Среди людей, которые не бегут за временем

Денис СОБОЛЕВ
11.05.2018

Просмотров:

276



Именно такие ассоциации возникли у меня при первом знакомстве с коренным Алтаем, там, ближе к Монголии. Сюда в то время почти не ездили туристы. Да и сейчас те немногие, кто доезжает до этих мест, ограничиваются либо рыбалкой на придорожных озерах на Улаганском перевале, либо побыстрее проезжают Улаган и Балыктуюль, спеша добраться до перевала Кату-Ярык (спуск к реке Чулышман/Чолушман).

Я же попал сразу в Улаган, в дом к очень хорошему человеку, коренному алтайцу Мише. Я уже вкратце о нем говорил в предыдущих рассказах. Миша был кумандинцем. Вообще же Улаган - земля теленгитов, русских здесь почти нет.

С вершины перевала открывается вид на удивительной красоты (на снимке): озеро Кеделю! Здесь же находится место поклонения алтайцев их духам. Они вяжут на ветви деревьев длинные полоски ткани и складывают из камней небольшие пирамидки. Над каждой ленточкой они шепчут свои чаяния в надежде на то, что духи ветра, играющие с этими полосками ткани, унесут их к Тенгри, верховному божеству. Очень красивое и доброе верование...



Улаган - вполне современный поселок, с магазинами и всей необходимой инфраструктурой, что неудивительно, райцентр все же.

Но образ жизни людей здесь особенно не изменился за последние несколько сотен лет. Все так же пасут скот, строят стоянки в горах, охотятся и ловят рыбу, занимаются собирательством.

Стоянки делятся на зимние и летние. На летние стоянки уезжают семьями, угоняют туда скот и охраняют его от волков. На одну из зимних стоянок Миша позвал меня с собой. Вообще я к коням не привычен, негде было привыкать. А тут сразу 20 км, по горам да еще зимой. Но я согласился, очень интересно было посмотреть на то, как живут люди в горах в полном отрыве от цивилизации.

Ранним утром мы погрузили вещи в арчимаки, потеплее оделись, взяли с собой горячего чаю в термосах и отправились в путь.

Первые часа полтора я приноравливался к седлу, но в итоге просто перестал думать о том, как в нем удержаться, и все получилось. Ох и рано я расслабился....

Выехали из Улагана и по неприметной тропе пошли в гору, на перевал хребта Кабак-Тайга.

Перевалив вершину, спустились в неприметный распадок, где и решили сделать привал. Я со стоном сполз с седла. Все тело ломило с непривычки. Я пошел собирать сушняк для костра. Это было самое странное чаепитие на Алтае.

Яркое-яркое солнце, отражаясь от снега, слепит глаза и нагревает кожу. При этом холодно до стука зубов. Тонкий дымок от костра щиплет глаза и першит горло. Горячий чай обжигает, но не согревает. И при этом просто фантастически хорошо! Тишина, только белка над головой цокает и мусорит нам в котелок с чаем сухой корой.

Я спросил у Миши:
- А волки уже прямо здесь могут встретиться?
- Могут, - спокойно ответил Миша.
- А кто еще рядом здесь водится?
- Косули есть, медведи, кабарга, соболь, белки с лисами, да много кто здесь есть. Чуть дальше вон ток глухариный. Приезжай весной, сходим, покажу тебе.
- Не страшно так вот без ружья по горам? Волки могут напасть?
- Не, на меня не нападут.
- Почему? - удивился я.
Миша хитро усмехнулся и глянул на меня поверх кружки с чаем:
- У нас уговор)) Я их не трогаю, они меня берегут.

Так я и не понял, шутка то была или Миша и правда с волками договариваться умеет.
Но я бы не удивился, честное слово. Пока мы пробирались с ним по тайге, он постоянно примечал разные мне неприметные вещи и показывал, поясняя:
- Вон косуля кормилась, а вот лежка ее. А вот тут волки переходили распадок, на гольцы ушли. А вооон сыч сидит, смотри.
И так далее. Много всего. Лошадь несла его спокойно, ровно. Подо мной же вся извелась, искрутилась, все порывалась куда-то повернуть или просто встать на месте. Чувствовала неуверенного седока и своевольничала. Миша посмеивался над моими мучениями, но с советами не лез. Он все больше наблюдал, что и как я делаю.



А я не мог оторваться от окрестных пейзажей. Впервые я зимой в горах, да еще не на машине или снегоходе, а на коне. Это какое-то совсем иное восприятие гор. Я ведь не на охоте, я просто... гуляю, что ли. Нет задач никаких, чистый отдых. От того отдыха, правда, все тело потом три дня болело, но разве это цена вопроса?

Так, оглядываясь по сторонам и временами переговариваясь, мы добрались до стоянки.

Приземистый домишко (не аил), с крохотным окном и узкой дверью, пара каких-то хозпостроек и огороженный жердями участок земли, где ничего не было. Только в углу стоял привязанный большой бык с курчавым лбом и мощной шеей.

Над домишком курился дымок. Под ногами у нас крутились собаки, обнюхивая и пытаясь всунуть нос в ладонь.

Из дома вышел парень лет 20 и что-то спросил, обращаясь к Мише. Миша ответил как-то сердито. Парень молча ушел в дом, и оттуда вышли пара мужчин. Они поздоровались с Мишей и потом со мной. По-русски ни один из них не говорил. Я задумался, как же мы будем общаться? Каждый раз просить Мишу перевести? Миша меня домой отправит. Пешком))

Нас пригласили в дом. Низкий потолок, по центру печка. У маленького окошка - стол, за печкой вдоль стен - нары. Вот и вся обстановка. Темно и очень жарко натоплено.

За столом сидели две женщины и что-то стряпали. Поздоровались. Одна из них говорила по-русски, и у нас завязался разговор.

Оказалось, вчера мужчины вернулись с охоты, где добыли буна (сибирский козерог), и сейчас женщины готовят боозы (то же, что и бурятские позы).

Нам сразу же налили чай. Миша хитро так на меня посмотрел, но ничего не сказал. А надо сказать, что до этого он меня предупреждал о том, что отказываться от угощения нельзя, хозяева обидятся.

Меня немного смутил цвет чая - белесый, мутный. Но я подумал, что там молоко, и не стал особенно ломать голову. Взял пиалу и отхлебнул. Чай был... соленый! Соленый и жирный, как бульон. А белый цвет ему придавал талкан (молотый обжаренный ячмень).

Миша следил за мной, ожидая реакции. Но я не оправдал его ожиданий. С каменным лицом допил пиалу чая и попросил добавки))) Тем более что после третьего глотка чай начал мне нравиться). Миша крякнул, ничего не сказал.

Попив чаю, мы пошли на двор посмотреть, что же такое стоянка. И тут я увидел то, к чему не был готов. Там резали жеребенка.

Алтайцы активно используют конину в пищу. Их кони не чета тем, что есть у нас на равнине. Там лошадь - это почти дикое животное. Они свободно пасутся в горах, гуляют вольными табунами, никто их не впрягает в работу. Когда нужна лошадь, алтайцы садятся на ездовых коней и едут в горы, отбивают от табуна пару лошадей и пригоняют их на стоянку.

Все сделали быстро, и через 10 минут уже разделывали. Парное мясо разложили на снегу, остывать. Кровь собрали в кастрюли, чтобы сделать из нее чуть позже кан - кровяную колбасу.

Дальше женщины промыли требуху, кишки. И начали наполнять кишки кровью с луком, солью и перцем. Заполненные кишки связали и опустили вариться в котел над костром.

Собаки крутились вокруг, слизывали кровь со снега, жадно его хватали.

Пока варится кан, женщины взялись за приготовление казы. Ох и вкусная это колбаса!

Конец дня прошел в готовке и поедании конины. Кан имеет непривычный для меня вкус, и я не уверен, что с радостью попробую его еще раз. А вот казы и просто отварная конина - это настоящий деликатес. Одно из любимых моих блюд с тех пор - это отварная конина, которую запиваешь бульоном из кружки. В бульон добавляешь свежий мелко нарезанный лук и острый красный перец, и больше ничего не нужно.



На следующее утро мы отправились в горы, на охоту. Задачи кого-то добыть не было, нужно было проверить пару мест выходов марала, подготовить охоту. Но если вдруг марал встретится - то уже и добывать его.

Мы поднялись по тропе на хребет и остановились, оглядывая окрестности в бинокли. Какая фантастическая панорама открылась мне! Горы, хребет за хребтом, волнами уходящие к горизонтам. Глубокое синее небо и ослепительное солнце, парящий в вышине коршун и звонкая тишина.

Я осматривал горы в бинокль. Вдруг один из наших проводников толкнул меня локтем, указывая рукой на соседнюю гору. Я быстро повернул туда бинокль и... ничего не увидел. А алтаец (между прочим, без бинокля) говорил что-то, настойчиво показывая куда-то рукой. Я безуспешно шарил биноклем по склону и вдруг увидел одинокого марала. Он был еле различим на фоне тайги. И как Ирыс (так звали охотника) его увидел?!

Мы стали следить за маралом, и вдруг я увидел левее несколько точек, которые двигались по снегу ниже марала. Наведя бинокль, я увидел волков! Они длинными прыжками, высоко подкидывая задние ноги, неслись к маралу по снегу. Сердце мое забилось быстрее. Ведь я своими глазами вижу, как волки охотятся в горах на марала. Ну кто еще такое видел?

И тут марал их заметил. И рванул, задрав голову, вдоль леса, постепенно забирая ниже от тайги, к распадку. Зачем, ведь там же снег глубже! Хотя Улаган не самое снежное место, тут нередки бесснежные зимы.

Марал тем временем отрывался от волков. И тут из леса чуть впереди марала выскочили еще 4 волка. Они стремительно летели ему наперерез. Напряжение не давало мне спокойно стоять. Хотелось как-то помочь. Наши охотники один за другим упали на землю и начали целиться.

Б-бах! Б-бах! Два выстрела прозвучали одновременно. Фонтанчики снега взлетели перед волками. Лязг затворов, и еще пара выстрелов. Волки развернулись и бросились в разные стороны. Марал испуганно присел, а потом тоже резко изменил и курс и длинными прыжками начал уходить и от нас, и от волков.

Еще пара выстрелов, и один волк кубарем летит по склону. Вот он остановился. Лобастая голова откинута, язык вывалился из пасти... Готов.

Остальные волки спешно скрылись в лесу.

Наши охотники явно довольны. Волк здесь - первейший враг. Режут скот, нападают и на людей. И за каждого волка платится достойное вознаграждение.

Мы на конях спустились за волком. Там его подняли (ух и здоров, килограммов 80), привязали за спиной у Ырыса и отправились на стоянку...

На стоянке я пристал к Мише с расспросами. Часто ли такое бывает? Когда пойдем на марала? Куда денут шкуру волка? И еще 500 вопросов) Мне все было интересно.

Этим вечером, сидя у костра, Миша сказал мне, что мы в городах совсем забыли Бога. И живем теперь не туда. Так и сказал. А на вопрос, что это значит, ответил:
- Вы с пути сбились. Вы за деньги живете.
Я возразил:
- Но вы ведь тоже пользуетесь деньгами. Как сейчас без денег? Патроны, соль, спички - все денег стоит ведь.
- Это и плохо. Но если вдруг деньги отменят, мы просто продолжим жить дальше. Не умрем. А вы? Отключится у вас в городе электричество, и что делать будете? Как еду готовить?
- Ну я-то и на костре приготовлю. Да и добыть еду смогу. Но вне города. В деревне.
- О том и речь. Не туда вы живете, в общем.



И еще Миша сказал, что мы быстро живем.
- Вот я, например, собрался на свадьбу к брату. За 60 км отсюда. Я еду на 2 недели.
- Зачем так долго?! - удивился я.
- Потому что на конях по горам я в одну сторону буду ехать 3 дня. Да обратно столько же. Ну и погостить же надо. А вы как на свадьбы ходите?
- Ну как, сел на машину, доехал, вечер попили-погуляли, да и домой. Потом на второй день на природу куда-нибудь выехали, и всё.
- То есть поговорить и узнать друг о друге побольше просто не успеваете.
- Ну а как? На работу же.
- Я и говорю: за деньги живете...

Вот такая короткая зарисовка из жизни людей, которые не бегут за временем. Просто живут и не торопятся.

Об авторе: Денис Соболев, директор по маркетингу БРОТЕХ

 

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?