В рамках юбилея «Алтама»

Екатерина Сергеева
26.07.2012

Просмотров:

1941

"Алтам" продолжает знакомиться с лучшими традициями европейских стран




Художественный руководитель, постановщик-балетмейстер «Алтама» Айана Шинжина рассказывает о недавнем фестивальном турне государственного театра танца и песни, подарившем новые эмоции и настроения артистам и вошедшем в копилку зарубежных путешествий «Алтама»:


— Айана, поделитесь самыми яркими фестивальными впечатлениями...

— Коллектив стал участником сразу четырех фестивалей, поэтому мы называем нынешние наши зарубежные выступления фестивальным турне. Один из них проходил в Бельгии. Мы побывали в Брюсселе и других городах этой маленькой страны. Затем отправились на юг Франции. Мы и в прошлом году были на юге Франции, в Марселе. А на этот раз в другом месте, в городе Рош-ля-Мольер — там был фестиваль с очень насыщенной программой. Он пришелся на довольно жаркое время, и мы имели возможность немного отдохнуть на море.

Дальше наш путь лежал к городу Реймсу. Фестиваль, проходивший там, мне понравился, пожалуй, больше всего. Каждый день чему-то заставлял удивляться, дарил новые впечатления. Конечно, мы посетили реймский Нотр-Дам — его величественность, огромное количество фресок невероятно впечатлили! Он поразил больше, чем парижский Нотр-Дам.  Короли Франции короновались именно в этом реймском соборе. Один раз в год со всей планеты люди приезжают сюда, чтобы посмотреть бесплатное лазерное шоу. Мы попали как раз в это время во Францию и посмотрели его. Не ожидали, что представление будет полностью световым. Необыкновенно захватывающий спектакль, выстроенный исключительно на световых эффектах, со своим сюжетом, вызвал восторг. Он шел минут сорок. Потом его повторили снова, и мы вновь до конца посмотрели это необычное шоу...

Реймс — в провинции Шампань. Конечно, нас угощали классическим шампанским. Мы побывали на виноградниках, число выращиваемых там сортов уму непостижимо. Побывали на горе, в музее-башне, откуда отлично обозреваются виноградные поля, кормящие всю Францию. Нам рассказали о хранилищах вин, история которых уходит далеко вглубь веков. В Реймсе, под землей, есть огромные хранилища, в которых люди прятались и во время войны... 

Реймский Нотр-Дам и виноградники в окрестностях древнего города:

 

После Реймса мы сделали «петлю» — поднялись к Бельгии и вновь спустились — а следующий фестиваль проходил в Швейцарии, где совершенно отличные от французских природа и климат. Выступили там. В рамках фестиваля были также социальные концерты, в которых мы участвовали...

— Программа выступлении «Алтама» варьировалась в течение всего турне?

— Да, конечно. В целом программа занимала два часа, включая выступления солистов-вокалистов. Но мы изменяли ее в зависимости от того, в каких концертах приходилось участвовать. Я сама выстраивала порядок номеров. С нами ездила также и Лариза Лебедева, помогавшая мне в организационных моментах. Некоторые выступления могли длиться по полчаса. Всегда наш выход на сцену предварял небольшой рассказ об Алтае, его культуре, традициях.

— Какие-то трудности возникали во время турне?

— Для меня было главной трудностью всё время держать контроль — группа большая, 33 человека. Тем более, что длилось наше путешествие больше месяца. Всё время ощущала свою ответственность, и это, конечно, было связано с некоторым напряжением. Артисты тоже сильно не расслаблялись, волнуясь о близких, оставшихся дома, да и дней для отдыха в турне было не так уж много. Трудностей в работе не возникало, и от нее самой артисты в общем-то не уставали. Все были бодрые. После концертов была возможность пообщаться с артистами других стран.

— Кто-то участвовал из школы-студии «Алтама» в нынешней зарубежной поездке?

— Участвовали Максим Алейников и Алина Аламчина.

— «Алтам» почувствовал себя как-то иначе спустя год с того момента, как получил новый статус и отделился от филармонии?

— В августе год назад мы отделились от филармонии, и, конечно, почувствовали себя по-иному. Каждый в коллективе — на вес золота. Я конкретно вижу наши результаты, каждый из команды - в процессе работы, балласта нет. Качественный уровень работы изменился в лучшую сторону. Объем работы тоже увеличился, но работать стало легче, поскольку ощутимее моральная самодостаточность — мы занимаемся своим делом, работаем на одну идею. Финансовый уровень тоже повысился.

Наш репертуар постоянно обновляется. 2012-й год для «Алтама» юбилейный — в этом году ему исполнилось 15 лет. Мы уже год пребываем в статусе государственного театра танца и песни. Все поездки в этом году мы считаем состоявшимися в рамках юбилея, а побывал «Алтам» в семи странах. В Алтайском крае выступали много, гастрольная деятельность стала насыщеннее. Когда мы давали фестивальный концерт для наших горожан, то было чувство, что он и есть юбилейный, но до конца года мы обязательно еще «закроем» нашу юбилейную страницу концертами, где, вполне возможно, будет показано что-то новое.

— Финансовая сторона участия в фестивальном турне как разрешалась?

— Фестиваль — это своего рода творческий срез. Там не состязаются, а обмениваются опытом. Цель — оздоровление культурных ценностей. Наши расходы  были связаны с затратами на дорогу до Москвы и обратно. А всё остальное взяла на себя приглашающая сторона — нас пригласил Президент фестиваля в Бельгии, у которого был заключен контракт с другими президентами фестивалей. Мы, а также артисты Кубы и Чили участвовали во всех фестивалях, остальной состав участников варьировался.

В Москве нас ожидал автобус, отправленный организаторами фестиваля. Раньше мы жили в основном в отелях за границей. В этом году была другая программа проживания. В Бельгии около недели, например, жили в семьях. Нам эта идея не очень понравилась сначала, но потом всех всё устроило. Бельгийцы угощают очень вкусными чаями. Они, как и французы, весьма любят сыры. Знаменитые блюда, которыми славится страна, — бельгийский шоколад и вафли. В Брюсселе есть известное место в сердце города — площадь Гранд-Плас, имеющая репутацию самой красивой в мире, и там везде продаются вафли.

Это очень вкусно! От их начинок и сортов глаза разбегаются. Тонкие, пышные, хрустящие, мягкие... И шоколад, десерты. Дегустация вин перед обедом, аперитивы — тоже традиционное дело... Семьи бельгийские очень интересны. У всех в основном частные дома необычной архитектуры, имеющие национальный оттенок... Пожилые люди очень активны, любят путешествовать.  Сразу видно, что старость там обеспечена и свободна. Мы участвовали в социальном концерте как раз в бельгийском доме престарелых — он напоминает по своему уровню скорее курорт. 

На площади Гранд-Плас в столице Бельгии:




— Посмотрела фестивальную программу «Алтама» и возникло ощущение, что знакомые танцы стали более насыщенны. За счет чего оно возникает?

— Другая подача. Идет время, где-то необходимо усилить технику, что-то усовершенствовать... Также немаловажен эффект живой музыки, исполняемой на национальных инструментах. Мы пригласили разных музыкантов. Некоторые из них вошли в состав фестивальной группы исходя из советов Владимира Егоровича Кончева. Также участвовала музыкант из Хакасии.  Пели Карагыс Ялбакова, Алтынай Тюрункина, Алена Челтуева.

— Айана, откуда черпается энергия для творческих свершений?

— В профессиональном плане это многогранный анализ всего вокруг — для творчества используются прямые и творческие источники. Всё, что лежит на поверхности, и всё, что скрыто. Природа очень питает воображение своими щедрыми красками. Это штрихи и приметы современной жизни, а также обращение к трудам исследователей. Постоянно приходится что-то читать, перечитывать, переосмысливать заново. Вербицкий очень много дал мне для  постановок, а также Радлов, Потанин, Анохин...

Профессионального алтайского танца раньше не существовало, а хореография была частью алтайской культуры, выражаясь в каких-то играх и обрядах. Поэтому необходимо было создать модель национального танца, ища опору в трудах ученых, а далее выделить народный и академический танец. Это разные направления, позволившие дать алтайскому танцу развитие... Формы, каноны, лексика алтайского танца — это всё оказалось сформулированным со временем, обогатив теорию алтайского танца и сам танец, позволило стремиться к крупным формам. Кстати, в Европе наша программа не называлась концертом. Её называли спектаклем. Спектаклем об Алтае.

Фольклористы, этнографы, исследователи очень помогают мне в творчестве. Устное народное творчество всегда актуально как источник для хореографических идей. Это прежде всего Калкин. И, конечно, эпос и сказки, записанные и исполненные моим отцом... Он меня часто наталкивает на какие-то открытия, я подхватываю и развиваю его озарения, мысли, разумеется, советуясь с ним. Он может оценить, насколько я правдиво выразила в постановке ту или иную сторону алтайской культуры, обычаев. Мне кажется, я иногда мыслю его образами — они у него выражаются в горловом пении, а у меня в танце...

Что касается энергии, которая позволяет двигаться вперед... Знаете, мои педагоги говорили, что на балетмейстера нельзя выучиться, а им нужно родиться. Пожалуй, и темперамент тоже что-то значит. Если бы я была меланхоликом, то, наверное, уснула бы в балетном зале. Когда на меня смотрят артисты «Алтама», к которым я прихожу, то никто не должен подозревать, что у меня сегодня вдруг не хватает энергии. Необходимо взять себя в руки, собраться морально и физически, работать. Иначе тебе никто не поверит. Поэтому приходится постоянно творить эту правду.

Были в истории «Алтама» и тяжелые периоды. Иной раз они вызывали депрессию, но я ее никогда не показывала ни артистам, ни зрителю — боролась сама. А сейчас я научилась находить в себе силы, чтобы не подпускать ее даже близко. В жизни всякое бывает, но самое главное, чтобы все были живы и здоровы, а творческие неурядицы — не повод для уныния. Просто объясняю их неправильным расчетом тактики, возможностей и сил. Я стала гораздо спокойнее, внутренне утвердив свои приоритеты, а свои эмоции научилась направлять в творчество...

 

ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?