Индустриальные иллюзии

Алексей Кучигашев
10.08.2012

Просмотров:

2311

 

Благими намерениями
вымощена дорога в ад...

ЗА ИЛЛЮЗИЮ рано или поздно приходится расплачиваться. Благо, если они принадлежат простому человеку, тогда он сам и несет за них ответственность. Но в случае, когда они владеют умами государственных мужей, цена управленческой ошибки ставит на карту судьбу целых народов. Германия 40-х годов, Китай в 60-е годы, Советский Союз времен перестройки, Чечня - это далеко не полный перечень тех мест, где народам предлагали вексель всеобщего счастья, в реальности оказавшийся ловко изготовленной фальшивкой.

История даёт удивительные примеры того, с каким доверием люди кладут свои жизни на алтарь честолюбивых помыслов политиков, в результате пожиная горькие плоды. Есть печальная шутка по этому поводу: история учит тому, что она вообще ничему не учит. Пожалуй, единственный индикатор, позволяющий вовремя оценить опасные тенденции, имеющиеся в настоящем и грозящие обернуться бедой в будущем, - это когда кого-либо называют "отцом нации", единственно способным мыслить за всех.

К огромной моей радости, ситуация в Республике Алтай кардинально иная, руководство которой в лице главы республики не только осознаёт всю глубину экономического кризиса, поразившего ее экономику за последние четыре года, но и делает признание: путей выхода из кризиса кроме строительства Катунской ГЭС нет. Более того, с открытым забралом оно бросает перчатку вызова тем, кто оспаривает необходимость строительства ГЭС. Правда, мне почему-то кажется: мало таких осталось, люди как-то больше о собственном пропитании пекутся, о том, как с голода не умереть, под бандитскую пулю не попасть, - не до электрификации им теперь, живыми бы остаться.

Автор этой статьи, ни в коей мере не претендуя на истину в последней инстанции, берет на себя смелость возразить и попытаться наметить иные горизонты развития республики, более того, надеется, что эта статья откроет широкую дискуссию по тем проблемам, которые в ней затронуты.

В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ существует несколько моделей экономического развития, которые в сущности можно разделить на три принципиально различных по своей сути. Первая - сырьевая, основанная на хищнической эксплуатации невозобновляемых ресурсов - таких, как недра, лес и т.д. Вторая - индустриальная, основанная на производстве товаров с высокой степенью концентрации производства. И третья - формирующаяся в последнее десятилетие - постиндустриальная, базирующаяся на человеческом факторе.

Каждая из условно обозначенных моделей может развиваться в случае, если имеются составляющие компоненты, позволяющие эффективно функционировать экономике. Естественно, что в первом случае необходимы полезные ископаемые и наличие дешевой рабочей силы, обеспечивающей его добычу, транспортной инфраструктуры и дешевой энергетики. Если экстраполировать возможность формирования этой модели экономики в Республике Алтай, то с горечью необходимо признать: строительство Катунской ГЭС - только одна из составляющих, и далеко не главная. Еще до того, как первая электролампочка зажжется на дальней стоянке, озаряя суровый труд пастухов, нам придется задуматься - а где взять деньги на железную дорогу, на жильё для сотни тысяч приехавших шахтеров и их семей? И, наверное, задуматься о самом главном: где взять полезные ископаемые в том объеме, который необходим для предполагаемых работ?

Автор пишет отнюдь не из желания иронизировать, но ведь до сих пор не опубликованы данные об имеющихся запасах месторождений. Соответственно любое прогнозирование относительно объемов капиталовложений в формирование сырьевой модели не может быть осуществлено. Итак, еще не оценив предполагаемый эффект, правительство Республики Алтай с настойчивостью, заслуживающей изумления, настаивает на строительстве ГЭС, забывая или лукавя, что электростанция - лишь одна из составляющих, а если оценить всю стоимость этой иллюзии, то тут, господа, миллиардом попахивает, да не рублей, а самых что ни на есть настоящих долларов США.

А кто, спрашивается, просчитал цену изменения этнической карты республики или предполагаемых нагрузок на экологический баланс? Вполне возможно, что мудрое правительство уже давно всё знает и хранит в секрете, покрываясь испариной при одной только мысли о том, что кто-то ещё об этом узнает. Но не будем взламывать их сейфы, просто купим билет на автобус и насладимся лунными ландшафтами в районе Веселой Сейки, заранее зная, что себестоимость добычи золота там уже сейчас выше мировой цены на него. Всё это напоминает сцену из фильма "Золотой телёнок", когда Паниковский, осознав свою ошибку, продолжает подбадривать Балаганова фразой: "Пилите гири, пилите, Шура - они золотые!".

Не следует забывать и о самом главном - чисто ценовом факторе, определяющем норму доходности при производстве того или иного продукта. И здесь необходимо отметить, что сырьевая модель наиболее неустойчива по отношению к влияниям международного рынка, поскольку цены на сырьё, в том числе и металлы, подвержены сильным колебаниям, поэтому и долгосрочное планирование весьма затруднено. Выбирая этот путь, республика ставит свою судьбу в зависимость от сложных процессов, происходящих на биржах Токио, Нью-Йорка, Парижа. И при полном отсутствии внутреннего рынка (имеется в виду внутриреспубликанский рынок) на производимое сырьё мы можем в одночасье, вложив астрономические суммы, оказаться собственностью какой-либо транснациональной корпорации - при неблагоприятном формировании конъюнктуры.

Для подтверждения этой идеи достаточно ознакомиться с судьбой АО "Норильский никель", которое контролирует 30% мировой добычи никеля и тем не менее является убыточным. Два года назад мне пришлось волею судьбы увидеть паралич на Соколовско-Сарбайском горно-обогатительном комбинате, коллектив которого составлял 100.000 человек. Проблема была в том, что Россия отказалась закупать железнорудный концентрат из-за его высокой цены. Скажу честно: мне бы очень не хотелось увидеть подобные процессы у нас в республике. По тем временам убытки Казахстана составляли десятки миллионов долларов. Какие политические процессы начались бы в Республике Алтай, если даже делёж 5 миллиардов рублей народных денег привел к политическому кризису?

Даже если гипотетически предположить, что найдется добрый дядя и отвалит парочку сотен миллионов долларов на строительство очередной утопии провинциального масштаба, то мы вряд ли дождёмся её осуществления по простой причине отсутствия у нас в республике управленческих кадров, способных решать макроэкономические задачи в масштабах региона, территория которого соотносима с Португалией. Более того, при полном отсутствии законодательной базы, обеспечивающей защиту инвестиций, эти деньги просто растворятся на необозримых просторах Евразийского континента. Мне вспоминается анекдотичный случай из собственной судебной практики, когда, отстаивая свои интересы, я вынужден был подать иск на правительство Республики Алтай. В городском суде мне пришлось долго объяснять судье, чем отличается исполнительская власть от законодательной. И кто имеет право издавать законы. Но воз и ныне там. "Кадры решают всё..."

 

ВТОРОЙ ПУТЬ развития региона также связан со строительством ГЭС - индустриализация. Для нее необходимы квалифицированные рабочие, техническая интеллигенция, опять же сырье, производственные мощности и транспорт. И здесь снова возникает заколдованный круг: совершенно очевидно, что географическое положение республики явно не располагает к уменьшению накладных расходов, связанных с транспортировкой комплектующих для производства. Международные корпорации как-то всё больше тяготеют к инвестициям в те регионы, где море поближе, да и народу побольше: Китай, Корея, Тайвань, Малайзия. То есть снижают издержки за счет дешевой рабочей силы и близости рынков сбыта. А у нас в республике ни рынка сбыта нет, ни квалифицированного пролетариата днём с огнём не сыщешь. А на транспортных расходах разориться можно в два счета.

Возможно, кто-то возразит: Ленин 1918 году, предполагая электрификацию России, тоже казался "кремлевским мечтателем", и его смелое видение будущего казалось многим утопией. Допустим. Но не надо забывать о том, что фактически вся программа строительства гидроэлектростанций была плодом мысли научно-технической интеллигенции, кровно связанной с существовавшим в России до революции слоем крупной буржуазии (Рябушинский, Морозов, который, кстати, и "спонсировал" большевиков, осознавая, что без крупного индустриального производства Россия обречена, и эта концентрация финансовых, материальных и человеческих ресурсов возможна лишь при государственном планировании). Вспомним, что царское правительство даже на строительство железных дорог было вынуждено просить деньги у Франции. (Кстати, до сих пор не расплатились). А Владимир Ильич просто создал трудовые армии, которые работали над осуществлением плана ГОЭЛРО бесплатно - за "палочки".

ДАВАЙТЕ ЗАДАДИМСЯ естественным вопросом: а есть ли у нас в Республике Алтай крупная буржуазия, сформировавшая свой капитал на производстве в самой республике, и заинтересованная в освоении недр и последующей индустриализации? И вновь приходится признать, что даже самые богатые у нас сформировали свои активы на торгово-спекулятивных операциях либо за счёт подачек из бюджета, и без того тощего.

Тем опаснее сейчас нарастание социального кризиса, поразившего нашу республику. Семён Зубакин стал депутатом Госдумы именно потому, что первым вскрыл причины этого кризиса. Предвижу, что через полтора года эти тенденции возрастут и могут вылиться в неуправляемые процессы, которые нас захлестнут и поставят на карту уже не экономическую "самостоятельность", а будущее республики, превратив её вновь в сырьевой придаток экономически более сильных соседей - Бийска, Барнаула, Кемерова, Новосибирска. Это произойдет неминуемо и в том случае, если в экономике России начнутся позитивные изменения, связанные с ростом экономического потенциала, и тогда тот же самый Бийск, обладая промышленным, финансовым, научно-техническим потенциалами, превратится в центр нашей политической жизни. Примеры: кто разливает нашу минеральную воду или имеет лучший туркомплекс на Ае?

Строительство же гидроэлектростанции с целью "продажи" электроэнергии ещё более усилит зависимость республики от положения дел в крупных индустриальных районах Сибири, сделав её заложником (пусть даже с правом голоса на уровне Федерального Собрания России) их интересов. Электроэнергия - это не валенки и не "сникерс", потребность в её больших объемах могут испытывать только индустриальные гиганты. Вспомним главный лозунг торговли: "Покупатель всегда прав". А для того, чтобы понять, как мы умеем торговать, достаточно вспомнить всю эпопею, связанную с экспортом пантов марала, в результате которой мировая цена на то единственное и стратегически важное сырье в Республике Алтай упала на 40% в результате грамотных и продуманных действий корейских импортеров. Задача для первого класса средней школы: сколько недополучил бюджет за последние пять лет, если годовое производство пантов составляет 20 тонн? По моим скромным подсчетам, недополученный доход составляет около 30 миллионов долларов, или - в рублях по текущему курсу - 150 миллиардов.

Надеюсь, читатель понимает, что я оспариваю строительство ГЭС не с позиций защиты экологии нашей республики, а с позиций экономико-политической целесообразности. Быть может, несколько резко, но правда не может быть сладенькой водичкой для страдающих бессилием. Пришло время полностью отказаться от всех и всяческих иллюзий относительно нашего будущего и не тратить время на строительство воздушных замков, не имеющих под собой реальной почвы. "Время - деньги".

Пора признать, что политика правительства республики в силу отсутствия позитивной концепции и неумения прогнозировать сложные экономические процессы завела республику в тупик. Пора сказать и самое главное: в нормальных странах не правительства правят балом, а реальные экономические субъекты, интересы которых эти правительства отстаивают. А чьи интересы отстаивает наше, с позволения сказать, "правительство", чья функция сейчас заключается лишь в получении и распределении дотаций из федерального бюджета и затуманивании мозгов народа сказками о Катунской ГЭС? Какая электростанция, господа, если вы народ углем обеспечить не можете, получая на это деньги от правительства России?



СОВРЕМЕННОЕ ОБЩЕСТВО (я имею в виду высокоиндустриальные страны) уже давно сменило парадигму своего экономического развития, вступив в так называемую постиндустриальную эпоху. Развитие информационных технологий позволяет географически отнести сами производственные мощности от центров разработки технологий. Так, например, практически вся швейная индустрия Европы находится в Юго-Восточной Азии, а современные компьютерные технологии позволяют европейским модельерам за 24 часа наладить выпуск новых моделей одежды, даже не появляясь на фабриках Сеула, Шанхая или Джакарты. То же самое можно сказать и о производстве автомобилей, бытовых товаров и микроэлектроники.

Постиндустриальное общество осознало, что необходим контроль лишь двух слагаемых - это финансы и научные технологии; вот два кита, на которых базируется экономический прогресс. Стратегия подобного развития общества подразумевает, что человеческий фактор является основной производительной силой. Чудо возрождения из послевоенного пепла экономик Японии и Германии в первую очередь связано с тем, что эти страны обладали научно-техническим потенциалом, носителем которого были люди, а не станки и библиотеки! Когда Горно-Алтайская автономная область получила свой первый и динамический толчок к развитию? Как ни парадоксально это звучит, но случилось это в годы Великой Отечественной войны, когда она стала местом притока беженцев из западных регионов Советского Союза; именно тогда, кстати, и появился Горно-Алтайский пединститут, ставший главной кадровой кузницей нашей республики.

НА СЕГОДНЯШНИЙ день мы имеем фактически схожую ситуацию, связанную с распадом СССР. Миграционный потенциал из республик бывшего Союза в Россию составляет по неполным подсчётам три миллиона человек (если не считать отток людских ресурсов из районов дальнего Севера внутри России). Единственное, чего хотят эти люди, - крышу над головой и возможность спокойного созидательного труда. Спрашивается: сколько среди этих вынужденных беженцев научно-технических кадров, создавших мощь России в Средней Азии и Заполярье? Почему теперешние федеральные власти столь расточительно подходят к главному достоянию страны - человеку? Всё очень просто: для них важнее кубометры газа и киловатты электроэнергии, они ещё не осознали, что вершиной экономики и ее целью является ЧЕЛОВЕК.

Мне представляется, что мы в Горном Алтае сможем не только решить эту проблему, но и, вобрав в себя наиболее ценный человеческий материал, создать тем самым плацдарм для рывка нашей республики в XXI век, в котором всё будут решать не киловатты и центнеры, а научные центры рядом с финансовыми институтами. Может быть, тогда и сбудется пророчество Рериха относительно той роли, которую должен сыграть Алтай в судьбе России.

Назовём условно эту концепцию "Ковчег". Но при этом нам придется избавиться от любых попыток национальной косности и желания главенствовать, исходя из принципа "это земля наших предков". Необходимо осознать простую истину: интернационализация современной экономической жизни рано или поздно заставит нас отказаться от провинциальных замашек, и та степень нашей готовности к принятию реалий современного мира определит, будем ли мы по-прежнему пасти баранов, упиваясь собственной национальной самобытностью, оставаясь периферией цивилизованного мира, или начнём медленное и трудное восхождение на вершину экономического Олимпа. А там - Южная Корея, Тайвань, Сингапур, Малайзия, Гонконг и другие, бывшие некогда совершенно отсталыми национальные окраины...

1996, июль.

На снимках:  руины обозостроительного завода в Горно-Алтайске на рубеже веков.

ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?