Дорога на Ак-Кем и обратно

Любовь Ивашкина
19.09.2012

Просмотров:

2383

Записки о путешествии в природный парк «Белуха»

 



Когда на предложение друзей поехать на лошадях к Белухе я ответила: «Конечно, поеду!», - то даже представить не могла, каким будет это путешествие к месту паломничества туристов и альпинистов всего мира.

 

Нашу экспедицию в природный парк «Белуха» организовал Фонд устойчивого развития Алтая вместе с Каракольским природным парком «Уч Энмек» и природным парком «Белуха». Это путешествие было посвящено 15-летию природного парка «Белуха» — первому в республике, положившему начало создания сети особо охраняемых природных территорий регионального статуса.

Сборы, закупка продуктов в Горно-Алтайске — это была прелюдия, само путешествие началось в Тюнгуре. Для многих его жителей и для жителей соседней Кучерлы туризм стал основным источником доходов.

Именно в Тюнгуре мы узнали историю серого журавля, который несколько лет был достопримечательностью села. Журка попал к местному жителю покалеченным птенцом. Его выходили, и выросший птенец стал жить у своих спасителей. Зимовал в небольшой избушке, где для него в морозы топили печь, хорошо кормили. Летом Журка расхаживал у хозяйского магазина, туристы с удовольствием его фотографировали. Видно, ему было так хорошо, что осенью он никак не хотел улетать с собратьями.

Покурлыкают, вроде взлетит, кружок даст, и назад — к сытой жизни. Избалованный вниманием, он почему-то не любил детей. Местные ребятишки иногда ждали взрослых, чтобы можно было пройти мимо Журки. Люди уже привыкли к нему, к его шумным полётам в сумерках, но потом Журки не стало. А его фотография до сих пор висит в местном магазине.



Но вернёмся к самому путешествию. Наши рюкзаки не пригодились. Все вещи необходимо было переложить в арчимаки, что мы и сделали. Наш проводник Аркадий Сетин привёл осёдланных лошадей, закинул на них арчимаки, и мы отправились в путь. Это было ближе к обеду. Сначала ехали по долине, а затем стали подниматься по тропам, похожим на козьи. Когда поднялись на первый перевал, то увидели великолепную горную панораму. Я подумала, ну вот и всё, дальше пойдём по долине и дойдём до Ак-Кемского озера. Однако это была самая лёгкая часть пути. 





Действительно, сначала шли вверх по долине, а затем тропа пошла на крутой склон по тропе из камней, ям и корней деревьев. Затем через тундровые заросли карликовой берёзы уже на закате мы поднялись на следующий перевал. Первый день путешествия закончился. Мы спустились вниз к стоянке Аркадия уже в сумерках. Ужин готовили на очаге в аиле. Тут же бегали шустрые мышки, наверное, понимали: пришли люди, значит, будут и хлебные крошки. В аиле был полный комфорт – тепло от костра, горячий чай, макароны с тушенкой, приготовленные Женей Бутушевым. И светло от газового фонаря, который предусмотрительно взял в поход Чагат Алмашев. 





Утром, проснувшись в позе эмбриона, мы с Ириной Кудачиновой смеялись над тем, как пришлось нам всю ночь «кататься с горки». В горах трудно найти ровное место, и  наши спальники скользили вниз по карематам при малейшем движении.

А разбудила нас шумная таралка. Правда, когда взяла фотоаппарат, она улетела и больше не садилась на кедр, что стоял поблизости.

Второй день путешествия, пожалуй, был самым трудным. Мы вновь поднялись на вчерашний перевал, и тропинка вновь круто пошла вверх. Казалось, горы просто сочатся водой, мы прошли бесконечное количество ручьёв, больших и не очень. Не зря Горный Алтай иногда называют сплошным родником. Мы поднялись так высоко, что вдали было видно Кучерлинское озеро и извилистую нитку вытекающей из него реки Кучерла. По пути яркими пятнами выделялась растущая в камнях красная щётка, птицы летали уже внизу.





Первый заснеженный перевал снизу казался непроходимым, но лошади уверенно шли по тропе. Иногда приходилось просто отпускать повод, чтобы лошадь сама сориентировалась. Удивили здесь бабочки, тёмно-коричневые с чёрной окантовкой крыльев, они летали среди снега.

На заснеженной тропе нам попался первый турист, возвращавшийся с Белухи.

Наш проводник неспешно направил коня в сторону заснеженной вершины. Неужели и нам туда ехать? Я видела контур тропы, идущей вверх и пролегающей по самой кромке горы. Стало страшно. Но это можно сравнить с креслом стоматолога: сел, и отдаёшь себя в руки человека, знающего своё дело. А потому направила свою лошадь вслед за проводником. Вновь крутой подъём, и путь через перевал. Последние 10-15 метров просто не смотрела в сторону пропасти. На вершине кроме наших отдыхала группа туристов, поднявшихся с другой стороны.







Во всей красе перед нами была Белуха, а где-то там, внизу виднелось Ак-Кемское озеро. Задобрив духов гор, отдохнув и запечатлев красоты пейзажей с Кара-Тюрека, мы отправились в путь. Крутизна подъёма сменилась крутизной спуска, шли спешившись. Сначала щебёнка на тропинке по ручью уплывала из-под ног, затем на пути оказалась каменная россыпь из огромных валунов. Иногда было непонятно, как тут могут пройти лошади? Но они это делали уже много раз, скользили, спотыкались, и шли.

Уже на закате вышли к Ак-Кемскому озеру. Красиво, аж дух захватывает. Нам предстал ставший уже классическим пейзаж: Белуха и её зеркальное отражение на гладкой поверхности Ак-Кемского озера.





Третье сентября мы посвятили осмотру окрестностей Ак-Кема. Потрясающие по красоте пейзажи, мутные потоки зелёных рек, кристально чистые родники и водопады, зеленоватые и сиреневые горы завладели нашим вниманием. Мы щёлкали затворами фотоаппаратов в стремлении запечатлеть всю эту красоту и увековечить не только в своих головах, но и в своих компьютерах. Первые снимки стали данью нашего уважения незабываемому Кара-Тюреку. Он был перед нами во всей красе.

Самым забавным был наш поход к мутно-зелёной речке, по берегам с отвалами зелёной глины в консистенции густой сметаны. Аркадий нам сказал, что здесь подолгу живут туристы и мажутся этой целебной глиной, тащут её на себе, чтобы увезти в большие города. Мы не рискнули следовать их примеру, холодновато всё-таки в сентябре. Однако лица намазали и стали похожими на гуманоидов. Повеселившись, отправились в каменный городок. Аркадий нам объяснил, что его соорудили последователи Рериха. Ограда, сложенная из плоских камней, в ней сооружения в виде пирамидок, а в центре огромный валун естественного происхождения. Не знаю, что всё это означает и в чём предназначение странного сооружения, но почему-то возникло ощущение, что попали на какое-то кладбище.



Мы шли к водопаду, из-за камней за нами наблюдали сурки и исчезали, растворяясь в кустах, если мы пытались подойти к ним поближе. А вообще-то место нашей стоянки называется Jарлу. Каменный городок находится в Текелю — том месте, где много горных козлов (теке). Женя и Аркадий на рассвете за ними наблюдали, а мы проспали, к сожалению.

Выехать в обратный путь решили в этот же день. Снова брод, полюбовались напоследок Белухой, пошли вниз по берегу Ак-Кема. Выбрав хорошее место для ночёвки и для пастьбы лошадей, остановились на наш последний ночлег на территории природного парка «Белуха». На этой стоянке Чагат решил увековечить память о нашей экспедиции и сделал из куска дерева и собранных в Текелю камней небольшое панно. Получилось красиво.

Ночь была необычно тёплой, а под утро заморосил дождик, поэтому встали очень рано. Недолго возились с завтраком, поели — и по коням. Облака к этому времени разошлись, и снова была ясная погода.

Сложная тропинка временами уходила в бурные воды Ак-Кема, приходилось пересекать небольшие протоки, чтобы вновь выйти на тропу. Иногда нашему проводнику Аркадию приходилось прокладывать тропу в каменной россыпи, лошадей вели под уздцы. Затем мы ушли в сторону от реки, но путь не стал легче. Тропинка шла то вверх, то вниз. Кручи и камни, копыта звенели и скользили по камням, лошади спотыкались… Поэтому, когда замыкающий группу Женя Бутушев что-то закричал, все остановились, Аркадий поехал к Жене. Мы ждали долго, с тревогой оглядываясь назад. Наконец они вернулись.

Оказывается, Женя увидел молодого соболька, попавшего в петлю. Зверёк уже выбился из сил, тщетно пытаясь освободиться.

Общими усилиями ребята освободили молодого соболя. Немного оправившись от стресса, он убежал в лес.



Странно, мы все ехали по этой тропе, но не заметили зверька, попавшего в беду. Ему, конечно, сказочно повезло, и мы были этому очень рады. Значит, так надо было, чтобы мы отправились в эту поездку, и чтобы Женя его увидел. Наверное, это один из самых важных итогов экологической экспедиции — пусть это знает алчный браконьер, оставшийся без добычи.

На время мы не смотрели, но примерно часа в три стало полегче. Начали попадаться поляны с мягкой и почти ровной земляной тропой. А заканчивали путешествие и вовсе по дороге, по которой паломников в сторону Белухи подвозят на машинах. Дальше они идут пешком.

Последний перевал по пути назад был обычным, без экстремальных моментов. Только круто вверх и круто вниз. Лошади устали. Нам говорили, что жалеть их нельзя, иначе они почувствуют слабинку и не будут слушаться. Вика Туткушева уверенно управляла своим конём, а мы с Ириной Кудачиновой жалели животинку, и наши лошадки часто шли куда хотели, останавливались, когда хотели. В общем, мы были «тормозом» экспедиции.  Но не всегда, так как наши лошадки также и бежали, когда хотели. Особенно по дороге домой.

Последний перевал Кузуйак, и перед нами вдали показался Тюнгур. После затяжного спуска перешли через видавший виды, еле живой мост через Кучерлу. Ещё 15-20 минут, и наше путешествие закончилось на турбазе «Кучерла».



Летний сезон завершился, но по дороге домой мы встретили много пеших туристов. Одни располагались на стоянках вдоль тропы, другие шагали под грузом рюкзаков и с помощью лыжных палок. Видели мы и следы, оставленные поклонниками Рериха и искателями северной Шамбалы: развалившиеся кроссовки, пластиковые пакеты, изорванная одежда… Понятно, что сотрудники парка вновь очистят тропу, но хотелось бы, чтобы свой мусор все уносили с собой.

…Говорят, что Белуха не всегда открывается желающим её увидеть. Во время всего нашего похода нам повезло — она была открыта все четыре дня. Сложно передать те ощущения, которые возникают, когда смотришь на эту величественную вершину. Ты видишь нечто прекрасное, чистое и вечное. Не зря для алтайцев Кадын-Бажи (Белуха) является священной горой, даже на подножие которой не должна ступать нога человека. Уже возвратившись, мы встретили на базе молодого человека, который стремился быстро добраться до Белухи. Быстро её покорить, записав в список альпинистских достижений, и быстро отправиться домой, чтобы похвастаться своей победой. А ещё нам рассказывали о «крутых» туристах, доехавших до Тюнгура на джипе и спрашивающих дорогу на Ак-Кемское озеро. Ребята так, шутя, заехали на денёк, мол, искупаемся в Ак-Кемском и поедем назад в Новосибирск…

Нам повезло в том, что мы живём в одном из красивейших уголков планеты, не зря Горный Алтай стал Меккой для туристов, и особенно притягивает к себе Белуха. Одни возвращаются к вершине каждый год, другие приходят к ней, чтобы умереть… Случается и такое.

Есть такие, кто женится у Белухи, а кто-то приходит сюда рожать… Буквально перед нами женщину с новорожденным ребёнком отправили с Ак-Кема вертолётом. Её обнаружили туристы: из палатки доносился нестерпимый крик младенца, а мама лежала без сознания. Пришла к Белухе с определённой целью — родить, чтобы в паспорте ребёнка в графе «место рождения» значилось — Ак-Кем.

— Ну что, - спрашиваем нашего проводника Аркадия Сетина. - Теперь отдых, сезон-то закончился?

— Да, - говорит. - Немного отдохну, да и начну готовиться к зимнему сезону.

В ответ на наши удивлённые восклицания засмеялся: «Вы что, забыли?.. У нас к 21 декабря такое столпотворение будет! Приедут толпы жаждущих  встретить конец света под Белухой…»

 

 

ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?