Зимний поход по югу Алтая остается лучшим в мире

Андрей МОРОЗОВ
08.02.2018

Просмотров:

507



В начале прошлого года группа туристов-лыжников из Челябинской области под руководством Сергея Хрипко получила Гран-при на чемпионате мира по спортивному туризму. Победа досталась пятерым южноуральцам за лыжный туристский поход IV категории сложности в районе Южно-Чуйского хребта на Алтае, совершённый с 16 февраля по 7 марта 2015 года.

Маршрут протяженностью 190 километров спортсмены преодолели за 20 дней по горным хребтам южного Алтая, высотность некоторых перевалов достигала 3500 метров. Они шли временами в условиях шквалистого ветра, метелей и снегопадов. При этом был показан лучший результат по времени и техническому выполнению дистанции. В номинации по лыжному спортивному туризму IV категории сложности участвовали 15 команд из разных стран. Квалификационная комиссия признала маршрут по Алтайским горам лучшим в мире.


Маршрут начинался с быстрого захода по реке Кара-Оюк к леднику Удачному; затем планировалось небольшое акклиматизационное кольцо через 2-3 перевала (1Б) сложности в районе ледников Удачный и Кара-Оюк. Вторым этапом намечалось прохождение Софийского ледника с посещением горы Брат и выходом через перевал Гребешок (2А) на Талтуринский ледник с прохождением его восточной части до центрального языка. Третьим этапом было запланировано кольцо вокруг горы Металлург с прохождением перевалов Перемётный (1Б) и Восход (2А). После прохождения кольца группа снова оказывалась в средней части Талтуринского ледника.

Четвёртая часть связывала Южный и Северный Чуйские хребты. Она начиналась с прохождения западной части Талтуринского ледника с выходом через перевал Талтуринский (2А), затем шло пересечение Карагемской долины и прохождение перевалов Северо-Чуйского хребта: Туманного Северного (2А) и Москвич (1Б). Заключительной частью был выход по долинам рек Шавла, Ештыкол и перевал Орой в поселок Чибит. Таким образом, маршрут был составлен из двух больших линейных участков и одного кольцевого посередине. Это давало возможность разгрузить группу на кольцевой части и длинном линейном выходе, что также увеличивало шансы на успешное прохождение сложных перевалов.



Причины изменений в маршруте

Отказ от прохождения первого кольца ( лед.Удачный - пер.Менбулак (1Б) - лед.Менбулак - пер.Кара-Оюк (1Б) - лед.Кара-Оюк - пер.Щель (1Б) - лед.Удачный) был вызван тем, что группа на тот момент уже полтора дня провела в непогоде, не дававшей идти дальше. Постоянные резкие перемены погоды давали повод предполагать о вполне вероятном повторении подобных простоев. К тому же скорость передвижения группы по моренному рельефу оказалась невысокой, а надеяться на то, что можно нагнать начавшееся отставание от графика, уже не приходилось. Слишком велик был риск надолго застрять за любым из перевалов кольца и увеличить отставание. Поэтому было решено «отрезать кольцо» и двигаться на Софийский ледник к пер.Гребешок. Последующее развитие погодных событий показало правильность принятого решения.

Линия движения по леднику Софийский была изменена, и вместо прохода по восточной части центральной ветви к горе Брат, а затем перехода под Гребешок, группа решила пройти прямо под перевал по северному краю ледника, а оттуда, при благоприятных условиях совершить переход и радиальное восхождение на гору Брат. На второй день движения по Софийскому леднику из-за пурги удалось продвигаться лишь в течение 1 часа 45 минут, а на следующий день выйти только после обеда. Поэтому продвигаться к Гребешку, находящемуся на прямой линии маршрута, было более логично.

После прохождения большого кольца (лед.Талтуринский - пер.Перемётный (1Б) - пер.Восход (2А) - лед.Талтуринский), группа приняла решение о сходе с маршрута и выходе по реке Талтура в село Бельтир, что соответствовало варианту №1 аварийного выхода. Это было вызвано накопившимся отставанием от графика на пять дней и невозможностью его нагнать. При продолжении маршрута участники похода только накопили бы разрыв с графиком и рисковали выйти за контрольные сроки.



После моста через Чаган дорога шла по голой степи, и она там более прямая, чем река, поэтому решили сократить путь. Через две ходки стемнело. Новолуние, и ничего не видно. При свете фонарей совершили марш-бросок по пыльной дороге. В конце ходки встретился относительно ровный, травянистый участок для ночёвки. В походном шатре на ужин пригодились остатки с поезда.

На следующий день, 17 февраля, вышли в 8.10. С утра было ясно и тихо, -10. Выбрали ближнюю к реке дорогу. Попытки пробиться к реке ничего не дали - она течёт в каньоне, и спуска нет. Тащились по каменистой, с редкими пятнами снега, дороге. Прошли небольшой степной участок, в конце которого виден сход на реку, дальше по реке пешком. На реке мокрых наледей не было. За каньоном приличные заросли кустов, в 11.30 остановились на завтрак+обед. В кустах много сухих стволов, они горят лучше любой древесины. На обеде слегка починили продранные волокуши. В 12.45 отправились дальше.

Погода отличная, -2 и без ветра. На реке попадаются следы от автомобилей. На разливах встречаются небольшие участки мокрых наледей, которые легко можно обойти. Со снегом по-прежнему беда. В 14.20 подошли к слиянию рек Караоюка и Аккола. Свернули на р.Караоюк, и сразу навстречу подул очень неприятный ветер. В верховьях висела тяжёлая серая мгла. К 17.40 подошли к месту запланированной ночёвки, небольшому леску на правом берегу Караоюка. На берегах уже лежит снег, и, выходя с реки, неожиданно попали в воду, подтекающую с наледи под береговой наст.

Наползала облачность, навстречу бил ветер со снегом. В 18.10 подняли к лесу снаряжение по частям и встали на ночёвку. Началась пурга.



18 февраля с утра хмуро, небольшой снег. Вышли в 8.15, спустились в широкое русло Чагана. На речном льду снега почти нет, шли пешком. После 9.10 усилился встречный ветер, стали встречаться широкие снежные перемёты. Первый раз встали на лыжи. Видимость ухудшалась, валил густой снег.

К 11.30 подошли к брошенной чабанской стоянке на левом берегу и, спрятавшись там от ветра, решили пообедать. Через час отправились дальше и к 13.50 подошли к вилке слияния истоков Караоюка. Во мгле возвышалась вершина Джаниикту, налево по ходу правый исток входил в каньон. Прошли выше по левому истоку, ветер со снегом усиливался и серьезно мешал передвижению. Вышли на левый берег, подыскивая подходящий наддув, и в 15.20 остановились. Разыгралась настоящая пурга, лагерь ставили почти полтора часа, пришлось выкопать приличную яму и построить ветрозащитную стену.



На следующий день уже с утра совсем неходовая погода, пурга, видимость переменная. Сильный южный ветер гнал снег. Силуэт вершины Джаниикту то появлялся, то исчезал полностью. Верховья левого истока Караоюка постоянно во мгле. Пришлось делать дневку. К 14.00 ветер немного утих, стало чуть теплее, но вечером температура резко упала до -28°, стало почти ясно, хотя впереди – там, где заход на перевал Удачный - сплошная мгла.

20 февраля с утра было -32, тихо, отличная видимость. Выходили в 8.25. Сначала на лыжах шли по берегу, затем вышли на широкую плоскую наледь. Заход на перевал решили делать по руслу, потому что срезать по моренам, забирая правее, было бы тяжело из-за малого количества снега. В 9.45 подошли к разделению русла на два истока и начали подниматься вдоль правого по ходу. Склон до 30° и достаточно заснеженный. Поднимались серпантином. Путь совсем не прямой, и перед озером пришлось пешком, в два приема, преодолевать крутую морену, высотой до 15 м. Вряд ли обход был бы легче. В 13.00 перед спуском на озеро сделали обед. Под впечатлением крайне тяжелого передвижения по моренам решили исключить из маршрута малое кольцо через Менбулак – Караоюк - Щель и оставить больше запаса времени на более сложные перевалы. Видимость отличная. Через полчаса прошли к озеру, спустились в него.

На перевале Удачный

Озеро небольшое, прошли его и начали движение по леднику. Он полого поднимался ступенями под главный перевальный взлёт. Склон плавный до 25°. На подъеме сильно растянулись — у троих лыжи с камусом, а у двоих традиционные «Бескиды». К 15.45 вышли на перегиб ледника, здесь его языки сползают в соседние долины. Это собственно и есть перевал Удачный. Тур справа по ходу на высокой морене. Далее начинался приятный спуск по заснеженному северному языку ледника на длинную и пологую ледовую террасу. Спускались, придерживаясь сначала правой по ходу стороны, а с середины склона стали забирать левее.



С утра 21 февраля было тихо, —22, вышли в 8.40, пересекли озеро, за которым начинаются моренные гряды и достаточно крутой спуск в долину р.Аккол. Ближе к Акколу основное русло уходит вправо, спустились к морене, отделяющей от реки. Хотя она и невысокая, но достаточно крутая, пришлось преодолевать ее пешком. С нее видно начало Софийского ледника.



Впереди далеко на гребне хребта виднелся перевал Гребешок, а также вершина Брат. В 10.25 были уже на Акколе, вернее, на озере под окончанием ледника, из которого и начинается река. Решили сразу идти ко входу в северный карман Софийского ледника, где находится развилка прохода к Брату и заход под перевал Гребешок. Там удобно оставить в заброске часть снаряжения и совершить радиальный выход на гору Брат, а затем продолжить движение к перевалу Гребешок.

Прошли к левому берегу озера и начали тяжелый подъем на морену. Путь пролегал по основной части ледника, который прямо выводил на запланированную точку и проходил по очень крутому заснеженному участку. Сохранялся риск оказаться на лавиноопасном склоне, поэтому пришлось выбрать путь правее, по морене. В этом месте довольно круто, до 35°, встречались каменистые перерывы снежника. В 13.00 пообедали и под ярким солнцем просушили спальники. Далее снова шли по морене вверх, но теперь приходилось лавировать между каменными кладками. В конце видимого с озера снежного пути, на последних ста метрах, склон нависал над глубокой боковой ложбиной, идущей вдоль края ледника. Уклон вверху достигал 40°. За ним моренный вал и каменистый кулуар. Снова пешком перелезали каменистый моренный вал и частями переносили груз под заснеженный склон верхней части морены. В 16.30 короткий отдых на верху морены. После удобной ровной площадки далее шел недлинный спуск на основную часть ледника, с нагромождением моренных гребней, и там же, в 17.00, остановились. Появилась облачность, пространство над Софийским ледником начинало наполняться мглой.

В снежной мгле то и дело видишь что-то похожее на глюк…

22 февраля снова было тепло, —12, ветер и мгла. Вышли в 8.20, спустились с боковой морены в основную долину ледника. Ветер здесь постоянно меняющийся, шли, ориентируясь на ближайшую обстановку. Чтобы выйти из лабиринта моренных гряд, сместились влево к главному руслу ледника, спуск на него — по небольшому, но крутоватому курумному склону. Ветер усиливался, шел снег, и уже перед самым выходом к намеченной точке у так называемой Черной скалы пурга заставила участников похода остановиться. Можно было бы пройти еще немного, но для этого надо было преодолеть снежный склон и оказаться совершенно без всякого прикрытия от ветра. В 10.30, в условиях настоящей пурги, пришлось встать на вынужденную полудневку.



На следующий день — а это был суровый мужской праздник 23 февраля — поднимались по широкому проходу в центральную часть Софийского ледника. Открылся захватывающий вид на перевалы Гребешок и Сев. Ключ. Высота перевалов, указанная в классификаторе и на карте, явно не соответствовала реальности. Кое-где виднелись присыпанные трещины, но больших проблем они не создавали. Всё это время шли на лыжах. При пересечении ледника под перевалом Ключ Южный встретили следы «шестёрочной» группы Самборского. Ниже на леднике виднелось место их ночёвки. К 16.30 подошли к оконечности отрога, идущего от основного гребня хребта и остановились для сооружения лагеря. Силуэт Брата еле просматривался в дымке непогоды.



Группа Сергея Хрипко не ждала от горы Брат каких-то особых сложностей. Его категория по каталогу была 1Б, со стороны вершина выглядела как огромный сугроб, подпираемый снизу ледником. Однако на всякий случай челябинцы взяли горное снаряжение, за исключением ледобуров - что как раз и было тактически неправильно.

24 февраля вышли на лыжах в 7.25. Погода выдалась идеальная, подъем был хотя и чувствительный, но ровный. Справа обошли две ледовые мульды. Почти под самой вершиной виднелась полоса то ли лавинного отрыва, то ли бергшрунда, пересекавшая склон под самой вершиной. Восточный, самый близкий склон, вначале выглядел просто крутым, но далее он превратился еще и в ледовый. Стал явно виден бергшрунд. На 1Б это никак не было похоже, движение продолжалось дальше, к перемычке с г.Узловой. Подъём прямо по центру на вершину тоже не нравился, из-за того же бергшрунда.



На лыжах ушли к северо-западному склону, немного поднялись на заснеженный ледник, в 8.25 на высоте 3.530 м перед частично забитой трещиной сняли лыжи, надели обвязки и кошки. К вершинному массиву вел хоть и крутой, но сплошной снежный склон без больших бергов. Решили идти в связке, и первые сто метров поднимались с помощью лыжных палок, обходя снежные надувы и забитые снегом продольные трещины.

Крутизна возрастала, пришлось оставить рюкзаки и лыжные палки, достать ледорубы. Ближе к гребню уклон увеличился до 45°, склон пересекала метровая трещина, подзабитая снегом. Страхуясь, пересекли её и дальше уже шли в три такта. Последние 30 метров первый выходил наверх на ледорубном клюве и передних зубьях с нижней страховкой и делал перила для подъёма остальных. Вопреки всем ожиданиям группа оказалась на узком скальном гребне, отвесом обрывающемся на юг. Провешивали по скалам к вершине метров 10 верёвки и поочередно выходили к снежно-ледовому участку гребня. Здесь также приходится провешивать 50 метров перил для выхода наверх снежного гребня.



Далее на узком снежном гребне ещё 50 метров траверса по перилам, после чего спустились в снежную ложбину с юга от гребня. Она выводила на широкий (до шести метров), пологий выход к вершине. В 12.00 команда южноуральцев стояла на высшей точке маршрута — горе Брат. Отличная видимость во все стороны — до Белухи на горизонте. Южнее снежной вершины находился каменистый выход, немного покопались там и обнаружили тур с запиской: горные новосибирцы квалифицировали пройденный путь как 2А. После общего фото начали спуск. По тому же пути, что и подъем, он исключался: не хватало снаряжа для организации надежных точек. Спуск начали по скально-ледовому гребню на восток.

Последний в группе спускался на нижней страховке, держа при себе ледоруб и eisbeil. Далее, обходя редкие трещины, спустились к рюкзакам и лыжам, переоделись и уже к 14.00 съехали на стоянку. Сам собой напрашивался вывод, что категория Брата сильно зависит от снега, к началу 2015-го его выпало немного, и он гораздо сложнее, чем в относительно более снежный год. После обеда в 15.50 начали спуск к месту заброски. Погода снова портилась, но оставшийся путь особых проблем не создавал. К 17.20 подъехали к заброске под «Чёрной скалой» и начали ставить лагерь.



С утра 25 февраля было —14°, почти тихо, снега не было, но наметилась тенденция к потеплению. Вышли в 8.10 в сторону перевала Гребешок. Поднялись на перегиб за черной скалой. Прямо по ходу — склон Гребешка. Однако к его подножью надо пройти следующий перегиб с подъемом и небольшим спуском. За две ходки прямой подъем на перевал показался потенциально лавиноопасным, поэтому решили идти по правому краю, стараясь быть поближе к выходам камней. В 9.10 подошли под взлет - склон крутой, снег на нем довольно глубокий. Крутизна не давала подниматься на лыжах. Надели кошки. С полным снаряжением идти крайне трудно, приходилось делить вес и пробивать ступени с волокушами. Ветер усиливался. Сразу полный проход до гребня лучше не делать; шли участками, спускаясь за рюкзаками. В 14.15 полностью вышли на перевальный гребень. Дул холодный сильный ветер.



В самом начале подъёма по восточному склону Гребешка протаптывали ступени. Рюкзаки оставались внизу, за ними надо было челночить. В группе знали, что летом этот перевал крайне камнеопасный, и проходить его настойчиво не советуют. Зимой эта опасность снижается, если скально-осыпной кулуар забит снегом. По ходу движения снег был, но основная часть его передута на восточный склон. В туре нашли записку горников (3-я к.с.) из Новосибирска под руководством Сенченко от 7.11.2014. На узком гребне обнаружились две небольшие площадки под летние палатки, на которых зимний шатёр не поставить. Быстро пообедали и надели обвязки. Часть бесполезных дальше волокуш оставили, привязав к скале. В 15.20 по кулуару, уходящему от тура, начали спуск. Лёд оказался чисто бутылочным, ледобуры шли крайне тяжело, до конца не закручивались и к тому же откалывали линзы. В середине кулуара стоять из-за летящих камней рискованно, а ближе к краю не хватало достаточной глубины льда для ледобура.

Стемнело. Вышла луна. Провесили и сдёрнули три верёвки по льду. Из-за камнепадной опасности пришлось организовывать станции в безопасных местах и на некотором удалении от точки опоры перильной верёвки. В конце спуска приходилось вставать на жумар и, преодолевая маятник, уходить к краю ледового склона под защиту скал. Продвижение шло крайне медленно. Рюкзаки тяжелели с каждой минутой, и вскоре не все могли вешать их на себя без посторонней помощи.



Очень быстро выяснилась и следующая беда - повторно невозможно стало пользоваться ледобуром из-за снежно-ледовой пробки в его трубке. Пробойников типа шомполов не было предусмотрено, немного спасало то, что у каждого было по три ледобура. Верхний ледобур был скручивающимся отдельной стропой, и эта система работала вполне надежно. Кошки работали не так хорошо из-за крайне жёсткого льда, особенно облегченные, больше похожие на фирновые. Непрерывный спуск стал невозможен. После третьей ледовой верёвки было решено связать все три веревки в 150 м перил, спуститься, встать на стоянку, а днем сходить наверх и снять верёвки.

Так и сделали. Крутого ледового участка осталось на две веревки, еще одна веревка шла уже по снежно-ледовому склону до 35°, а дальше вниз, хоть и крутоватый, но безопасный снежный склон. Точку подвески этой системы пришлось сделать выше площадки на хорошем ледовом участке, и чтобы после вытяжки веревки спускающимся не упустить перила на середину склона, пришлось дополнительно подцепить ее отдельным репом. К 4.00 все спустились вниз. Поставили лагерь и начали варить пропущенный ужин.



В четверг, 26-го, устроили днёвку: снятие верёвок, ремонт снаряжения. Утром было тихо и ясно, —12. После обеда сходили наверх за веревками и сделали ревизию снаряжения. Потери: две палки были согнуты под прямым углом, у одной лыжи потеряна собачка, еще потерян один ледобур, был почти поломан носок одной лыжи. Кроме того лопнула литровая банка с бензином и литровая банка со спиртом в упущенном рюкзаке. Днем пришлось отсыпаться, вечером ужин, и снова спать. К ночи похолодало до -26, но это было только к хорошей погоде.

В облаках — вершина Иикту; в центре — перевал Талтуринский.

День 12-й, 27 февраля: с утра было —24, тихо и ясно. За завтраком одновременно чинили снаряжение. Собачку на лыже заменили одним шурупом, тщательно вымерив расстояние. В заднике кошки пришлось просверлить два отверстия и сделать перемычку на болтиках. На лыже сделали накладку из алюминиевой пластины. На пуховку налепили заплаты из лейкопластыря и скотча. С учетом напряженной обстановки на спуске можно сказать, что отделались крайне дёшево.

Вышли в 11.45, сдвигаясь к центру ледника. Там как раз перелом ледника через скальный порог с ледопадом. На этом спуске кроме разнообразной туристской лыжной техники ничего не надо было применять. Кое-где попадались следы группы Самборского. Погода отличная, —15, но дул ветерок с вершин Ольги. Далее был спуск с пересечением моренных гряд и снежно-ледовых перегибов. Со второй ступени скатились на лыжах. Постоянно сдвигались влево, в основной поток ледника. На третьей ступени обошли большую мокрую наледь. В 16.30 подошли к намеченной точке заброски, к развилке направлений на перевал Переметный — Восход и перевал Талтуринский. Хорошее место для стоянки.



В последний день зимы поутру с перевала Талдуринского дул слабый ветер, при минус 13. Погода ожидалась явно неустойчивая. Вышли в 8.50, решая сразу от этого места срезать по моренам в долину перевала Переметного. Несмотря на необходимость преодоления множества морен это показалось наиболее логичным. В целом требовалась только лыжная техника. В 13.30, почти в самой верхней точке массива морен, остановились на обед. Далее был траверс длинного склона до 30° и спуск в основную долину, выводящую к перевалу. К 15.30 вышли в эту долину, видимость падала, белые поля скрадывали рельеф, и получался крайне неприятный эффект белой мглы. Поднимаясь вверх, участники похода увидели ледник самого перевала и заход на него. К 16.00 переменная видимость от вполне приемлемой до отсутствующей заставила лыжников искать стоянку. После того, как уже легли спать, налетел сильнейший шквал. Пришлось втащить рюкзаки внутрь и укрепить ими углы шатра.

Вынужденное ожидание перед перевалом Переметный; на следующей фотографии — серпантин при подъёме на Переметный



День 14-й и первый день весны: с утра скверная видимость, ветер, —18. Захода на перевал вообще не видно. Во время завтрака погода стала резко меняться. Через час полностью всё раздуло, срочно собрались и в 10.15 вышли на лыжах. Потеплело до минус 15, ветер стих, в долинах оставалась дымка, но наверху всё чисто. Путь под перевал шел по хорошему неплотному снегу. Шли в направлении стыка со скально-осыпным склоном. Крутизна до 25°. В месте захода на ледник крутизна увеличивалась до 35°. Приходилось закладывать серпантин даже на камусе. В 11.50 группа уже стояла на перевале, у печальной таблички на металлической треноге. Слева ледопад, вправо за угол уходил кулуар, вначале совсем незаметный.

Учитывая опыт Гребешка, надели полное снаряжение, вышли в кошках к спусковому кулуару и убедились, что проблем со спуском почти нет. Вниз вёл кулуар без малейших признаков льда, крутизной до 35°. Вдоль веревок поочередно спустились вниз. Короткий обед, и на лыжах вниз. Спуск с предперевальной ступени по закрытому леднику — чисто лыжный. Закладывая виражи, спускались, забирая вправо. Впереди русло реки Атбажи, частично заваленное камнями и моренными грядами. В конце первого озера в долине моренная пробка, выбрались из нее по камням, дальше снова лыжный спуск.

Справа подходила лыжня — от группы Самборского, который после перевала Восход вышел сюда через перевал 60 лет ВЛКСМ. Внизу виднелся лес, на краю которого, по левому берегу, в 16.00 решили остановиться. Натаскали кучу дров и с большим удовольствием поужинали у костра — это была всего лишь вторая ночевка на дровах, да и к тому же на хорошей воде из речки.

Вид на Маашей-Бажи из долины реки Атбажи

С утра 2 марта холодно, —24, ветер с перевала. Начали в 8.05 по лыжне. Прошли наледь, далее по кустам левого берега, придерживаясь лыжни группы Самборского. В 8.40 прошли его стоянку под огромным кедром на правом берегу. Лыжня очень помогла: пробивать ее через кусты тяжело, а у предшественников все-таки была группа из 10 человек. К 9.30 подошли к борту Йолдо-Айры. Лыжня уходила влево на Карагемскую поляну, а группе Сергея Хрипко в этом месте нужно было срезать вправо, в сторону Карагемского перевала. Лес там сплошной, много завалов, и очень много снега. Лыжню пробивали с большим трудом. Спуск к реке крутой и залесенный. Перешли на «лесенку».

В 10.45 спустились на реку и поняли, что дальше можно идти только челноком. По левому по ходу движения берегу шла летняя тропа. Но идти по ней невозможно, там очень много трудоемких перегибов, поэтому пришлось снова выходить на реку с глубоким снегом. К 12.20 подошли к так называемой Желтой скале, напротив устья Киренэльдуярыка. После обеда, тропя челноком, очень медленно поднимались серпантином вверх. Уклон доходил до 30°. Снега здесь просто очень-очень много. Справа был каньон речки, а прямо — обширный снежный склон с редкими деревьями. После начального набора высоты идти стало легче, с левого по ходу борта постепенно спустились в русло. Снег там уже плотный, а каньон остался позади. В 16.55 нашли относительно уютный карман в русле и встали. До перевала Восход оставалось набрать ровно километр.

Две Ольги — Западная и Восточная; ниже – ночевка на перевале Восход



На следующий день морозным тихим утром вышли в 8.40, справа по ходу оставались лавиноопасные склоны с конусами выноса. К 11.20 подошли к повороту русла по ходу движения направо. Здесь уже открывался вид на начало ледника. Поднялись на точку разворота и в 12.20 пообедали. Отсюда шел мощный, но очень ровный ледник. После окончательного поворота ледника прямо к перевалу никаких сложностей нет вообще, только постепенный набор высоты.

Впереди виднелся перевальный взлёт Восхода. Подошли под снежно-ледовый перевальный взлёт. Нижняя ступень, около 100 метров, с уклоном до 40°, была полностью закрыта снегом, в верхней части просматривалась поперечная трещина около метра шириной, но она почти полностью забита снегом. Надели кошки и стали топтать ступени прямо вверх, со страховкой преодолевая засыпанный берг. Перед второй ступенью — более широкая трещина, развивающаяся влево. Обошли её справа, где она сужалась и была забита снегом. Провешивая для поддержания равновесия верёвку, закрепили её ледорубом, вставленным в трещину на перевальном седле.

В 17.00 участники похода уже стояли на ледовой перемычке перевала. На юг открывался вид на пик Металлург и долину реки Талтура. Вниз шла слегка заснеженная сыпуха, скальные выходы только вверху. Летом спускаются по левой стороне пешком плотной группой. Зимой об этом и думать нельзя, надо вешать верёвки. Перепад до подножья — около трёхсот метров по вертикали. Решили организовать ночёвку на перевале. Поставили шатер на ледобурах. В туре обнаружили записку сборной команды Самборского, идущей по 6-й к.с. Они были на перевале пятью днями раньше, 26.02.15.

На заднем плане — вершина Ирбис-Туу

На день 17-й от начала похода погода, sorry за каламбур, выдалась вполне приличная, ясно, но дул неприятный ветер. После завтрака надели весь снаряж и предварительно сделали разведку склона бросанием камней. Убедились, что никакого фирна нет, а под тонким слоем снега лежит черепичная сыпуха. Кошки не стали надевать, от них здесь немного пользы, к тому же их можно только поломать. В 9.15 начали спуск.

Первые четыре верёвки вешали с помощью локальных петель. Проблем с первой локальной петлей не было; вторая верёвка, спускаясь под скалы, выводила в середину кулуара, к скальному выходу. Третья веревка уходила правее, под скальный пояс, и здесь с локальной петлей возникли проблемы — не оказалось подходящих скальных выступов. Пришлось оборачивать ее через большой, но явно не соединенный со скальной основой камень. По этой причине его основательно пытались шевелить, к тому же вместо тонкого слоя наверху встречался уже достаточно глубокий снег.

Четвёртые перила опускались вдоль скал, ниже больших камней. Хотя уклон снижался, сыпуха под снегом всегда неустойчива и о спуске пешком никакой речи быть не могло. Сергей Хрипко предварительно унёс вниз свой рюкзак, после чего, надев кошки, на жумаре поднялся вверх и окончательно ушел вниз с двумя ледорубами. К этому времени спусковой след превратился в небольшую траншею, достаточно безопасную для спуска с нижней страховкой.

К 16.00 все окончательно спустились вниз, под склон, где встретилась полузасыпанная неширокая ледниковая трещина. После обеда собрали снаряжение и на лыжах пошли вниз. Пройдя стоянку Самборского, вышли на моренный перегиб ледника, после небольших моренных грядок спустились на среднюю выровненную часть ледника, и там в 17.30 остановились. После ужина, подсчитав продукты и прикинув свои возможности, участники похода решили уходить в Бельтир. Времени на полный маршрут уже не оставалось. Теоретически сохранялся шанс сделать выход через Талдуринский на Карагем, но даже небольшая задержка привела бы к срыву контрольного срока и жёсткой экономии продуктов.



5 марта с утра —15, слабый ветерок. Вышли в 9.10 по морене вдоль конечной части ледового языка. Спуск по относительно просторному кулуару прерывался немыслимыми нагромождениями морен, где-то шли лесенкой, где-то комфортно ехали на лыжах. За спиной, замыкая ледниковый цирк, возвышается перевал Восход. Борта боковой висячей долины заканчивались перед выходом в широко открытое пространство долины реки Талтура, вернее, в широкий пояс боковых морен, нависавших над руслом. Вниз к Талтуре можно идти по двум не очень удобным руслам. Шли немного правее, как бы ближе к точке заброски. Трое пошли на пеший спуск по довольно крутому сыпучему каменистому склону, а двое прошли немного дальше по морене, наткнулись на летнюю пешую тропку и спокойно спустились в русло бокового притока. Объединившись, пошли по основному руслу вниз. Спуск крутой, через снежный надув, на спуске с которого перешли на пеший ход.

В 14.00 полностью вышли на берег Талдуры, почти бесснежный, после обеда трое отправились за заброской, а двое сушили спальники, перебирали снаряжение и ставили лагерь. За заброской ходили 1,5 часа, наслаждаясь видами на вершины Большой Талтуры с пиком Иикту во главе (на снимке). Вечером созвонились с водителем и договорились о выезде из Бельтира вечером 7 марта.



Наутро в 8.35 выходим вниз по долине Талтуры. Погода благоприятствовала быстрому ходу. Кое-где прямо на льду встречались следы от автомашин. Перед стоянкой Куйташ встретилась большая мокрая наледь, которую пришлось обходить по берегу. Снега на берегах мало, он истоптан следами коров, яков, овец и лошадей. По реке с сухим льдом удобно идти без лыж. До обеда прошли урочище Кок-Ярык и немного не дотянули до Теке-Туру. После обеда прошли Кып, за ним открывался весьма живописный каньон. Русло зажато в скальных выходах , за которыми снова была череда широких мокрых наледей. К вечеру подошли к устью реки Джело и встали на противоположном каньону берегу. Ужин готовили на сухом кустарнике.



В предпраздничный день, 7 марта, вышли в 8.20, передвигались по льду Талтуры. Снега на берегу и реке почти нет . Иногда выходили на дорогу, идущую вдоль реки. По ней скорость передвижения выше, но приходилось преодолевать небольшие подъёмы и спуски, к тому же двое участников тащили волокуши, и поэтому в целом удобнее идти по реке. В 13.20 после обеда за стоянкой финальный путь до Бельтира шел уже по черной тоскливой степи. На склонах правого берега стояли голые лиственичники с кустами. Левый берег почти полностью голый. При впадении р.Кускунур был широкий разлив с наледями. К Бельтиру подходили уже в сумерках в восьмом часу вечера. На въезде в село ждал водитель Юра. Погрузились, подъехали к магазину - он закрыт. В 20.10 выехали на Бийск. Семинский перевал проехали под снегопадом. По пути через интернет нашли подходящую гостиницу - это была «Под вышкой». В 7.30 группа уже там. Кафе, душ, сауна - поход окончен.

В походе участвовали: Сергей Хрипко – руководитель группы, Николай Носков – зам. руководителя, Алексей Исмагилов - штурман, Владислав Хадыев – завхоз, Константин Осипов - фотограф. По итогам алтайской лыжной «четверки» С.Хрипко, В.Хадыеву и А.Исмагилову присвоено звание "Барс Алтая" III степени — за восхождение на вершину Ирбисту.


ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?