - ручной труд. И в республике очень мало, где он развит. Есть мастерицы, я слышал, в Чойском районе. В Купчегене открыли Центр народных ремесел, и там есть гончарное дело.

В республике сотни мастеров, занимающихся керамикой. Она показана разнопланово как сувенирный жанр. Но в Алтайском крае, в Белокурихе, гончары представлены более активно.

  

- Вы отошли совсем от политики?

- Политика – важная сфера в жизни каждого человека. Можно совсем от нее отвлечься, но теперь я прекрасно понимаю, что общество должно быть гражданским. Только тогда будет эффективность. От тех людей, которые приходят во власть, зависит наша жизнь. Например, в Канаде с середины прошлого века все ремесленники поделены на 40 цехов, и каждому дают авторскую бирочку и место в галерее. Ведь это – тоже политика. Там понимают, что ценность человеческая в творческом капитале.

У нас в свое время люди, получившие средства для развития малого предпринимательства, были задавлены налогами и позакрывали свои ИП. Это – политическое головотяпство. А иногда видишь, как государство меньше вмешивается, и толку выходит больше. Такое наблюдается в сфере общепита, например. Коррупционеры меньше лезут туда…

Всегда твержу о ценности человеческого капитала для любого государства. Когда мы будем идти, не выдумывая свой особый путь? Я – против революции. Она погубила тех же производителей кирпича, секрет качества которого после революции был утерян... Должна быть преемственность традиций и сила инноваций. Вот почему важна профессия педагога. Вспомним Вячеслава Костина. Он был очень творческим человеком, полным жизнелюбия, до последних дней занимался педагогикой, взращивал человеческий капитал.

  



- Сергей, посвятите нас немного в процесс технологии создания крынки…

- Глина готовится долго, это трудоемкий процесс. Несколько ее сортов нужно смешать. Вымешивание тщательное. Глина не вызывает аллергии у человека. Мы используем здесь, в ДХШ, на занятиях глину Горного Алтая и питерскую. Гончарный круг я направляю как японские мастера - слева направо. Когда он крутится, ладонями ощущаю, готова ли глина. Для художников важно чувство пластичного материала. Первоначальный цилиндр по мере работы превращается в горшок или крынку. Изделие в конце должно быть толщиной до пяти миллиметров. Как японские мастера могут довести тонкость сосуда до толщины яичной скорлупы, мне пока непонятно, но дорогу осилит идущий…

ОтменитьДобавить комментарий

Чего не хватает для комфортного отдыха в Горном Алтае?