Снежный барс остаётся духом-хранителем Алтая

Николай ВИТОВЦЕВ
25.05.2017

Просмотров:

1363



Что заставляет людей со всего света собираться и в который раз говорить о спасении снежного барса? Казалось бы, в мире много других проблем – не менее важных, и спасение алтайского ирбиса можно было бы отложить до лучших времён. Но нет, они снова встретились на Катуни, и база «Турсиб» с 19 по 22 мая стала местом проведения очередного международного совещания по теме «Мониторинг и сохранение снежного барса в Алтае-Саянском экорегионе».



Гости из Кыргызстана ехали в этот раз на Алтай через Монголию, в путевых заметках Азата Аламана (он слева на фотографии), а также в сообщениях его друзей виден путь через Кош-Агач, привязанный к местам обитания снежного барса. В высокогорной Чуйской степи встретились будущие участники совещания из Тувы, Монголии, Горного Алтая. Мир становится всё более тесным: за два дня до начала встречи на «Турсибе» гости из Кыргызстана находились в Улан-Баторе, а через день их провожали в монгольском Баян-Ульгие…



Коллеги из Казахстана совместно с сотрудниками WWF, работающими в Алтае-Саянском экорегионе, подготовили стенд, который украсил интерьер конференц-зала на время проведения совещания. Здесь же гостям предлагали алтайские сувениры, изделия народных мастеров.



Национальный парк «Сайлюгем», выступивший одним из организаторов совещания, подобрал идеальное место для его проведения. В окружении вековых сосен, на берегу Катуни гости из разных стран чувствовали себя как дома, если учесть, что природа и есть наш общий дом, в котором всегда уютно. Конференц-зал впечатлил стенами, срубленными из могучих кедров, в сочетании с интерьером в стиле хай-тек.



Махешвари Айшвария из Института изучения дикой природы Индии рассказывал о том, как нынешнее состояние экосистем влияет на популяции снежного барса. Многие территории в горах заняты скотоводами, повсеместно наблюдается перевыпас домашнего скота, и, не выдерживая конкуренции, снежный барс уходит всё дальше в альпийские луга. Массовый туризм тоже создаёт угрозы для снежного барса. Ради его сохранения экологи идут на то, чтобы выкупать у животноводов самые пригодные земельные участки для его обитания. В провинции Ладакх один из энтузиастов создал даже искусственный ледник – ради того, чтобы улучшить среду обитания для снежного барса. Но таких примеров, к сожалению, не так много.



Хи Бин, представитель WWF Китая, назвал три региона в своей стране, где начаты полномасштабные работы по сохранению «властелина вечных снегов». Северо-восточная часть Тибета, Чиляншан и китайский Алтай выбраны из-за того, что они расположены по соседству с другими странами и открывают возможности для международного сотрудничества. Алтайская территория отличается от других тем, что имеет вдоль государственной границы ограждение высотой в три метра – оно непроходимо даже для снежных барсов. Как разрешить эту проблему? Хи Бин надеется на помощь и поддержку со стороны российских коллег.

Продолжая тему перевыпаса домашнего скота, он отметил, что в соседней Монголии скота всё-таки меньше, чем у них в Синьцзяне. С другой стороны, именно Синьцзян сохраняет печальное лидерство на рынке контрабандной торговли шкурами снежного барса. Законодательство в Китае далеко от совершенства, и опыт, накопленный в соседних странах, тоже был бы полезен. На пути технического прогресса китайцы достигли больших успехов, но в охране природы заметно отставание: к примеру, при патрулировании в китайских ООПТ используют только лошадей; снегоходов в распоряжении инспекторов пока ещё нет.

Хи Бин с интересом изучает опыт других трёх стран, с которыми граничит его страна на территории Большого Алтая. В Синьцзяне обнаружены интересные петроглифы, на которых изображается, по некоторым предположениям археологов, именно снежный барс. Но установить это с точностью помогут только контакты с коллегами из России, Монголии и Казахстана.

 

Мунхтогтох Очиржав (на снимке слева), другой активист WWF, уже из Монголии, считается признанным авторитетом во всём мире, с ним давно работают специалисты по снежному барсу из Горного Алтая – Сергей Спицын, Михаил Пальцын, Алексей Кужлеков, другие сотрудники из Алтайского заповедника и национального парка «Сайлюгемский». С новым координатором проектов Алтае-Саянского отделения WWF Александром Карнауховым (на снимке справа) монгольские специалисты обсуждают сейчас варианты перехода на новую систему учета снежного барса, разработанную с участием России и США. Пользу нынешнего совещания Мунхтогтох Очиржав видит как раз в том, что все 12 стран, на территории которых водится снежный барс, переходят на единую методику учёта. Республика Алтай сохраняет здесь лидирующие позиции, и это теперь общепризнанный факт.



И все-таки главным организатором и вдохновителем алтайской встречи выступил Родни Джексон (Snow Leopard Conservancy). Путешествуя по всему миру, он изучает места обитания снежного барса. На нынешнем совещании он признал, что в предыдущие годы при разработке стратегии сохранения снежного барса слабо учитывался традиционный образ жизни народов, для которых это животное остаётся священным. И ещё он отметил, что в большинстве стран, где сохранился этот редчайший представитель дикой фауны, распространен буддизм с его философией преклонения перед жизнью. «Это вселяет надежду», - сказал Родни Джексон с трибуны совещания, размышляя о перспективах дальнейшей работы.

Будучи истинным подвижником, он сделал сохранение снежного барса целью и смыслом своей жизни. Бывая в разных странах, чаще всего бедных, он приучил себя жить рядом с другими просто и незаметно. Его багаж прибыл из США к нам на Алтай с некоторым опозданием, и, оставшись на какое-то время без личных вещей, признанный мэтр самостоятельно занялся стиркой своих вещей. Узнав, что к утру высушить их он не успеет, бывалый походник лёг спать в сырой одежде, и она к утру высохла. Зачем создавать проблемы для других там, где ты можешь сам прекрасно с ними справиться? Родни привык руководствоваться этим простым правилом, и очень жаль, что в нашей элите стали придерживаться всё чаще совсем других правил.



Почему исчезает снежный барс? Может, одна из причин в том, что самые труднодоступные места, где он обитает, по-прежнему открыты у нас для так называемых VIP-охот? Разговоры о сохранении снежного барса ни к чему не приведут, всюду повторяет Родни Джексон, если мы не будем сокращать нынешнюю пропасть между богатыми и бедными. В большинстве случаев люди из числа малоимущих вынуждены убивать животных ради собственного выживания. А насколько оправданна охота ради забавы и удовольствия?

Проблемы роста благосостояния местных жителей всё чаще учитываются при разработке проектов WWF, и один из них – развитие традиционных промыслов и ремесел. В Республике Алтай, как и в Кыргызстане, получают поддержку и развитие промыслы, связанные с изготовлением войлока. Снежный барс на ковре, изготовленном в Кыргызстане, может постоянно приносить пользу и выгоду народным умельцам; это выгоднее, чем браконьерская охота на ирбиса, которая однажды может закончиться вместе с последним добытым зверем.



На пресс-конференции по итогам совещания выступили представители стран, расположенных на территории Большого Алтая. В последние десять лет восприятие проблем, связанных с сохранением снежного барса, у нас в Республике Алтай, по мнению министра природных ресурсов и имущественных отношений Александра Алисова (на нижнем снимке справа), изменилось кардинальным образом. Поначалу оно было осторожным, но сейчас в одном ряду с сохранением амурского тигра и дальневосточного леопарда мы видим алтайского снежного барса.

Банк ВТБ в содружестве с WWF работает над проблемами, которые определяют будущее дикой природы. В России насчитывается сейчас от 43 до 47 особей снежного барса, сообщил координатор проектов WWF Александр Карнаухов, из них подавляющее число обитает в пределах Алтае-Саянского экорегиона. Новая методика учета поможет добиться таких же результатов, как в Бутане: там подсчитаны все снежные барсы, с точностью до одного.



Ради чего ведутся все эти работы? Пожалуй, лучше всех это выразил наш кыргызский гость Азат Аламан. Он сказал, что работы по сохранению снежного барса не могут быть профессией или должностной обязанностью. Потому что это наш образ жизни, и по-другому такие люди, как Сергей Спицын или Мунхтогтох Очиржав, жить просто не смогут.

Нам какое-то время казалось, что человек – венец природы, вершина ее творения. Но так ли это? Мунхтогтох Очиржав в заключительный день совещания сказал, что венцом творения алтайской природы надо признать снежного барса, потому что он и есть хранитель Алтая, её дух. И, чтобы подтвердить эти слова, дружная делегация из монгольского Алтая в составе десяти человек исполнила песню про Дом снежного барса. Где искать его Дом? Конечно же, на Алтае – потому что душа дикой природы жива до тех пор, пока мы храним этот Дом.

На вопрос портала «Хан-Алтай», придут ли такие времена, когда снежного барса станут разводить в вольерах национального парка «Сайлюгемский», как это происходит в окрестностях Казани, его директор Сергей Пищулин (на снимке слева) ответил: нет, мы должны работать над тем, чтобы такие времена никогда не наступили. Снежный барс может жить только в дикой природе, и мы обязаны ее сохранить.

Фото Л.Ивашкиной.

ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?