Ойроты в операции «Снегопад»

Николай Витовцев
07.12.2012

Просмотров:

2300

Что ждало Горный Алтай в случае нападения Японии?

 

 

По планам тайной операции «Снегопад» в 1941 году после нападения Японии на Советский Союз всех ойротов готовили к депортации на Таймыр — добывать никель для победы над Гитлером. По другим данным, переселение ойротов планировалось под Воркуту или на Ямал, а Таймыр предназначался для тувинцев и хакасов. «Подлинные дневники Берии» в 2-х томах, изданные Аланом Уильямсом, увидели свет только в этом году, и лишь сейчас открываются «белые пятна» в линии НКВД на восточном направлении.

По поводу дневников Берии, изданных за рубежом, как явствует из короткой аннотации к ним, до сих пор не утихают споры историков: одни утверждают, что дневники подлинные, другие говорят, что подложные. Алан Уильямс приводит тексты этих дневников, попавшие, по его словам, к западным спецслужбам. Его книга не даёт ответ, как бы сложилась судьба сибирских народов, если бы Япония вступила во вторую мировую войну, но книга рассказывает о том, что именно Берия во время войны руководил массовыми депортациями и «переселениями» национальных меньшинств, в частности, немцев Поволжья и татар, чеченцев и калмыков, большинство из которых шло в ссылку на смерть.

Коренные народы юга Сибири были спасены Рамзаем — великим разведчиком Рихардом Зорге. Он вовремя сообщил о ненападении Японии на СССР. А что было бы в случае, если сталинская разведка не имела бы в Токио такого резидента? Поиски ответа ещё предстоят, но дневники Берии, впервые изданные у нас в стране, уже ставят другой вопрос: а была ли в действительности разработка тайной операции «Снегопад»?

Из того, что издано у нас в стране, заслуживает интереса книга советского разведчика В.Павлова «Операция "Снег"» (1996). Случайно ли совпадение в названиях двух засекреченных операций? Военные историки единодушны во мнении: операция «Снег» — в числе бесспорных шедевров советской разведки. «Её смысл сводился к тому, чтобы предупредить или хотя бы осложнить принятие правительством Японии опасного решения о нападении на Советский Союз, помешать экспансии Страны восходящего солнца в северном направлении. И здесь свою роль должны были сыграть Соединенные Штаты. О том, как СССР провёл эту операцию, рассказано в книге «Операция „Снег“», написанной одним из её участников — советским разведчиком Виталием Павловым. В подготовке этой операции участвовал также Исхак Ахмеров, во второй половине 1930-х работавший разведчиком-нелегалом в США, а в 1942-1945 годах возглавлял нелегальную резидентуру в США».

Известно, что японский премьер-министр генерал Гинти Танака ещё в 1927 году представил императору секретный доклад по вопросам внешней политики Страны восходящего солнца. Основные положения его меморандума сводились к провозглашению агрессивного курса островного государства. Он настаивал на том, что Япония должна проводить политику завоевания сопредельных стран «в целях достижения мировой гегемонии». Ключом к установлению японского господства в Восточной Азии должно было стать завоевание Китая, а для этого планировался захват Маньчжурии и Монголии. А дальше — война с Советским Союзом и Соединенными Штатами.

На снимке: японские оккупанты в одном из городов Маньчжурии.



Что можно было бы предпринять, чтобы уменьшить для нашей страны опасность возникновения войны на два фронта — на Западе и Востоке? Мы вспомнили, пишет в своей книге Виталий Павлов, как после революции 1917 года японцы набросились на наш Дальний Восток. Тогда их расчёты потерпели фиаско, столкнувшись как с сопротивлением нашего народа, так и с серьёзным предостережением США, отнюдь не желавшими усиления Японии. В мае 1921-го Вашингтон направил Токио резкую ноту с категорическим заявлением, что не признаёт никаких договоров, ставших следствием японской оккупации. В заявлении содержалось требование полной эвакуации японских войск из Сибири. Понятно, что всякие исторические аналогии условны, соглашается Виталий Павлов, но тем не менее, подумали мы, нет ли в новых условиях возможности «приструнить» Японию на случай появления у неё желания напасть на нас?
Берия вызвал его в октябре 1940-го. Разговор с ним был предельно кратким. Он спросил, понимает ли товарищ Павлов всю серьезность предлагаемой операции? «Сейчас же, — строго наказал Берия, — готовь всё необходимое и храни всё, что связано с операцией, в полнейшей тайне. После операции ты, Ахмеров и Павел Михайлович должны забыть всё и навсегда. Никаких следов её ни в каких делах не должно остаться».

Стоит ли удивляться тому, что мы не знаем до сих пор ничего о такой операции, как «Снегопад»? При Сталине умели хранить секреты. А кто не умел — навсегда уносил их остатки с собой.

Американский дипломат Уайт (один из доверенных лиц Генри Моргентау) был в курсе реальной угрозы гитлеровского нападения на нашу страну и, конечно же, понимал, что, ограждая нас от агрессии Японии на Дальнем Востоке, он будет способствовать усилению Советского Союза перед этой угрозой в Европе. А значит, его действия соответствовали антифашистским идеям. Поэтому любой шаг, способствующий обузданию экспансии Японии в Китае, Маньчжурии и Индокитае, отвечал бы американским интересам в тихоокеанском регионе. В этом плане я был готов, пишет В.Павлов, если потребуется, напомнить и о «меморандуме Танаки».

Недавно ему попала на глаза книга бывшего конгрессмена Гамильтона Фиша «Мемуары американского патриота», изданная в Вашингтоне в 1992 году. Читая его воспоминания, бывший советский шпион в полной мере ощутил роль Гарри Уайта в возникновении американо-японской войны. Фиш приводит два документа от 6 июня и 17 ноября 1941 года, составленные Уайтом. Их главное содержание вошло в меморандум министра Моргентау для Хэлла и Рузвельта от 18 ноября того же года. На основании последнего документа, пишет Фиш, 26 ноября японскому послу в США адмиралу Номуре был вручен ультиматум с требованием немедленно отозвать все вооруженные силы Японии из Китая, Индонезии и Северной Кореи. Японскому правительству предлагалось выйти из тройственного пакта с Германией и Италией, заключенного в сентябре 1940 года. Документ, который был назван «ультиматум Хэлла», по утверждению американского автора, спровоцировал войну между Японией и США.

Так это или нет, историки расходятся в своих мнениях. Но есть два фактора, которые признаются всеми. От одновременного с германской агрессией нападения на СССР Японию удержала прежде всего неуверенность в успехе этой затеи после горького поражения при Халхин-Голе, напоминает В.Павлов. Вторым фактором, конечно же, была явная заинтересованность Токио в другом, южном направлении японской агрессии.

И всё же объективно возможность японского нападения на Сибирь оставалась. Вступление США в войну с Японией устраняло такую угрозу, поэтому любые действия для достижения такой гарантии были выгодны нам, рассуждает В.Павлов, и с этих позиций сверхсекретная операция «Снег» была полностью оправданна.



Есть телеграмма Рихарда Зорге от 1 июня 1941 года, она сохранилась в архиве, и на ней видна пометка начальника Разведывательного управления РККА генерал-лейтенанта Ф.Голикова: «В перечень сомнительных и дезинф. сообщений Рамзая». По простоте душевной, генерал Голиков слепо верил Сталину, считавшему, что Зорге — агент-«двойник». В свою очередь, товарищ Берия грозил «стереть в лагерной пыли» поставщиков таких «дез» как пособников международных провокаторов, «желающих поссорить нас с Германией». Да и сам маршал Жуков считал Рихарда Зорге «двойником».

Хозяев Кремля явно смущало «непролетарское» происхождение Рамзая: он родился в 1895 году в азербайджанской деревне Сабунчи в семье немецкого мастера, а затем владельца нефтяного участка. Мать Рихарда была русской. У него было безмятежное детство мальчика из хорошей семьи, к тому же перед революцией Зорге уехали в Германию. Непонятный, загадочный человек — не в пример таким, как Клим Ворошилов или Семён Будённый.

И вот — последнее предупреждение Рамзая: «13 июня. Повторяю, девять армий в составе 150 дивизий начнут наступление на широком фронте на рассвете 22 июня 1941 года». Оно тоже осталось без внимания вождя. И только утром 22 июня раздавленный «отец народов» вынужден был признать правоту Рамзая. С этого дня все телеграммы, которые тот продолжал посылать, немедленно шли в ход.

У Зорге была единственная задача — определить позиции Японии на Дальнем Востоке. Конец сентября 1941 года, его сообщение: «Советский Дальний Восток можно считать гарантированным от нападения Японии». Где-то в это же время шла разработка операции «Снегопад», если верить дневникам А.Уильямса. Судьба немцев Поволжья была уже предрешена, и такая же страшная участь могла ждать ойротов, хакасов, якутов… Сообщение Рамзая о том, что Япония не вступит в войну против СССР, помогло Сталину принять решение о переброске свежих, хорошо обученных дивизий с Дальнего Востока и Сибири под Москву.

Его арестовали 18 октября 1941 года. Взяли всю его группу. Берия, люто ненавидевший талантливого разведчика, подверг жестокому допросу его жену, а затем её отправили в район Красноярска. Там она и погибла в 1943 году — якобы от несчастного случая.

Рихард Зорге был казнен в Токийской тюрьме 7 ноября 1944 года. Три года японцы надеялись, что Кремль согласится на достойный обмен, чтобы вызволить героя из плена. Надежды оказались тщетными. Его похоронили в общей тюремной могиле. Но японским друзьям после многолетних хлопот разрешили предать его тело огню. В Токио на кладбище Таме над могилой Зорге возвышался гранитный камень. На нем были высечены слова: «Здесь покоится тот, кто всю свою жизнь отдал борьбе за мир». И, если верить дневникам А.Уильямса, то к этим словам можно добавить ещё и то, что этот человек ценой собственной жизни спас от верной гибели народы Сибири, приговорённые к депортации по тайному плану «Снегопад».

Послевоенное поколение узнало о прекрасной и горькой судьбе разведчика Рихарда Зорге, посмотрев в 1964 году фильм французского режиссёра Ива Чампе «Кто вы, доктор Зорге?» Это был документ о великом человеке. Говорят, что этот фильм ещё раньше посмотрел Хрущёв и, узнав, что приведенные факты правдивы, возмутился: «Долго ещё будете скрывать героя и таить его подвиг от советского народа?»

В ноябре 1964-го Рихард Зорге стал Героем Советского Союза. Памятники легендарному разведчику есть на его родине в Баку, в российской столице Москве, а также в Новосибирске. И нет, наверное, ничего случайного в том, что памятник Рихарду Зорге, пусть и с большим опозданием, в год 65-летия Великой Победы всё же был воздвигнут в столице Сибири. Новосибирск, как считается, тоже имеет отношение к разведывательной группе Рамзая, в которой жена радиста Макса Клаузена в девичестве была Анной Жданковой, и родина её — Новониколаевск. И всё же памятник легендарному Рамзаю в столице Сибири (внизу слева) — это перво-наперво место поклонения, к которому могут приходить благодарные потомки сибирских народов, спасённых от изгнания на Крайний Север, и вся правда о прерванной операции «Снегопад» ждёт нас еще впереди.

 

 

ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?