По тропе аргали и снежного барса

16.08.2011

Просмотров:

2820


(Начало: 12.08.2011)

По дороге из Шавлинского заказника на Тархатинские озёра (на снимке), где находится ещё одна ООПТ на территории Кош-Агачского района, участники пресс-тура побывали в районной администрации, чтобы встретиться с лидерами теленгитских общин, зарегистрированных в последние годы, и обсудить проблемы экологии, традиционного природопользования и охраны редкой и исчезающей фауны. Так или иначе, заходил ли разговор о создании национального парка «Сайлюгем», или речь шла о спасении снежного барса, или о развитии туризма в районе, - всё сводилось в итоге к судьбе проекта газопровода «Алтай».

При всех разговорах об экологии эта тема остаётся главной для местных жителей, и если строительство газопровода будет начато, последние малодоступные места с карты республики просто исчезнут. При той мощи, которой обладает «Газпром», говорить о какой-либо малодоступности уже не придётся. Наши разговоры об экологии останутся пустым звуком, если на Укок придёт «Газпром» и оставит после себя пейзажи, знакомые нам по тюменскому и томскому Северу, по Сахалину, заполярному Уралу – по любой территории, где он прошёлся со своими трубами.

Как могло случиться, что нет ещё никакого проекта, нет официальных решений – а люди из «Газпрома» уже работают на территории района, нарушая хрупкую экологию высокогорья? Лидеры теленгитских общин открыто ставили этот вопрос, они приводили конкретные примеры, подтверждающие, что «Газпром» уже приступил к работам вдоль вероятной трассы газопровода. Директор Алтайского заповедника И.Калмыков предложил им обратиться с соответствующим запросом в прокуратуру, и, кстати говоря, его предложение вызвало некоторое замешательство: что может прокурор района, даже прокурор республики против такого нарушителя, как «Газпром»?

Тем не менее И.Калмыков настаивал, приводя конкретные примеры в подтверждение того, как органы прокуратуры ведут надзор в области природоохранного законодательства. Одними только молитвами и обрядами не спасти Укок — нужны обычные в таких случаях гражданские акции, а пока что в распоряжении властей сохраняется веский аргумент: против газопровода «Алтай» выступают только «новосибирцы, москвичи и барнаульцы», тогда как местное население как бы двумя руками «за». И в этой ситуации дальнейшее бездействие теленгитских общин будет лишь на руку тем олигархам, которые готовы переступить через Укок ради новых прибылей.

Для каких целей под проект газопровода «Алтай» закладывается полоса отчуждения вдоль него шириной до 50 метров? Кто-нибудь может дать внятный ответ по поводу проекта автомагистрали через перевал Канас? Руководителям теленгитских общин непонятна позиция наших властей, когда китайская сторона открыто заявляет не где-нибудь, а в Горно-Алтайске, о своих планах возведения КПП на перевале Канас (на снимке).



Много споров было по поводу того, как назвать «Сайлюгем» - природным парком, заповедником, национальным парком. Под его территорию уходили земли четырёх бывших колхозов Кош-Агачского района, и многим казалось, что «слишком много земель» уходит под отчуждение. А если умножить сейчас длину гипотетического газопровода «Алтай» на ширину полосы в 50 метров? Какая получится площадь?

В конце концов, под национальный парк «Сайлюгем» отвели гораздо меньшую площадь в сравнении с той, что необходима для реальной защиты аргали, снежного барса и других редких видов животных. Национальный парк предполагает менее жёсткий режим охраны, с разрешением на его территории традиционных видов природопользования. В разговоре, который проходил в районной администрации под председательством Андрея Шонхорова, отвечающего за вопросы культуры и экологии, много внимания было уделено тому, как будут участвовать в этой работе местные жители.

По словам Татьяны Иваницкой, представившей участникам встречи Алтае-Саянскую программу WWF, у нас в стране сегодня только Сочинский национальный парк способен давать реальную прибыль, и этому есть свои объяснения. А как быть в условиях сурового высокогорья? Понятно, что туризм в Кош-Агачском районе тоже получает развитие в последние годы, но нужно учитывать опыт других районов Горного Алтая, уже ощутивших все «прелести» дикого, неорганизованного туризма. По словам А.Шонхорова, этот опыт уже учитывается, и для всего района разрабатывается сейчас единая концепция развития туризма с участием специалистов из Барнаула.

В числе реальных достижений последнего времени – обустройство памятников природы и целебных источников, давно ставших местами паломничества. В частности, тёплый ключ Джумалы взят теперь под охрану активистами теленгитской общины «Оток». Прежде чем обустроить этот источник, установить там порядок, местным волонтерам пришлось вывезти четыре грузовика с мусором на свалку, расположенную недалеко от Кош-Агача. Далеко не всем нравится, что источник перестал быть «ничейным», но иного пути сегодня нет, считают А.Шонхоров и Р.Тадыров (на снимке).



Анатолий Метреев, живущий в Мухор-Тархате, решил взять в аренду не только источник Джумалы, но и расположенные неподалёку Тархатинские озёра. Будучи предпринимателем, он ясно видит перспективы нового дела с развитием туризма. Каждый объект, привлекающий внимание туристов, должен быть обустроен, и на этом будут зарабатывать деньги местные жители. Ничего нового изобретать не требуется, так давно делают во всём мире, в том числе в соседней Монголии. А главное – его представления о развитии туризма в районе полностью совпадают с планом обустройства таких мест, над чем как раз и работают сейчас в Алтайском техническом университете.

В 2003 году, когда Анатолий Метреев решил взять Тархатинское озёра в аренду, рыба в них практически вывелась. Расположенные по соседству с дорогой на Джазатор, все три озера давно уже облюбованы рыбаками-браконьерами, и бесконтрольный лов хариуса привёл к тому, что рыба в них стала величиной с ладонь. Прошло семь лет — и хариус теперь достигает длины до 40-50 сантиметров. У Тархатинских озёр наконец-то появился хозяин, и этим всё сказано.

Концепция развития туризма, над которой работают в Барнауле, широко обсуждается в Кош-Агаче, и вот какое мнение высказывает М.Ерленбаева, известная далеко за пределами республики своим участием в «зелёном» движении и инициативами в рамках нынешней программы WWF. Всякая концепция хороша только в том случае, если в ней учитываются интересы местного населения. Предположим, район заплатит разработчикам этой концепции 22 миллиона — а будет ли она отвечать реальным запросам местных жителей?

Конечно, заманчиво подключить к работе в Кош-Агачском районе агрономов из Барнаула, работать в высокогорье над выведением новых сортов картофеля, подыскивать места под будущие плантации облепихи, выбирать площадки под строительство 5-звёздочных отелей… Но, может быть, полезнее был бы опыт развития агротуризма в соседней Монголии? Там туристы платят деньги аратам… за то, чтобы поработать у них на стоянке. Да и здесь в Чуйской степи уже есть примеры, достойные самого широкого распространения.

Взять, к примеру, одну из семей, которая держит в своём хозяйстве 28 кобылиц. В среднем за туристический сезон эта семья зарабатывает только на кумысе около 700 тысяч рублей. Зачем местным жителям выращивать облепиху или окучивать картошку, когда можно развивать привычное для всех дело, дающее такие доходы? Предлагаемая концепция интересна, спору нет, но участвовать в её разработке наравне со специалистами должны местные жители — все, для кого её пишут.

И точно так же с проблемами экологии: они никогда не будут у нас решены, если местные жители будут оставаться в стороне от работы экспедиций по изучению флоры и фауны Укока, по спасению аргали и снежного барса, по сохранению озёр или ледников, по состоянию высокогорных пастбищ и многого другого, чем привлекает специалистов этот район.

(Продолжение следует).



Фото:  Любовь ИВАШКИНА.

ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?