Встреча у Белухи с альпинистом Эдуардом Мысловским

Александр Иванцов
22.08.2014

Просмотров:

3600

Нынешним летом вся страна отмечала 100-летие альпинизма у нас на Алтае, начало которому положили томские исследователи братья Троновы своим восхождением на Белуху в 1914 году. В разные годы в альплагере на Аккеме бывали такие знаменитости, как Абалаковы и Тамм, пережил неудачу при восхождении знаменитый Вольфганг Месснер, и, конечно же, у нас бывал Эдуард Мысловский, которого знают у нас в России больше других.

Эдуард Викентьевич Мысловский, кандидат технических наук, мастер спорта международного класса, «cнежный барс», в советское время представитель спортивного общества «Буревестник» (Москва). Награжден орденом Ленина за восхождение на Эверест. Он был первым из советских альпинистов, покоривших в связке с ленинградцем Владимиром Балыбердиным высшую точку планеты 4 мая 1982 года.

Вслед за ними 4 мая поднялись на Эверест Сергей Бершов из Харькова в связке с Михаилом Туркевичем («Авангард», Донецк). На следующий день 5 мая совершили восхождение Валентин Иванов, руководитель команды «Буревестник», и Сергей Ефимов из Свердловска. Кроме них взошли на Эверест Казбек Валиев в связке с Валерием Хрищатым (8 мая), а в день Победы на вершине стояли Валерий Хомутов, Юрий Голодов и Владимир Пучков.

Вот лишь несколько строк из книги воспоминаний Эдуарда Мысловского «Восхождение»: «Наконец наступило долгожданное утро 27 апреля 1982 года. Настроение приподнятое и в то же время есть какое-то внутреннее беспокойство... Стопроцентной уверенности, что мы поднимемся на вершину после нелегкой установки V лагеря, всё же не было... В последние дни усталость накапливалась, и простуда выбивала из строя ребят...»

И еще есть высказывание первовосходителя на Эверест Владимира Балыбердина. Перед выходом в свет «Неправильного восхождения» он писал редактору книги: «С тех пор, как в Катманду вы впервые заговорили о будущей книге, я много раз возвращался к тому времени, которое стало для нас эпохой. К моему удивлению, некоторые, даже бесспорные факты я теперь вижу несколько по-другому. Однако я постарался оставить нетронутым то восприятие, которое попало в дневник на маршруте и в базовом лагере. Лишь смягчил некоторые резкие суждения, записанные только для себя. Отдельно по тону стоят воспоминания и сегодняшнее осмысление событий…»

После покорения Эвереста, в том же 1982 году Эдуард Мысловский прибыл на Аккем, чтобы открыть у нас международный альплагерь «Алтай». Впервые красавица Белуха принимала так много иностранных гостей в один заезд. В лагере на Аккеме были гости из США и Швейцарии, Австрии и Японии, Англии и ЧССР, других стран Азии, Европы и Америки.

И в этот раз по берегу Аккемского озера ходили слухи, что из «Высотника-1» вышел своим ходом первовосходитель на Эверест Эдуард Викентьевич Мысловский, а вместе с ним обозреватель от «Алтайской правды» и кинооператор. Говорили, что будут идти два дня. И вот примерно 22 июля к вечеру они появились. Встали чуть ниже нас. К этому времени Костя Бондарчук ушел на гору Броня (две вершины исследователь Алтая Сапожников назвал именами своих детей - Борис и Броня). Его отец Николай Бондарчук – прежний председатель краевой федерации альпинизма, в 1982 году именно он открывал МАЛ «Алтай» вместе с Эдуардом Мысловским. Мы долго разговаривали с Костей, и я спросил, не знал ли он альпиниста Алмазкина, который, по моим сведениям, уехал в 70-х годах в Казахстан. Костя ответил, что Алмазкин живет в Новоалтайске, и скоро должен прийти.

Я подошел к Мысловскому. Он снял с себя футболку и спросил: «Ну, кто хочет понюхать, как пахнет футболка альпиниста?..» Рядом с ним стояла женщина лет 75 на вид, с ледорубом эпохи Хергиани, а у Мысловского был современный ледоруб. Эдуарду Викентьевичу, как выяснилось после знакомства, пошел уже 78-й год. Итак, я подошел, представился, и мы познакомились.

Когда я спросил у Мысловского, кто эта боевая женщина рядом с ним, он ответил, что это его массажистка. Я так и не понял, сказал он это всерьез, или шутя. Он спросил, где можно встать — я сказал, что выше нас человек 20 ушло на спуск, вниз – можно вставать на их место. Но тут подошли спасатели и предложили им поселиться в первом вагончике - «бочке». Пока он собирал примус, подаренный французами, как он сказал, я задал ему несколько вопросов и разглядел его руки. На обеих руках не было больших пальцев. Видимо, были отморожены при восхождении на Эверест. Я об этом читал в воспоминаниях Эдуарда Викентьевича — как он отморозил пальцы, и как Сергей Бершов ставил ему уколы при спуске.

Итак, я успел задать ему два вопроса. Первым делом спросил, был ли он знаком со знаменитым скалолазом и альпинистом Михаилом Хергиани. Он ответил, что знал его, и в последний раз, когда они должны были встретиться, Михаил попал в аварию, а больше они уже не виделись. А дружит ли он с Александром Городницким? На это Мысловский ответил: да, пересекались, и добавил, что в этом году Юрий Визбор отметил бы 80 лет со дня рождения. Как я заметил, Эдуард Викентьевич сильно его уважает.

На этом моя встреча с легендой советского альпинизма закончилась. Я понял, что он утомлен переходом и не стал ему докучать. Попросил ребят донести его рюкзак до вагончика- «бочки».

Встал я утром часов в 6, начал разводить корейский примус, чтобы вскипятить чай и сварить что-нибудь на завтрак. Для американца, двух израильтян и моей младшей дочери Анны. В 7 утра в плавках вышел Эдуард Мысловский и пошел мыться… на озеро, до которого было метров 20. Потом оглянулся, увидел меня, я помахал ему рукой, он ответил. Умывался и плескался долго. Температура воды была градуса два, не выше.

К вечеру нам пригнали лошадей из Кучерлы, и каюр Аркаша расположился на пойме озера, сказал, что поедет в 11 утра. С ним были каюры — так их зовут спасатели, в том числе и Паша Тарасенко.

Наутро пригнали лошадей, мы переложили всё в переметные сумки и, постояв немного, уже в седле двинулись через перевал Кара-Тюрек («Черное сердце»), 3.120 метров высотой, искать приключений на свои пятые точки. Когда мы тронулись, кинооператор Анатолий припал к кинокамере и снимал нас. Около вагончика мы снова увидели легенду советского альпинизма Эдуарда Мысловского со своей «массажисткой», и нас порадовало, когда он махал нам на прощание.

P.S. В настоящее время Эдуард Викентьевич Мысловский — профессор Бауманского университета, в очередной раз избран завкафедрой на 5 лет. Доброго ему здоровья! Кстати, вспомнил: еще он рассказывал, что раньше тоже носил бороду, но ему предложили за бутылку коньяка сбрить, и он сбрил, а усы оставил — насчет усов не было договора! Также сказал, что может выпить 2-3 рюмки, но не более, поэтому и выглядит так молодо.

Фото из архива автора.

ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?