Так завещал великий Рерих

Николай ВИТОВЦЕВ
20.03.2017

Просмотров:

3340

И к этому обязывает Год экологии, объявленный в России



Наша страна — единственная в мире, где можно безнаказанно убивать кабаргу, самого маленького из всех оленей. На территории Горного Алтая последние учёты проводились в конце 80-х годов, численность кабарги в то время доходила до 45 тысяч голов.

— А сейчас, только по опросным данным, осталось не больше трёх тысяч, - говорит Михаил Чечушков, директор Центра поддержания популяций редких видов животных «АлтайЭкосфера».

В лихие 90-е годы во власть пришли люди, которым казалось, что всё у нас в стране продаётся и покупается. Даже то, что принадлежит не нам, а будущим поколениям. Почему в странах Востока кабарга возведена в разряд священных животных, а у нас её по привычке записывают в разряд животных, «имеющих промысловое значение»?

В Китае за убитую кабаргу дают 25 лет тюрьмы, в Индии такое же убийство грозит пожизненным заключением. В Бирме браконьера, застрелившего кабаргу, убивают на месте — без суда и следствия. В Непале самого маленького из всех оленей просто боготворят: на денежных купюрах изображают короля, а на обратной стороне — две кабарги в стремительном беге.

В 90-е годы, когда открылись границы, «олень с роковым запахом» (по определению Майкла Грина) нигде в России не мог найти спасения. Для изготовления одной эксклюзивной линии духов марки «Шанель» используют только натуральный мускус кабарги - как закрепитель запаха. Считается, что международная торговля мускусом запрещена — но рынок юго-восточной Азии и Китая процветает за счет контрабанды. В китайской медицине известны около трёхсот видов лекарств на основе мускуса, из них 14 признаны официально. В знаменитой «таблетке Мао-Цзэдуна», которая лечит всё, в т.ч. рак и бесплодие, тоже есть мускус. Цена одной чудодейственной таблетки — тысяча долларов.



Михаил Чечушков может часами рассказывать такие вещи, и каждый, кто его слушает, поневоле задаётся вопросом: неужели обо всём этом не знали в конце прошлого века? Как могло случиться, что в середине 90-х даже «Звезде Алтая» давали квоту на заготовку струи кабарги в объёме до 10 килограммов?

В то время один грамм «пупка» стоил от трёх до пяти долларов. Теперь за каждый грамм скупщики готовы платить 18-20 долларов. Было время, в НПКО «Сайлюгем» под руководством Александра Истомина скапливалось до 20 килограммов «пупка». Скупщики ехали к браконьеру, предлагавшему не менее 10-15 «пупков» — теперь же готовы ехать и ради одного.

Браконьеру, пойманному с поличным, за убитую кабаргу грозит штраф в сумме 40 тыс. руб.  А из одной железы самца получают по 20-25 граммов струи — это значит, что нынешний штраф где-то близок к «упущенной выгоде», а если успел припрятать остальную добычу, то и вовсе об этом штрафе можно даже не вспоминать.

При нынешних темпах истребления кабарги есть риск совсем без неё остаться — как это было в середине прошлого века с «исчезнувшим дзереном» на юге Алтая. Ученые и экологи предлагают в срочном порядке внести кабаргу в Красную Книгу и повысить штраф за незаконную добычу до 200 тысяч рублей. Но будут ли такие меры эффективны? У Михаила Чечушкова большие сомнения на этот счёт.

Известны случаи, когда в алтайских деревнях по Онгудайскому району находят след кабарги, и охотники не могут найти покоя, пока не выследят и пока не добудут зверя, чтобы заработать на нём свои двадцать долларов, за каждый грамм вырванного «пупка». Наверное, уже не остановить браконьеров, и поэтому самый разумный путь — разводить кабаргу в вольерах.



Михаил Алексеевич ведёт нас по своему «кабаржатнику» — первому и пока единственному в Республике Алтай. Центр, которым он руководит, развивается благодаря финансовой поддержке Русского географического общества и  пожертвованиям  простых людей, понимающих, что другого пути для сохранения кабарги, увы, теперь уже нет. Исследования ученых показали, что мускус от кабарги можно получать, не убивая животных; методика отработана, и в содружестве со специалистами Института систематики и экологии животных СО РАН работы будут продолжены.

Алтай по праву считается родиной вольерного разведения кабарги. Еще в 30-х годах прошлого века научный сотрудник Алтайского заповедника Александр Костин (на 4-м снимке) создавал первые вольеры. В стране «победившего социализма» мускус тоже ценился очень высоко (особенно в парфюмерной промышленности, которой тогда руководила Полина Жемчужина, жена самого Молотова, второго человека в Стране Советов после Сталина). Мускус придавал особую стойкость советским духам, поэтому он завозился за валюту из-за рубежа. Была поставлена задача — освободиться от этой зависимости.

«Маральи рога и мускус кабарги до сих пор являются ценным товаром, - отмечал Н.К. Рерих во время экспедиции по Алтаю. – В чём разница мускуса тибетского барана и алтайской кабарги? Кабарга питается хвоей кедра и лиственницы… Все качества мускуса должны быть исследованы». Есть и другое изречение в одном из рериховских писем: «Самая главная мощь мускуса – в той лаборатории огня, которая напрягает силы центров, насыщая более слабые органы огнём». 

Костину удалось построить первую в СССР ферму для содержания кабарги в неволе, но конфликты между учеными, споры в Научном совете главка привели к тому, что тему Костина в конце концов сняли, кабарожий питомник в Алтайском заповеднике ликвидировали, а зверей отправили… в Московский зоопарк, где все они вскоре погибли. В печати алтайский первопроходец никогда не публиковался, и его опыт разведения кабарги отражен лишь в отчётах.



Прошло почти 80 лет, и сейчас Алтайский биосферный заповедник во главе с директором Игорем Калмыковым готов продолжить исследования, начатые Александром Костиным. В окрестностях Телецкого озера сохранилась естественная среда обитания кабарги, и ее содержание в вольерах напоминает опыт, накопленный в мараловодстве.

В «кабаржатнике» Михаила Чечушкова содержатся сейчас около 60 животных, подрастает уже третье поколение, и возникает вопрос: куда их выпускать из вольеров? Дирекция заповедника рассматривает вариант создания первых вольеров в районе кордона Байгазан, а дальше (совсем не исключено) этому примеру последуют и на других кордонах. В заповеднике есть все условия для сохранения и расширения популяции кабарги, соглашается Михаил Чечушков. В отличие от Китая, где есть только опыт «одомашнивания» кабарги, у нас открываются хорошие перспективы для разведения кабарги в условиях, приближенных к дикой природе, с получением мускуса дважды в год без причинения какого-либо вреда животным.

Михаил Алексеевич рассказывает о письме, полученном не так давно из Монголии от профессора Самая. У соседей тоже решено разводить кабаргу для проведения исследований с целью сохранения  своей популяции. Монголы знают о результатах, достигнутых в алтайском Центре. Кроме того, намечаются новые работы по программе Федерального медико-биологического агентства, и это значит — надежды на сохранение и разведение кабарги у нас на Алтае через 80 лет после смелых экспериментов Александра Костина обретают зримую реальность.

Фото автора, Л.Ивашкиной и М.Чечушкова.
Опубликовано в газете «Постскриптум»




- -5 +
О.Ушакова 21.03.2017 в 07:52 # Ответить
Бедные звери. Человек- то ещё чудовище.
- -13 +
ALLA 21.03.2017 в 08:30 # Ответить
ДА, К СОЖАЛЕНИЮ, ЛЮДИ- ТРОГЛОДИТЫ...ВСЕ БОЛЬНЫ ЖАДНОСТЬЮ...ДВУНОГИЕ.

ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?