Гора Чёрная так и не стала победной вершиной «Газпрома»

31.08.2011

Просмотров:

2845


(Начало: 12 и 16 августа с.г.)


На берегу Тархатинского озера слушаем неторопливый рассказ М.Ерленбаевой о народных поверьях, связанных с братьями нашими меньшими. Многим до сих пор трудно понять, почему алтайцы называют тех или иных животных «священными». С точки зрения нынешнего потребительства, ничего святого в диком звере не может быть. И чем он может быть полезен, кроме мяса, рогов или шкуры?

Теперь это так, а бывали времена, когда архары приносили на своих рогах тревожные вести о приближении вражеских конниц. С появлением архаров на этой стороне перевала в неурочный час местные жители всегда узнавали о том, что на другой стороне их потревожили, и это означало, что беда совсем рядом. До появления первых вертолётов бывали времена, когда её отец насчитывал в районе Тархатинских озёр стада архаров до 700 голов… И он мог часами любоваться их красотой.

Архаров не трогали в здешних краях даже в годы войны. От стариков сохранилось поверье: если убить архара — предвестника военных лишений — то из родственников кто-нибудь не вернётся домой с войны. И люди недоедали, мирились с тем, что колхозный скот отарами и стадами перегонялся для фронта, в деревнях почти не оставалось продовольствия — но архаров в годы войны не трогали.

А вот козерогов всегда считали вестниками природных катаклизмов. Они предсказывали своим поведением и осеннее землетрясение 2003 года, и в прежние времена точно указывали на засушливое лето или снежную зиму. По легенде, синий козерог перед всемирным потопом метался семь дней и семь ночей среди людей, которые не сразу смогли понять природу его появления, но всё-таки им это удалось, и в награду всемогущий Ульгень их молитвами забрал синего козерога на небо.

По рассказам стариков, во время обычной охоты (не такой, как сейчас – зверской, с применением вертолётов), при обычном преследовании козерога часто случаются чудеса. Охотники гонят его на скалы, зажимают его в тупик, в угол, из которого не вырваться — а козерог с разбега бьётся лбом о скалу и, разворачиваясь в каком-то головокружительном сальто, вскидывает сам себя высоко вверх и оказывается Бог знает где… Бог всегда знает, когда надо помочь этому избранному животному.

Выше снежного барса в горах никого нет. Сохранились поверья, по которым алтайский ирбис способен питаться чистой энергией гор, такой энергией, которая идёт из космоса. Во всяком случае, наука неспособна пока объяснить невероятную способность снежного барса сутками обходиться без пищи. Снежных барсов у нас на Алтае с древнейших времён почитали как хранителей душ наших предков. И разве могла подняться рука охотника на такого зверя?

В наше время много стало таких людей, которые готовы смеяться над старыми «суевериями». И много таких, которые хотели бы оправдать собственные преступления перед Природой тем, что это нужно им «ради выживания». В глухой деревушке на Аргуте один молодой охотник, по рассказу М.Ерленбаевой, убил недавно снежного барса, чтобы заработать с продажи красивой шкуры. Но что-то страшное случилось в его душе, он повредился рассудком, и всё кончилось тем, что вместо выгодной продажи он перестрелял своих родственников и угодил в тюрьму.

Как это объяснить? Может, это была месть со стороны предков, за душами которых следил высоко в горах убитый барс? Или, может, это был бунт собственной души охотника, в предчувствии того, что ей уже не будет успокоения, и у неё не будет своего хранителя в вечных снегах, где живут одни ирбисы? Молодой человек идёт все эти годы по пути раскаяния, и, наверное, когда-нибудь истина откроется и ему.



В Курайской степи рассказывают другую историю, которая случилась не так давно в урочище Ара-Jан. На одной из чабанских стоянок были задраны овцы, и хозяин решил, что это – работа ирбиса, бродившего по соседству. В досаде он оседлал коня и отправился выслеживать зверя. И вскоре, как он считал, ему повезло: по тропе навстречу шел снежный барс, и выглядел он измотанным. Чабану показалось, что свои силы барс потерял у него в кошаре, когда охотился на овец, и это лишь больше разозлило его. Убив барса, он двинулся по его следу, но дальше на тропе он увидел такое, от чего долго не мог прийти в себя.

В том месте, где тропа уходила вниз, снежный барс находился в засаде, когда в сторону чабанской стоянки шла стая волков. Барсу удалось уничтожить и скинуть в пропасть почти половину стаи, чабан насчитал восемь хищников, убитых барсом, но другая часть волков сумела уйти от его преследования и напасть на отару овец. Может, барс ещё находил в себе силы, чтобы продолжить неравную схватку с волками, и для этого шел в ту сторону, где паслась отара. Может, и так. Вернувшись к телу убитого барса, чабан встал перед ним на колени, ещё надеясь – а вдруг он жив? Но было уже поздно. И ещё много лет после этого чабан молился горным духам в надежде на прощение, но был ли он прощён за это преступление, никто не знает.

Эту историю школьница из Курая Олеся Багаюлова услышала от старых людей, и здесь, в детском экологическом лагере на берегу Тархатинского озера, об этом узнали все ребята, приехавшие сюда по программе WWF со всего Кош-Агачского района. В нынешнем сезоне здесь собралось 22 школьника, со 2-го по 10-й класс, по преимуществу из неблагополучных семей, и все они оказались на редкость восприимчивы к экологическому просвещению.

Совпало так, что на время работы детского экологического лагеря разными путями пришли к Тархатинскому озеру двое молодых людей – Клеман Шакму из университета Сорбонны и швейцарский фотограф Стефан Мауер, которого привели в горы Алтая поиски таинственной Шамбалы. Они рассказывали детям Кош-Агачского района, какие из животных навсегда исчезли у них в Альпах, и насколько богатой остаётся природа на юге Алтая. Путешествуя по нашим горам, С.Мауер побывал в Усть-Коксинском районе, и, как пошутил Клеман, своё Беловодье начинающий религиовед уже отыскал — значит, будет найдена и его Шамбала.



Гостю из Франции Клеману Шакму, большому поклоннику рэгги, были интересны все разговоры с участниками летнего экологического лагеря и его гостями.

Иностранных гостей поразила история, которую рассказывала Олеся Багаюлова. Она назвала её «Позднее раскаяние», и среди других письменных работ её притча будет теперь рассматриваться в жюри, работающем в рамках эколого-просветительской программы WWF, наравне с представленными на конкурс детскими рисунками, музыкальными и хореографическими номерами.

Олеся учится сейчас в Бельтирской средней школе, и там же работает хореографом Анастасия Малчинова, поставившая удивительный по своей простоте и ясности танец, в котором выражено восхищение перед другим редким животным здешних мест – архаром. Если смотреть со стороны, танец выглядит каким-то наивным и слишком простым для того, чтобы показывать его где-то ещё, кроме как здесь, на берегу озера. Но видел бы кто, какими внимательными были лица иностранных гостей, когда они следили за перевоплощением «трудных подростков» в малых аргали… Да, может, и наивен этот детский танец, но во время его исполнения сами собой приходили мысли, связанные со злополучной охотой на архаров в январе 2009-го.



Олеся Багаюлова (слева) в детском танце на берегу озера.

Браконьерская охота с вертолёта была здесь, по соседству с Тархатинским озером. И впервые я услышал здесь о том, что гору Чёрную, на которой случилась страшная трагедия, «Газпром» хотел назвать… своим именем. Теленгиты не соглашались на это. Но после кровавой охоты с участием вертолёта «Газпрома» они предложили монополисту: пусть теперь эта гора носит его имя. Не верящий в горных духов, абсолютно безбожный «Газпром» отказался от такой чести. Гора так и осталась Чёрной.

Детский танец на берегу озера выглядел наивным. Но как-то сама собой приходила простая мысль: а что, если всем влиятельным браконьерам точно так же приделывать к головам бутафорские рога, изготовленные из проволоки и обмотанные недорогой тёмной тканью? Что, если их заставлять перед каждой охотой исполнять вместе с детьми такой вот ритуальный танец, побуждающий к сочувственному отношению и состраданию ко всему живому? Стали бы они стрелять в архаров после такого танца, исполненного вместе с детьми на берегу пустынного озера?



За двумя горками, подступающими к берегу озера, - гора Чёрная…

Проект, который подготовила М.Ерленбаева для Фонда устойчивого развития Алтая (FSDA) и нынешней программы WWF, направлена на то, чтобы дети относились к нынешнему браконьерству точно так же, как к наркомании, алкоголизму, воровству, и чтобы у них с детских лет воспитывалось стойкое неприятие нынешнего потребительства в отношении дикой фауны, и особенно – её редких и исчезающих видов, таких, как аргали и снежный барс. В Кош-Агачском районном центре дополнительного образования её инициатива встретила полную поддержку со стороны директора центра Жулдыз Казакеновой, и с помощью программы WWF нынче летом впервые открылся полевой детский экологический лагерь «Ирбизек», собравший самых лучших из числа участников международного фестиваля «День снежного барса».

Дети рисовали курильский чай – «любимый цветок принцессы Укока», они открывали взрослым «горы Садакпая», во время фестиваля его участники и гости любовались белыми верблюдами, которых изобразил Урсул Чекурбашев. А вот ещё одна тема: «Мои новые друзья — сурки». Юный художник рисовал их, наблюдая за их жизнью в бинокль... Фестиваль, который начался в Кош-Агаче, к середине сентября перемещается в столицу Республики Алтай, и если на районном уровне он собрал пять школ и более двухсот участников, то можно лишь предполагать, каким получится первый республиканский Фестиваль снежного барса, намеченный на 17 сентября.

На нынешний фестиваль приедут дети, которые провели непередаваемый по силе впечатлений сезон в лагере «Ирбизек», и от них дети всей республики будут узнавать о жизни в окрестностях горы Чёрной, которая так и не покорилась самоуверенному «Газпрому». А случилось это лишь потому, что вокруг горы пока ещё ходят её хранители.

За спиной у мальчика, бегущего берегом озера, остаётся гора Чёрная. Он бежит во время утренней зарядки в сторону экологического лагеря.



Фото автора и Л.Ивашкиной.

ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?