Алтайский старовер Эдуард Левен

Игорь Калиганов
20.12.2015

Просмотров:

1342

 

Родился и вырос в Новосибирске. Фотографирует Горный Алтай уже около двадцати лет. Много лет назад, когда Эдуард Левен только начинал фотографировать горы Алтая, отправной точкой его стиля стали работы американского классика Ансела Адамса — такое же безупречное сочетание точности и романтической эмоциональности образа. Однако сам «объект» фотографирования – Алтай – внес свои естественные коррективы в творчество Левена.

Встреча с его удивительной Природой, стала ключом  к созданию уникального визуального пространства  прекрасного Алтая. В работах — природные стихии, простые и вечные. Лед и вода, дерево и камень — постоянные «персонажи»  во всех фотосъемках Любимого Алтая.

Талант фотографа-пейзажиста заключается в искусстве находить такой природный рисунок, передающий в фотографии в первую очередь ощущение от самого места, его духа. Эдуард Левен игнорирует компьютерные новшества, для него классический язык фотографии богат и самодостаточен. Важное качество его фотографий – «сила простоты». В этом емком понятии заложено отсутствие «визуального шума». И, конечно, величие природы, ее строгость, таинственность, нежность и мощь как прямая альтернатива запутанной городской жизни. Внутренняя тишина этих фотографий настраивает   на созерцание, спокойное всматривание, впитывание запечатленного чуда.



Выразительные контрасты, сосуществующие на одной территории, моментально уловлены опытным «охотником за мгновеньями». Природа Алтая полностью совпадает с ощущениями художника, совпадает всё: освещение, влажность воздуха, время года, те условия, при которых природа доверительно обнажается и открывает художнику свои тайны.

Особое ощущение природы Алтая выражено в удивительной красоты видах гор, камня и женского тела.





Эдуард Левен — один из немногих известных арт-фотографов, живущих за Уралом, имеющий персональные выставки в Москве и городах Западной Европы. Он относится к тем фотографам, которые начинали свою творческую биографию с классической аналоговой фотографии. Теперь, успешно перейдя в цифровую эру, он в новом качестве продолжает философски исследовать визуальную составляющую этого мира.

То, что делает Эдуард Левен сейчас, больше напоминает неразрывный синтез дзэнской живописи и поэзии, написанной тайными природными знаками. Эдуарду Левену удивительным образом удалось обратить повседневное в уникальное, а сиюминутное — в вечное. Но эта стилизация не декоративна, она — дышит: Левен действительно сумел задеть самый нерв дзенского мироощущения и наполнить свои работы красотой лаконичной простоты и просветленной печали, что японцы называют словом «ваби-саби», непереводимым ни на один язык мира.



Ни одна работа Левена не может претендовать на документальное сходство с объектом – настолько необычен бывает выбранный ракурс и построение сюжета. Загадочные эффекты цветных фильтров придают изображению таинственный, неяркий внутренний свет, а причудливое построение кадра делает его нереальным, сказочным и, пожалуй, чересчур красивым. Работая только с черно-белой пленкой и совершенно игнорируя компьютерные достижения современной цивилизации, автор может показаться нарочито старомодным – кто сейчас отважится предпочесть услугам доступного и практически всесильного «фотошопа» кропотливую собственноручную проявку, печать и ретушь? Он остаётся в фотографии старовером, не признающим достижения, которые делают её удобной и общедоступной. Каждая его вещь — это ручная работа, и она неповторима. Он утверждает: настоящее творчество невозможно поставить на поток.

Большинство специалистов считают программу Adobe Photoshop большим шагом вперед, настоящим прорывом в мире фото, который глупо игнорировать. Но Эдуард, не отрывая рук, любовно разводит ими фиксаж, нежно производит маскирование, вытравливание кровяной солью – одним словом, предаётся будничным радостям современных алхимиков. Именно эти технологии применял знаменитый Ансел Адамс еще в 20–30-х годах ушедшего века. Да и сами произведения Левена чем-то похожи на работы его звездного предшественника. Та же игра света на черно-белой фотографии: все оттенки белого, серебристого, пепельного и бархатно-черного.







Четкая текстура поверхностей: шершавый камень, острая трава, зеркальная поверхность озера, окруженного узорчатыми скалами, тяжелые объемные столбы сверкающих облаков, рисунок черных ветвей на ровном ярко-синем небе. Это не оговорка – на черно-белых фотографиях формы предметов аккуратней и строже, а небо ярче и насыщеннее, чем на цветном фото. Здесь цвет ощущается не зрительными рецепторами, а сознанием, которое по умолчанию преподносит нам вещи такими, какими мы хотим их видеть.

Впрочем, в звании «старомодный» на пестром и часто безвкусном фоне нынешнего фотоискусства определенно есть свой шарм. Но в современном лексиконе такого слова тоже нет – его заменило модное слово «ретро» (а в одежде – винтаж). Теперь этим словом называют любое движение к корням: исконные приемы проявки и печати, незыблемые ценности и простое мирное любование природными сюжетами – дерево, вода, камни, обнаженная женщина.







В феврале 2004-го в Новосибирске открылась галерея под названием «CONNECTION». Основным направлением деятельности были заявлены фотовыставки. А на открытии были представлены фотохайки Эд Лю Вэя.
— Я не люблю названий, – рассказывал Эдуард в одном из интервью, – и не отношу себя к людям, виртуозно владеющим словом. Фотографии тоже никогда не называю, только тематические серии. Когда-то давно я придумал себе забавный псевдоним – Эд Лю Вэй. В даосизме есть термин у-вэй – недеяние. Звучит очень похоже: у-вэй – Лю Вэй. А по-английски way означает путь. Соответственно Лю Вэй – любимый путь…

Я не люблю бывать на своих выставках – просто не нравится светиться; вообще, я очень бы хотел отмежеваться от личного авторства работ – это как-то мешает ровному, спокойному существованию. Нет фотографа с именем Эдуард Левен. Это мирное гражданское лицо живет в мирном гражданском браке с любимой женщиной на чудесной зеленой улице Городка, а какой-то мой двойник, одержимый горами китайский фотограф Эд Лю Вэй путешествует по Алтаю и делает выставки.





Фотогалерея имени братьев Люмьер так представляла его «АлТайну» осенью 2005-го:

«Пейзаж — один из самых сложных жанров в фотографии. Отсутствие в нем выраженного сюжета определяет запечатленную форму как содержание, поэтому талант фотографа-пейзажиста заключается в искусстве находить такой природный рисунок, передающий в фотографии в первую очередь ощущение от самого места, его дух — Genius Loci.

… Мистика, загадочность, ассоциативность природных форм, когда кажется, что камни и валуны напоминают головы древних исполинов, ощущение нахождения в ином мире, почти на другой планете, дали ключ к созданию своего уникального фотографического пространства, основанного на реальной территории Горного Алтая. При этом пейзажи Левена ближе к людям, и расстояния между ними преодолимы метафизически, стоит лишь попробовать самому человеку «быть немножко горой и не суетиться».





«Восточный ветер в ночь полной луны» - так называлась его выставка в самом конце 2006-го. Фотохудожник признался, что идея выставки возникла зимой, когда он вместе с чайной гейшей устроил чайную церемонию прямо на льду замерзшего Обского водохранилища. Жанр, в котором выполнены представленные работы, получил авторское название этнических фотоимпровизаций. Действительно, изображения ночных деревьев на фоне черной пустоты, сухих стручков и листьев, изгибающихся в иероглифы, и таинственных соцветий нельзя уместить в рамки какого-либо привычного жанра. То, что делает Эдуард Левен, больше напоминает неразрывный синтез дзэнской живописи и поэзии, написанной тайными природными знаками. Поникшая березовая ветвь в удлиненном формате свитка, сплетение рябиновых ветвей и застывший в порыве ветра клен складываются в лаконичную и изящную форму японского хокку. А в абстракциях, напоминающих заснеженные горы, угадывается эпичность Хокусая.

В середине минувшего десятилетия он работал над темой «Цветущие камни, парящие острова». В нулевых годах его фотографии сложились в тематические серии: «АлТайна», «Цветущие камни», «Поэзия камня», «Другая планета», «Геоэротика, или Пятый элемент».







На открытии фотовыставки «Студия Дождь» в Доме ученых СО РАН летом 2010-го ценители, знатоки и просто любители его творчества собрались в выставочном зале, чтобы поздравить фотографа с воплощением очередного проекта и насладиться гармонией воды и женского тела.

Известный в основном своими черно-белыми работами, он предпочитал ранее изображать природу: лёд, воду, камень, дерево. «Я – водник,  – признавался сам Эдуард,  – много ходил по горам, работал над сочетанием гор и воды». Как и полагается профессионалу, Эдуард не остановился на уже достигнутом и воплотил в жизнь свой новый проект. Капли воды, цветы, обнаженное женское тело и много-много цвета  – вот что посчастливилось увидеть всем гостям на открытии выставки «Студия Дождь».

«Мне хотелось показать максимальные эмоции, экстремальные эмоции. И в то же время спокойствие,  – рассказывает Эдуард Левен.  – Результатом этого желания, на мой взгляд, стала гармония. Контуры танцующего женского тела передают нам страсть и бурю эмоций, которые таятся в каждой женщине. Неподвижные цветы и застывшие капли воды олицетворяют спокойствие и умиротворенность». «Цветы и девушки – это ведь самые красивые существа в нашей жизни. Их надо поливать, ухаживать и наслаждаться ими»,  – поясняет фотограф. Утонченность и изысканность отличают работы фотографа.





Два года назад в одном из интервью он сказал:

— Эстетику природы, растений я зачастую воспринимаю как некие визуальные высказывания, которые нашим человеческим языком невыразимы. Мы потеряем, если начнем оперировать здесь словами, разрушим эти тонкие оттенки, намёки, смыслы. Мне это пространство многозначности очень дорого. Скажем, в цикле «Иероглифы» много иронии. Для меня это скорее растительная хореография, чем, например, стихи. Здесь жесты, позы, импровизированные движения листьев выражают некие эмоции, и можно прочитать какое-то настроение.

В сентябре нынешнего года его выставка «Восточный ветер в ночь полной Луны» работала в барнаульской художественной галерее «Турина гора». В экспозицию вошли уникальные работы, которые автор снимал в режиме ночной фотосъемки.

При подготовке текста использованы материалы «Эксперта», «Навигатора» и других изданий.





Реклама

4798
evgenia

evgenia

20 Дек 2015 в 16:31 | # Ответить
Да, это то Настоящее, чего в нашей жизни уже мало. Пляска бесовства в современности затеняет много хорошего. Но здесь ясно видим, что Божественное во сто крат сильнее.

ОтменитьДобавить комментарий


Социальные комментарии Cackle
Чего не хватает для комфортного отдыха в Горном Алтае?