Туристы относятся к нам так же, как мы к ним

Николай ВИТОВЦЕВ
02.12.2016

Просмотров:

3265



В рейтинге «зеленых» регионов Республика Алтай продолжает оставаться в числе лидеров. Напоминая об этом, замминистра экономического развития и туризма РА Мерген Екеев на открытии Форума особо охраняемых природных территорий Алтая заверил его участников в том, что туризм и сельское хозяйство по-прежнему будут оставаться в нашем регионе двумя движущими силами дальнейшего развития. Курс республиканского правительства, взятый на «зелёную экономику», совпадает с Годом экологии, объявленным на предстоящий 2017 год, и, кроме того, это будет год всех ООПТ, расположенных на территории республики.

Форум проходил на территории этно-отеля «Деревня Берендеевка» (на снимке) по соседству с Горно-Алтайским ботаническим садом. В летние месяцы здесь заметно больше гостей, и поэтому участники Форума с пониманием слушали Мергена Екеева, когда он говорил о задаче, над которой сейчас работает республиканское правительство: уйти от «сезонности» в развитии туризма и стремиться к переходу туристических объектов на круглогодичный режим работы.

Поздняя осень, собравшая гостей Форума под крышей гостевого дома, выполненного в древнерусском стиле, успела отметиться 40-градусными морозами, хотя работники ООПТ, прибывшие из Кош-Агачского и Улаганского района, успели рассказать перед его открытием об «осенних» морозах и вовсе под минус 50. Погода нынче такая, что делегация из Катунского заповедника не смогла пробиться через перевалы, засыпанные снегом, и вынуждена была вернуться домой, в Усть-Коксу…

В таких условиях людям приходятся проявлять особую заботу об охране горной фауны. Об этом говорил в своем выступлении Юрий Михайлов, зам. председателя республиканского комитета по охране, использованию и воспроизводству объектов животного мира.

Из районов республики поступают предложения: в срочном порядке надо вводить запрет на добычу косули. Охотники сами сдают лицензии, полученные на отстрел этих животных, и призывают всех других последовать их примеру. Они добровольно участвуют в спасении косуль, страдающих от глубокого снега. По районам организуется доставка кормов к местам, где могут находиться животные. Все понимают: если не заняться спасением косули сейчас, то в скором будущем этот вид животных тоже может оказаться «краснокнижным».

Республика Алтай — действительно лидер в развитии ООПТ у нас в России. Более 22 процентов нашей территории отведено под заповедники, национальные и природные парки, под заказники и памятники природы, напомнила пресс-секретарь Алтае-Саянского отделения WWF Татьяна Иваницкая. И это выше мировых показателей, достигающих сейчас 17-20 процентов, в целом же по России ООПТ занимают 11,3 процента ее территории. Но, правда, мы можем гордиться тем, что у нас площадь таких земель больше территории Франции.



В РОССИИ сейчас выделяют 12 национальных парков, наиболее открытых для туристов. Именно в них успешно развивается качественно новый вид туризма, который условно называют культурно-познавательным (или этнотуризмом), в отличие от «туров выходного дня» с беспорядочными кострами на берегах Катуни, пьянками и ревущей музыкой изо всех автомобилей. Нерегулируемый туризм наравне с браконьерством остаётся таким же злом, и задача каждого ООПТ — внедрить лучшие достижения из мировой практики на территории «двух Алтаев».

Производство сувениров и развитие народных промыслов — только часть громадной работы, которая предстоит в ближайшие годы. Переработка сельхозпродукции в местах ее производства, уход от продажи мяса «в живом весе», работа на рынке потребления, который формируется приезжающими к нам гостями — вот ориентир, на который нацелен нынешний товаропроизводитель.

Вокруг нас такие богатства, о которых в большинстве стран мира не могут и мечтать. Подсчитано, что запасов питьевой воды в Телецком озере всей России хватит на три года. У нас десятки и сотни памятников природы, которые могут приносить прибылей в республиканский бюджет куда больше, чем залежи волластонита или каменного угля в бассейне Пыжи. Тропа к водному каскаду Учар, обустроенная работниками Алтайского заповедника, показывает, каким может быть экскурсионный туризм в наших непростых условиях. Водить туристов вдоль грохочущего каскада протяженностью 160 метров и сравнивать его с водопадами в других частях света — это тоже часть «экопросвета», над которым работают в наших ООПТ.

Алтайский заповедник еще совсем недавно считался «закрытым», но, как сказала зам. директора Светлана Щигрева, с развитием массового туризма здесь разработаны шесть новых маршрутов, и каждый из них пользуется бешеным спросом. Люди ищут уединения в горах Алтая, и такую возможность им предоставляет АГПЗ – один из старейших заповедников в России.

По инициативе директора заповедника Игоря Калмыкова, путешествия по Телецкому озеру на байдарках и парусных яхтах разрешены бесплатно — в отличие от прогулок на катерах и моторных лодках. И это сразу же вызвало заметный рост желающих воспользоваться экологически чистым транспортом.

Переставая быть «закрытым», Алтайский заповедник создаёт новые рабочие места для жителей поселка Яйлю. Только у водопада Корбу в летние месяцы работают 20 человек из этого посёлка, представляя гостям национальную алтайскую кухню, сувениры, продукцию народных промыслов. Кстати, в рейтинге российских ООПТ Алтайский заповедник вышел на 5-е место по туристическому потоку. В нынешнем году, к примеру, его территорию посетили 66.640 человек, основной поток пришёлся на водопад Корбу.

В преддверии Года экологии коллектив АГПЗ ставит перед собой амбициозную задачу — стать региональным центром в развитии познавательного туризма. Но есть еще один конкурент — национальный парк «Сайлюгемский», который представлял на Форуме его директор Сергей Пищулин. Справедливо заметив, что их НП в республике «первый и единственный», он обозначил не менее амбициозные задачи.

 

ЕЩЕ СОВСЕМ  недавно туристы были лишены возможности лицезреть алтайского горного барана аргали в дикой природе. Теперь благодаря тропам, обустроенным на территории парка, аргали видны на склонах невооруженным взглядом. Но этого мало. Сергей Пищулин ставит перед своими сотрудниками новую задачу: показывать гостям снежного барса — ирбиса. По последним данным, их насчитывается на территории Сайлюгемского национального парка около 15 особей, и места их обитания в общем-то известны.

Туристов, желающих увидеть редкого зверя, а также фотоохотников, нацеленных на «добычу» уникального трофея в виде фотокадра «на все времена», с каждым годом всё больше. И они готовы платить хорошие деньги гидам-проводникам. Если подойти к делу по-хозяйски, шкура убитого браконьерами барса может принести куда меньше денег, чем показ редкого зверя круглый год всем желающим платить за его фотосессии.

В здешних местах еще совсем недавно обитали алтайский дзерен и красный волк. Тот и другой истреблены. Национальный парк охраняет два флаговых вида — аргали и ирбиса. Благодаря созданию этого ООПТ численность архаров удалось поднять до четырехсот. А общее поголовье дикого барана на территории Кош-Агачского района — около 1200 голов.

На территории национального парка развивается сейчас и такой вид элитарного туризма, как бёрдвотчинг (наблюдение за птицами). Фотоохотники едут на крайний юг Алтая со всего света. Наблюдающие за птицами состязаются в качестве своих «трофеев» с желающими запечатлеть архаров на снежных крутосклонах. Местные жители тоже начинают понимать, что охота на редких и исчезающих животных — убыточнее, чем фотоохота, и быть проводником для залётного браконьера — уже не так престижно, чем сопровождать всемирно известного фотоохотника.

Интересные вещи происходят в последние годы. Мир стал более открытым, и у нас есть возможность перенимать всё лучшее из мирового опыта. Как остановить браконьерскую охоту на кабаргу с помощью петель? Снежный барс считается осторожным, но обойти он способен только первые петли, поставленные на тропе, дальше его внимание притупляется. Недавняя гибель самки снежного барса с двумя котятами в петлях, поставленных на кабаргу, заставляет задуматься: не пора ли поставить варварскую охоту с применением петель под полный запрет?

Если вносить кабаргу в разряд «краснокнижников», что можно предложить взамен? Вопрос в условиях нынешней безработицы и, что страшнее, в условиях хронического безденежья — далеко не праздный. С трибуны Форума директор Сайлюгемского парка Сергей Пищулин признал: ставить петли на кабаргу — это большой труд; усилия, которые тратит браконьер на добычу ценного зверя, заслуживают уважения. Как направить их усилия в нужное русло? Как добиться, говоря словами Пришвина, чтобы сила зла стала «силой добра»? Директор поделился опытом работы Сергея Спицына — «барсятника», которого знают сейчас во всём мире.

В его команде работают сейчас люди, которые совсем недавно считались браконьерами. Экотуризм для них стал теперь более выгодным, чем браконьерская охота. Местные жители помогают учёным и фотоохотникам, сопровождают туристов, участвуют в организации конных туров. Показывать «краснокнижников» для них выгоднее, чем работать на их истребление. И никакие природоохранные акции не помогут сохранить аргали и снежного барса, если к этому будут безучастны местные жители.

Фотоловушками можно отслеживать не только диких животных. С их помощью можно следить и за браконьерами. Пути их передвижений по тайге всем известны. И об этом тоже теперь знают в деревнях, прилегающих к ООПТ.



ПОЛТОРА-ДВА  миллиона туристов на всю республику: много это или мало? По мнению Сергея Пищулина, только 10 процентов из этого потока приходится на южные районы республики, остальные — на Майминский, Чемальский, Турачакский районы. Как перераспределить эти потоки? Как сделать туризм регулируемым? Над этими вопросами реально работают в НП «Сайлюгемский», и, учитывая уже накопленный негативный опыт, разрабатывают такие маршруты, на которых не было бы «случайных» гостей.

Леонард Таханов, начальник одного из отделов природного парка «Укок», сделал ценное признание, выступая перед участниками Форума. Он назвал туристов, прибывающих каждое лето на Укок, «людьми понимающими». Если бы все гости были такими же, то у нас не было бы никаких проблем на землях ООПТ, да и по всей территории республики. Туристы, целенаправленно едущие на Укок, не мусорят на земле, которую считают священной, увозят весь мусор с собой. Они ценят традиции и обряды местных жителей.

Община теленгитов «Оток» выставила экологический пост возле Джумалинских источников. По данным общины, нынешним летом на Укоке побывало 2.332 гостя, но, правда, какая-то часть туристов проследовала туда через Джазатор. Надо бы как-то расширить права и полномочия этой общины, считает Л.Таханов, а пока что людей из «Отока» используют как наёмных работников. Сам природный парк ничего не зарабатывает на туризме, а 90% всех затрат на его содержание — это зарплата.

Нужны новые туристические маршруты, нужны качественные услуги для гостей, предлагает Л.Таханов, и только так можно вовлечь местных жителей в индустрию туризма. С ним согласен Денис Чоков из природного парка «Ак Чолушпа», он предлагает наладить более тесные контакты с турфирмами и туроператорами, заинтересованными в развитии новых маршрутов по территориям ООПТ. Часть их прибыли должна оставаться в природных парках, и это будет взаимовыгодно.

На Укоке есть озеро Кальджинколь-Бас, которое арендует какая-то турфирма, она предлагает услуги по любительскому рыболовству. При этом действует она в обход местных властей, никто из общины «Оток» не имеет права контролировать объёмы выловленной рыбы. Не случится ли так, что в один прекрасный день озеро истощится, и эта фирма вслед за другими тихо смотает удочки?

Точно такая же «частная лавочка» — на озере Гусином, оно тоже считается «чьим-то», но кто владелец озера? — этого не знает даже администрация Кош-Агачского района, не говоря о дирекции ООПТ. Говорят, что владельца знают в руководстве Верхне-Обского бассейна. Но почему все решения принимаются в обход природного парка «Укок»?

Интерес к природным красотам юга Алтая будет только возрастать. Денис Чоков назвал число туристов, проехавших в этом году через перевал Кату-Ярык: их было 17.800. Экологический пост, выставленный в районе перевала, помог определить, что поток туристов действительно нарастает. Будущим летом волонтеры из Горно-Алтайского университета намерены продолжить эту работу.

Дикий туризм в долине Челушмана пока еще наблюдается, но, как сказал Д.Чоков, в этой долине работают уже более 20-ти турбаз, и их число будет расти. Местные жители всё активнее вовлекаются в развитие туризма, и для многих новая работа более выгодна, чем традиционное животноводство. Хотя, конечно, спрос на продукты питания местного производства тоже растёт.



СЕТЬ созданных в республике ООПТ постоянно развивается. В контакте с местными властями их сотрудники участвуют в процессах, так или иначе связанных с охраной природных богатств. Анчы Мамыев из природного парка «Уч Энмек» рассказал о том, как двое инспекторов столкнулись с доселе невиданным воровством. Совершая очередной обход по эко-тропе «Казнакту», они выявили дикий случай: группа лихих незнакомцев на конях вывозила поделочные камни ценных пород, и это не встречало никакого противодействия.

Инспекторы настояли на том, чтобы камни были отправлены на анализ; в срочном порядке нужно оценить, что это за камни, и почему они остаются «бесхозными», а их месторождение может расхищаться всеми желающими. Такие месторождения должны быть взяты под строгий контроль со стороны государства. Его предложение встретило полную поддержку со стороны участников Форума.

С большим интересом они слушали выступление Евгения Давыдова, зам. директора Тигирекского заповедника, расположенного в алтайских предгорьях. У них в Чарышском районе единицей измерения для пчеловодов и приезжающих к ним потребителей стала… фляга. Со сбытом мёда там нет никаких проблем. Но в таком случае, переговаривались между собой участники Форума, почему пчеловоды Горного Алтая из года в год ищут для себя рынки сбыта? Кто должен прийти им на помощь, и как организовать труд пасечников, чтобы они занимались только производством, не думая о покупателях?

Природных красот и памятников природы в Горном Алтае, конечно же, больше, чем в степном Алтае. И тем не менее сотрудникам республиканских ООПТ был крайне полезен опыт коллег из соседнего края, накопленный не только в Тигирекском заповеднике, но и совсем рядом, в заказнике «Лебединый» на территории Советского района. Совсем недавно там зимовало каждый год около 300 лебедей, а сейчас их насчитывается уже 750. Бывают дни, когда с утра до вечера озеро встречает до 2-х тысяч гостей.

Кроме площадок для наблюдения оборудованы удобные смотровые мостики, не мешающие благородным птицам. В сотрудничестве с экологами представители бизнеса выбрали и обустроили торговые ряды. И теперь это прибыльная, крайне полезная для всего района «точка роста», в развитии которой заинтересованы жители окрестных деревень — об этом рассказывал Андрей Зайберт, директор КГБУ «Алтайприрода».

В разговоре с сотрудниками НП «Сайлюгемский» я пытался выяснить, сколько же местных жителей вовлечено сейчас в организацию туризма. Мы вели разговор только о тех жителях, которые остаются «внештатными», и оказалось, что таких добровольцев насчитывается уже не менее 50-ти, и каждый из них видит конкретную выгоду от сотрудничества с парком.

Этнотуризм будет развиваться и дальше — это сегодня понимают все. Но как его развивать, к примеру, в природном парке «Белуха», где тропы, по словам кинорежиссера Светланы Усановой, «просто ужасные»? При таком отношении к туристам можно ли ожидать от них бережного отношения к нашей природе? Вот вопрос, который она вынесла на общее обсуждение перед началом просмотра нового фильма «Непознанный Алтай», работу над которым Светлана и Иван Усановы закончили как раз перед Форумом.

Фото автора, Л.Ивашкиной и НП «Сайлюгемский».

- -30 +
s_demidczuk 02.12.2016 в 16:45 # Ответить
Праздник души. Гармония и спокойствие: вот чего не хватает современному человечеству. Слышать природу, чувствовать ее, ощущать себя частью природы...
- -30 +
Alex 17.12.2016 в 18:16 # Ответить
Очень приятно читать.

ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?