Каждый снежный барс на Алтае получит паспорт

Олег АРХАРОВ
25.12.2017

Просмотров:

746



В среду, 20 декабря, в национальном парке «Сайлюгемский» наряду с подведением итогов уходящего года обсуждали перспективы развития ГИС-систем при учете редких и исчезающих видов животных. До 2016 года данными по численности снежного барса располагали, например,  не более десяти специалистов, и хранилась собранная информация на десяти персональных компьютерах. Унифицированная система учета, единая методика, по которой должны работать специалисты во всём мире — на эти задачи ушло около двух лет.

Благодаря компании «Pernod Ricard» была разработана новая ГИС-система, позволяющая идентифицировать каждую особь. Близится время, когда все снежные барсы, обитающие на нашей планете, обзаведутся соответствующими паспортами. За всеми их перемещениями будут следить модули распознавания, и будут исключены случаи, когда одного и того же зверя учитывали у нас и, к примеру, в соседней Монголии.

После того, как в 2010 году появились первые фотоловушки, уже накоплены объёмистые архивы, с помощью которых новейшие модули без проблем смогут распознавать каждого зверя. Сейчас единая компьютерная сеть вмещает около сорока особей. Данные последних семи лет показывают, что численность снежного барса в Алтае-Саянском регионе достигает сейчас 46-50 особей, из которых 30 обитают на территории Республики Алтай, 8-9 в соседней Туве, остальные в Бурятии.



Как сказал зам. директора НП «Сайлюгемский» по научной работе Денис Маликов, «белые пятна» еще сохраняются, в том числе на территории Кош-Агачского района. При учете алтайского ирбиса важно также учитывать, насколько снежным выдаётся тот или иной год, считает признанный специалист по снежному барсу Сергей Спицын, поэтому предстоит более тесная работа с учеными из Монголии на приграничных территориях.

Было время, когда наука задыхалась от безденежья, и молодым ученым приходилось выбирать для себя иные сферы деятельности, но сейчас, по словам директора НП «Сайлюгемский» Сергея Пищулина, деньги есть, а кадровая проблема с каждым годом чувствуется всё острее. У нас есть такой высококвалифицированный специалист, как Сергей Спицын, у которого богатейший опыт и знания, но передать всё это пока что некому.

Александр Карнаухов, старший координатор программ WWF в Алтае-Саянском регионе, видит тем не менее положительные сдвиги в сохранении снежного барса только в Республике Алтай. На территории Саяно-Шушенского заповедника в Хакасии этого зверя практически нет, в Туве наблюдается сокращение его поголовья. Вполне возможно, что данные стали теперь поступать с большей территории, и отчасти поэтому фиксируется прирост численности алтайского ирбиса, но все-таки нам пока еще далеко до той картины, которая наблюдается в соседней Монголии: там его численность в разные годы составляет от 600 до тысячи особей.



Иногда приходится слышать, что поголовье снежного барса находится в прямой зависимости от численности сибирского козерога и аргали. Но, как показывают данные по Бурятии, там следы ирбиса встречаются на территориях, где совсем нет козерога, не говоря об архарах. Наверное, нужно относиться более внимательно к организации охоты в тех местах, где обитает снежный барс — именно это даст гарантии для его сохранения. Сергей Спицын привел пример, когда охотники шли с лицензией на козерога в долину Уландрыка, хотя там водятся только архары. Кто и с какой целью выдаёт такие лицензии?

Скрытое браконьерство устраивает всех, полагает Сергей Пищулин. Под видом борьбы за права коренных малочисленных народов чиновники пытаются получить права и привилегии для себя лично. Нашумевшая история с четырьмя главами муниципальных образований, которые попались на браконьерстве, - лишнее тому подтверждение. И если уж честно говорить о том, что у нас в республике пока еще есть «краснокнижники», то это только благодаря государственной границе, вдоль которой они пока еще находят для себя спасение.

  

Как дальше будет строиться работа по сохранению снежного барса? Отвечая на этот вопрос, Денис Маликов сослался на опыт местных жителей, в прошлом охотников-промысловиков, которым стало теперь гораздо выгоднее заниматься фотоловушками. Почему? Добыть зверя на охоте можно только один раз. А фотоловушка позволяет добывать его по многу раз, и в этом тоже есть охотничий азарт. Кому-то повезёт, и он показывает зверя, пойманного в начале года на фотоловушку. Но другому везёт больше — когда он показывает своего зверя еще раз, в конце года. Во втором случае фотоохотника ждёт заслуженная премия, и все знают: в наше время ирбиса лучше показывать. А для того, чтобы показывать, они стали сами его охранять.

Фото: Любовь Ивашкина.
Фотоловушки из архива НП «Сайлюгемский».


ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?