Автопортрет Амыра Укачина был пророческим

Сергей ДЫКОВ
15.03.2017

Просмотров:

838



«Дорога в тысячу ли начинается под ногами»

«Дао-дэ-дзин»


В свое время мне довелось писать статью о выпускнике МГАХИ имени В.И.  Сурикова Амыре Укачине. Наступило время оглянуться, вспомнить пройденный путь, сделать первые оценки.

Пройдя хорошую профессиональную школу, далеко не всегда удается найти свою тему, выработать свое отношение к жизни, искусству. Это нелегкий, трудный период для  художника – он как бы рождается заново. Авторитеты учителей, мастеров, искушение чужими влияниями – через этот путь проходит всякий художник, вступивший на дорогу искусства. Окончив в институте курс известных графиков Б.А. Успенского и А.Б. Якушина, Амыр выбрал темой своей дипломной работы Горный Алтай.

Еще будучи студентом, Амыр  создал серию цветных линогравюр, среди которых выделяются своей лаконичностью и сдержанным колоритом   «Автопортрет», «Натюрморт с тажууром», а также пейзаж с горным озером «Ак-Кем». Если «Ак-Кем» –  крепко сделанная профессиональная вещь, то в «Автопортрете» отражена попытка самоанализа и желание заглянуть вперед, определить будущие ориентиры. Эти ориентиры – изображение пазырыкских мотивов и неясные очертания гор – то, с чем художник предопределяет связать свою дальнейшую творческую судьбу. Как художник Амыр Укачин сразу выбирает активную творческую позицию. Еще в годы учебы он принимает участие в нескольких крупных молодежных выставках Москвы – таких, как «XXI  молодежная художественная выставка», которая проходила в выставочном зале на Кузнецком Мосту, в выставке «Молодые художники Сибири» в Московском фонде славянской письменности и культуры. И, наконец, дипломная работа Амыра Укачина – серия графических листов «Бельтир» – тематически неразрывно связана с родной землей, с ее вечными ценностями, с людьми, ее населяющими.

В отличие от художников, увлекающихся внешней красотой Горного Алтая, его археологическими и этнографическими мотивами, Амыр выбирает суровую природу селения Бельтир, Кош-Агачского аймака, реальность, очищенную от всего наносного, лишнего, и от того тематика его работ – непреходящая, знаковая.

 

Об этом говорят сами работы: «Вечер» – суровая, выжженная солнцем земля, раскаленные скалы как бы отдыхают от дневного напряжения в лучах вечернего света, холодным пламенем вспыхивающего на силуэтах могучих скал.  

Другая работа серии «Степь» –  воспоминание  о времени древнего язычества; небольшой обо – холм жертвенных  камней и несколько лент-jалама, помещенные в суровую сине-серую атмосферу, дышат подлинной сутью древнего культа, его скупой, неяркой красотой.

Его педагог А.Б. Якушин, отмечая листы этой серии, пишет: «Профессионализм Амыра, его умение остро видеть и затем строить свои композиции, чувство ритма и пятна, густой, живой и очень убедительный цвет дают ему средства для выражения своей темы, создания своего мира…» Эти слова подтверждают следующие работы:

«Ставят юрту» – на наших глазах к небу вздымается еще прозрачный купол вечного жилища кочевников; в движениях людей – основательность, неторопливость. Решетчатая структура листа пронизана светом Неба, бескрайним, бесконечным.

«В юрте» –  в прозрачной утренней тени женщины, вставшие пораньше, разводят огонь в очаге, начинается день.

«Хозяйка» –  на пороге юрты, в минуту краткого отдыха, сидит пожилая женщина, чуть щурясь от яркого утреннего света.

«Колыбель» – в полуденной звенящей тишине мать укачивает в колыбели ребенка, будущего хозяина этой земли.

«Хозяин» –  недолгий отдых человека, со скулами, потемневшими от солнца; руками, скрученными уздой объезжаемых лошадей. Похожая на древние изваяния, фигура человека удивительным образом гармонирует с узорами войлочного ковра-сырмака, украшающего стену.

Графические листы, связанные с темой людей, проживающих на земле Бельтира слагаются в пентаптих, посвященный их суровым трудовым будням. Удачно выбранная тематика исполнения листов соответствует их сути. Каждый лист напоминает маленькую поэму, повествование, в общем ряду  слагающееся в единую повесть о трудной, яркой судьбе людей Бельтира, незабываемой его природе.

В 1996 году, по окончании института, Амыр возвращается на родину, где принимает активное участие в общественной жизни Союза художников Республики Алтай, выставках различного уровня: «Алтай - Россия» (Горно-Алтайск, 1996 г.),  12-й краевой молодежной выставке (Барнаул, 1996).

В 1997 году по итогам выставок Амыр принят в члены Союза художников России. В это время продолжается сотрудничество молодого художника с республиканским книжным издательством, редакцией детского журнала «Солоны» («Радуга»), начатое еще в начале творческой пути.



Из многих книжных работ Амыра хочется особо выделить книгу П.В. Кучияка и А. Гарф «Лесная старуха» (Горно-Алтайск, 2001), где художник пытается найти свои художественные средства, решить задачу в декоративном ключе, свойственном искусству народов Горного Алтая.       

Смелое использование больших пятен чистого света и тонкая прорисовка деталей, использование всего арсенала средств книжной графики (от заставок, орнамента, шрифта, полосных иллюстраций), стремление добиться единства всех элементов, внимание к ритмической организации пространства книги делает «Лесную старуху» одним из интересных явлений в книжной графике Республики Алтай того времени и предопределяет будущие открытия художника в области книжной иллюстрации и в станковой графике.

Значительным событием для Амыра явилось участие во Всероссийской выставке «Молодые художники России» (Москва, 2002). Там, в многообразной палитре России молодой художник представил свои работы и был замечен взыскательным выставкомом и жюри  выставки – и отмечен дипломом Союза художников России (2002).

В это время (2002-2003 гг.) начинает складываться творческий метод художника – книжная иллюстрация, увеличенная в размерах и обогащенная деталями, превращается в самостоятельный графический лист. Так, идея, решенная в книжной графике, видоизменяясь, переходит в станковую графику. А затем, возможно, и в живопись.

Этот подход возник во время работы над эскизами иллюстраций к алтайским сказаниям. Несколько иллюстраций – «Сквозь Огонь», «Летящий шаман», «Мелодия», «Встреча» – были представлены на Межрегиональной выставке миниатюрной графики (Новосибирск, 2003).

По выражению сибирского искусствоведа Е. Маточкина в этих работах «cовсем нет повествовательного сюжета. Скорее, здесь углубленное сквозь призму  эпического мировосприятия видение неких вечных тем, имеющих не только национальное, но и общечеловеческое значение…»

В листе «Сквозь огонь» (2003) тема преодоления героем бушующего пламени решена путем синтеза современного стиля и древних декоративных мотивов звериного стиля скифов Горного Алтая. Характерно для этой серии использование образов-знаков. Так, в верхней части листа Верховный бог Юч-Курбустан на крылатом коне, а внизу как ответ появляется образ властителя Нижнего мира – Эрлика, камлающего, с бубном в руках. В единой композиции объединены, разновременные и разнохарактерные сюжеты – это делает повествование символическим, подобным повествованию сказителя-кайчи, объединяющего видимый и невидимый миры, быт и иносказание, вымысел и реальное бытие.

В период 2003-2012 гг. А. Укачин выполнил 18 книжных и 5 станковых иллюстраций к сказаниям, вошедшим впоследствии в книгу «Кан-Алтын», и портрет сказителя Табара Чачиякова. Открывающий серию портрет кайчи Т. Чачиякова тоже символичен – образ певца, сквозь время всматривающегося в прошлое, в истоки вечности, откуда доносятся бессмертные слова сказаний.  Портрет выполнен в той же манере, что и иллюстрации – в нем совмещены прошлое и настоящее, возникают реальность и образ, который воплощает сказитель – сокол, несущийся над туманом прошлого и видящий незримое наяву.

 



Хочется заметить, что скрупулезно, виртуозно исполнены и книжные украшения (заставки и концовки), что в единстве с иллюстративным рядом создает углубленное современное прочтение эпоса. Смелое творческое преобразование образов далекого прошлого в читаемые, ясные символы, несмотря на сложную, кристаллическую технику графического исполнения.

Эта работа показала Амыра художником ищущим, творчески относящимся к своему делу – ведь множество вариантов было отброшено на пути к окончательному решению.

Станковые листы, написанные Амыром Укачиным темперными красками по мотивам эпоса, – такие, как «Летящий шаман», «Встреча», «Мелодия», «Баатыр», «Прощание», успешно экспонировались на различных выставках, в числе которых были региональные художественные «Сибирь-9» (Иркутск - Томск, 2003 г.), «Сибирь-10» (Новосибирск, 2008 г.), «Сибирь-11» (Омск, 2013 г.), а также Всероссийские художественные выставки «Россия-10» (Москва, 2004) и «Россия-12» (Москва, 2014).

В 2004-2010 гг. Амыр принял участие в значительных сибирских выставках: «Томская всероссийская триеннале «Рисунок России» (Томск, 2004, 2007, 2010 гг.) и региональной выставке «Сибирский миф. Голоса территорий» (Омск, 2005).  Искусствовед Е.Маточкин пишет в каталоге Омской выставки: «Графика Амыра Укачина акцентирует еще одну важную черту искусства Азии – смысловое соединение орнаментальности и реальной образности…»

В 2007 году Амыр был увлечен новой работой – иллюстрациями к  «Легенде о Золотом озере». Эта работа, созданная по мотивам древней алтайской легенды, где было найдено интересное решение  изобразительного и вербального начал, помогла художнику найти новый язык в книжной иллюстрации того времени. Герои легенды изображены и в движении, и в статике, но у зрителя возникает ощущение, что персонажи «Легенды о Золотом озере» сошли к нам с «полотен» древних восточных фресок, декоративных изделий из металла и керамики. Позы тел, движения рук и ног застыли, как некие «вечные знаки», изображая сцены битв, мотивы прощания, оплакивания, то есть то, что изображалось мастерами изобразительного искусства прошедшего времени. Здесь нужно отметить эрудицию художника, который, пользуясь богатым опытом мастеров прошлого и насытив иллюстрации легенды богатым этнографическим материалом из алтайской истории, создал на их опыте нечто интересное и яркое.

Опыт работы над иллюстрациями к «Легенде о Золотом озере», а также собранный богатый этнографический изобразительный материал не давал покоя художнику, и у Амыра Укачина возникла идея создания продолжения этой истории, но в другом материале. Так в 2013-2014 годах им были созданы эскизы сценографии, костюмов, плаката, буклета к этнобалету «Легенда о Золотом озере». И с поставленной задачей, на наш взгляд, художник справился. Укачин решил создать мир героев этой алтайской легенды, опираясь на древние истоки алтайского этноса – тюркские корни. Он изобразил главных героев Хана-Теле и Чолчу, а также второстепенных персонажей нескольких сцен в древнетюркских одеждах. А главного их  противника Хана-Богдо и его окружения в древнемонгольских одеждах. Это сразу же придало работе нужное направление – глубину, правдивость, историчность повествования, а в эскизах сценографии художник стал смело вводить изображения петроглифов, древнетюркский и древнемонгольский шрифт, знак, орнамент. Остается ждать достойного режиссера, балетмейстера и композитора, чтобы воплотить  замысел в реальности, тем более, что подобного рода постановок на сцене театра в последнее время хронически не хватает.

 

В нынешнее непростое для изобразительного искусства время, художник продолжает разрабатывать несколько тем, обращаясь к мифологии, этнографии, археологии Горного Алтая. Серии «История рода Алмат», «Дороги шамана», «Персонажи алтайской мифологии»  были представлены Амыром Укачиным на последних выставках. В этих работах автор пытается расширить круг тем, переходя от иллюстративной трактовки персонажей фольклора к образной системе, изменению художественных средств в сторону большей полноты и насыщенности цвета, что позволяет пожелать автору оставаться верным выбранной им теме, развивать и углублять мастерство в достижении выбранной цели.

Интерес художника к этническому и этнографическому материалу позволил ему успешно участвовать в таких престижных выставках, как «Сибирский миф. Голоса территорий» (Санкт-Петербург, 2008, ГРМ), II Новосибирская межрегиональная художественная выставка «Красный проспект» (Новосибирск, 2014), а также в крупных проектах,  таких как Международная художественная выставка «ЕвразияАрт: великие реки искусства. Россия – Китай – Казахстан» (Омск, 2014), «100 художников Сибири» (Омск, 2016), II Межрегиональная выставка сибирского автопортрета «Прямая речь» (Кемерово, 2016).

Эксперимент и традиция, современный графический язык и образы древности, тесно переплетаясь между собой, создают то стилистическое единство, которое можно без сомнений назвать поиском индивидуального стиля. Активная выставочная деятельность, поиск современных решений, вариативность темы позволяет назвать Амыра Укачина одним из ведущих графиков Республики Алтай.

Его успехи подтверждают награды: диплом и почетное звание «Лауреат II Артиады России Министерства культуры РФ» (Москва, 1996), грамота Краевого Союза художников Алтая (Барнаул, 1996), диплом Союза художников России (Москва, 2002), диплом Регионального выставкома «Сибирь» (2003, 2008, 2013). В 1999 году А. Укачин был избран делегатом VIII Съезда Союза художников России. А в 2005 году ему было присвоено почетное звание «Заслуженный художник Российской Федерации».

Хочется верить, что высокая награда станет для художника авансом будущих творческих свершений. В настоящее время художник полон новых замыслов, находится  в счастливой поре творческой зрелости, работает над новыми проектами, что говорит о его серьезном отношении к своей профессии, своему будущему.

На фотографиях:  «Летящий шаман» (фрагмент), «Суу-Ээзи» и художник в своей мастерской; на выставке «Сибирь-XI» в Омске (2013), автопортрет и «Хозяйка», «Степь» (из серии графических листов «Бельтир»), «Колыбель» и «Хозяин», на последней репродукции – «Вечер».

Опубликовано в газете «Постскриптум».



ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?