Вспоминая о Викторе Николаевиче Павлове

Владимир Ермилов
28.08.2015

Просмотров:

1236



Широки просторы России, замечателен Горный Алтай, ошеломляют бескрайние поля равнинного Алтая. Тучи комаров не позволяют человеку оценить красоту сибирских лесов и их благодатную прохладу, но, поверьте, глазу есть где остановить свой удивленный взор. «Там леший бродит, русалка на ветвях сидит…» - это, кажется, о наших дремучих чащобах и чистых реках. Мы богаты всем, что создал Бог на этой планете! Самая большая подземная кладовая расположилась под нашими лесами, болотами и равнинами. Россия – огромная страна, населенная самыми разнообразными народами, скрепленными узами братства и взаимного уважения. Жизнь каждого человека ценна сама по себе и нужна его родным, близким, друзьям, родному государству. Мы – есть Россия! В каждом человеке свой космос, своя судьба, мечты и надежды.

Думая о родной стране, понимая, какая она прекрасная, нельзя не писать о тех, кто создает своим трудом притягательную красоту для других. Можно было бы предположить, что разговор зайдет о ремесленниках, но нет. В какой-то момент, когда лето подходит к началу своего заката, я вспоминаю каждый раз Виктора Николаевича Павлова, моего большого друга, ушедшего несколько лет назад, как раз 21 августа, когда природа насыщает людей плодами, выросшими, благодаря Солнцу, теплой воде и черной земле.

Когда приближалась вторая декада того августа, было заметно, что Павлов сильно сдал, стремительно постарел и смотрел на мир каким-то особым взглядом человека, прощавшегося с жизнью, но очень любившего ее и поэтому немного жалевшего себя, своих родных. Наверное, в такие моменты человека охватывает отчаяние от осознания конца жизни.

Я не знаю, но временами мне кажется, что люди догадываются о конечности своего бытия, но за текучкой обыденных дел стараются не обращать на это никакого внимания, а занимаются тем, что необходимо сегодня, сейчас. А завтра? Что будет завтра? И будет ли оно? Хорошо быть здоровым человеком, не болеть, радоваться каждому прожитому дню, что-то делать и забываться в работе, нужной другим. Пытаться приносить хоть частичку счастья тем, кто рядом  с тобой проживает на этой планете и также готовится когда-то уйти в обитель Бога.

Таким остался Виктор Николаевич в памяти одного из его друзей-художников; а рядом – его фотопортрет в молодости



Недавно в «Постскриптуме» появилась фотография звёздного неба, где по некоторым предположениям может находиться та самая обитель Бога. Далекая галактика, расположенная в нескольких миллионов световых лет от планеты Земля. И в ней раскинувшись в пространстве на миллиарды километров - странное сверкающее сооружение, явно созданное разумом, так как имеет упорядоченную структуру. Может быть, там собираются души тех, кто когда-то проводил время на Земле в поисках смысла жизни, чтобы далее творить под руководством высшего разума Вселенной...

Краткий миг человеческого существования проходит в бесконечной борьбе за материальные блага и, заканчиваясь, даже не предполагает, что мы возьмем с собой в обитель Бога что-то из нашей действительности в виде каких-то предметов быта. Нет, там понадобятся только любовь и накопленные знания. Именно об этом мне говорил Виктор Николаевич Павлов незадолго до своей кончины. Он боролся со своей тяжкой болезнью, пытаясь найти панацею в виде лекарств или же вмешательства хорошего врача, но все было тщетно. Застарелые болячки не позволяли надеяться на лучшее.

Мы вместе с ним, передвигаясь по просторам Сибири, проводили много времени в беседах и рассуждениях о том, что составляет смысл существования человека. Для меня это был вопрос из любопытства, так как казалось: еще рано думать о печальном - а для него, стремительно подходившему к последнему рубежу – попытка разобраться в своих делах, завершить начатое, расставить для родных вехи для продолжения созданного им центра Православия в Чемале.

Можно по-разному относиться к тому, что сделано Павловым. Кто-то осуждает его, кто-то не понимает, да и можно ли понять человека, отдавшего все свои сбережения для строительства скита и Храма на острове Патмос, а затем передавшего безвозмездно всё созданное в Барнаульскую Епархию. Жизнь на земле - коварная штука. Она вечно дает нам поблажки, надежды на лучшее, несмотря на то что мы чуть ли не сызмальства тратим время на несущественное, незначимое, а с другой стороны - что есть главное?

Жить в согласии с библейскими постулатами? Или же руководствоваться правилами нынешнего общества потребления? Кто скажет? Да и скажет ли когда-нибудь? Одним всю жизнь работать на земле, другим вращаться среди богемы. Что важнее для человека? Видимо, самое важное заключается в чем-то другом. Павлов считал, что человек должен всю жизнь накапливать опыт, знания, с любовью относиться к ближним и «делать свою душу». Именно так – делать себя человеком, обладающим самым главным багажом – знаниями и мудростью.



ОДНАЖДЫ мы ехали несколько часов подряд по нашим длинным дорогам, и я, вглядываясь при разговоре в его лицо, не совсем осознавал, что его может не стать через какое-то относительно короткое время. В другой раз, после очередной операции, в его доме возле Патмоса, сидели за столом, мирно беседовали, а он вдруг с надрывом произнес: «Я умираю…» Мы замерли и, не знаю почему, вдруг стали уговаривать его не думать об этом, что он победит болезнь, что надо надеяться, надо бороться. Он тяжко вздохнул и замкнулся. Надо было уйти и не мешать ему и его любимой Гаянэ. А буквально через день, вся в слезах, Гаянэ сообщила о его кончине.

Человеку любопытно всё, что представляет хоть какую-то надежду на продолжение жизни. Мы хотим надеяться, что смерть обойдет нас стороной, что она или ошибется, или сломает свою косу, когда дойдет время до нас. А вдруг? Нас тешат фантастикой о тех, у кого сломались внутренние часы. И бродят эти люди по земле, вечно молодые. Им приходится наблюдать за своими стареющими мужьями, женами, детьми, внуками… Но как это представить? Сколько перьев сломано об эту бесконечную, как жизнь, тему. Но пока, и это жаль, не нашли лекарство от смерти. Старуха с косой подходит к каждому и вершит свое темное дело, отрезая нас от реальности, закрывая глаза и превращая тело в тлен. Увы…

Мне очень нравилось общаться с Виктором Николаевичем. Это был неординарный человек, проживший интересную жизнь, достойную пера хорошего писателя. Его воспоминания, а он часто рассказывал мне, что было им сделано, сколько он работал, с кем общался... Даже сейчас, по прошествии стольких лет у меня часто возникает желание поделиться с читателями некоторыми его воспоминаниями об этих далеких теперь событиях.

Вот, например, однажды мне пришлось встречать его в Новосибирске, когда он возвращался из очередной поездки в Хакасию. Там живет замечательный народный целитель Прасковья Лосевская, применяющая для исцеления недугов кедровые бочки с паром и особого травяного сбора. Несколько лет туда ездил Виктор Николаевич, лечил, лечил свои сосуды, но застарелая болезнь не поддалась, зато там он нашел множество друзей и тех, кто помогал ему в последние годы.

У меня из-за крепкого мороза не заводилась машина. И было удивительно видеть, сколько человек откликнулось на его просьбу о помощи. Вначале нам привезли огромный аккумулятор - от танка, что ли? Затем подцепили ее и увезли в теплый гараж, где, оттаяв (а мороз стоял под 35 градусов ниже нуля), она свободно завелась, и мы поехали в Чемал. В дороге я узнавал о том, что его друзья живут в разных странах и городах бескрайней России. Один забрался даже в ЮАР, заработав огромное состояние. Он часто приглашал Виктора Николаевича к себе жить в тёплой стране. Казалось бы, почему бы не согласиться? Но уезжать от дела всей своей жизни Павлов не мог.



КАК ПРОИЗОШЛО превращение чисто светского человека в верующего, любящего Бога, я не знаю. Да и вряд ли стоит об этом говорить. Это сугубо личное дело каждого. Более двадцати лет назад, появившись здесь в Чемале и найдя в архивных данных, что здесь было три храма, Виктор Николаевич задался целью восстановить их. И вначале необходимо было построить Храм на острове Патмос, где когда-то служил отец Макарий.

Казалось бы, денег у известного фотохудожника было много, и задуманное должно было бы, по задумке, осуществиться быстро и без особых проблем, но, как всегда в России, они сразу же появились. Это отвод земли, разные проверяющие, контролирующие инстанции... В общем, весь набор нашего так называемого «государственного подхода», когда руки опускаются от бесконечных требований и препятствий.

Чемальцы с удивлением смотрели на появившихся москвичей и их амбициозные планы. Всё было в те годы - от полного непонимания и какой-то агрессии до любопытства, уважения и сочувствия. Последнее проявилось в тот день, когда до всех дошла весть о смерти Павлова. Люди приходили без приглашения и просто помогали, как могли. Гоча Яковлевич Беставашвили помогал в организации прощального обеда, глава района Сергей Завенович Шевченко взял другие расходы; было много людей, сочувствующих и вдруг осознавших, КТО ушел из жизни.

Как часто бывает, понимание того, кого судьба вырвала из наших рядов, приходит не сразу. Но, думаю, чемальцы в любом случае запомнят Виктора Николаевича как человека, сделавшего для благосостояния сельчан более чем достаточно. Восстанавливая Храм на острове Патмос, сам того не предполагая, он помогал главе района С.З. Шевченко развивать туризм. Слава об острове и находящемся на нем Храме быстро разлетелась по всей стране, и каждое лето возле него наблюдалось самое настоящее столпотворение паломников.

Да и сегодня в этом месте не протолкнуться от туристов и странствующих богомольцев из всех уголков нашей бескрайней страны. Число гостей с каждым годом растет, как растет и благосостояние тех, кто принимает их у себя в «зеленых домах». Немаловажным фактором, влияющим на этот показатель, стал культовый комплекс, возведенный Павловыми – Виктором Николаевичем и Гаянэ Степановной - на острове Патмос.



ВРЕМЯ не стоит на месте. Сегодня вдова Виктора Николаевича, Гаянэ Степановна, продолжает начатое им дело. И у нас будет стоять еще один Храм Николая Чудотворца! Появятся монахи, которые будут молиться за нас, наших детей и внуков. И, может быть, через каких-то несколько лет мы будем любоваться новым строением, появившимся у нас и привлекающим на Катунь еще больше паломников.

Будем ли мы помнить Виктора Николаевича Павлова? Думаю, что еще долго память о нем будет храниться в народе. Может быть, благодаря его деятельности часть людей обрела веру в Бога, они стали добрее и лучше. Кто-то обрел богатства и стал жить комфортабельнее. Кто-то обрел уверенность в том, что понял, зачем живет, и наметил, что надо сделать в ближайшем будущем.

Жизнь - короткая штука; надо успевать сделать что-то полезное и доброе. Зачем? Никто не знает, но жить среди добрых и хороших людей, согласитесь, гораздо радостнее. «Давайте жить дружно!» - именно к этому призывал и к этому стремился Виктор Николаевич Павлов.

Фотографии из архива В.Н. Павлова.
Сайт о его жизни и творчестве



Реклама

3733

ОтменитьДобавить комментарий


Социальные комментарии Cackle
Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?