Земля уходит из-под ног…

Григорий Кудряшов
01.04.2013

Просмотров:

1779

Кризис или переоценка жизненных ценностей?




Российские СМИ, особенно телевидение, взахлеб тараторят о кризисе в Европе. В сводках «проблемных» стран чаще всего фигурируют Греция, Португалия, Испания, Италия…  Руководство Евросоюза  предлагает этим странам сократить бюджетные расходы, а гражданам подтянуть пояса.


Не знаю, как в других странах, а в Италии мне такой кризис даже понравился. И заключается он в том, что многие итальянцы, осознав пагубность техногенной цивилизации, объявили ей бойкот. Они перестали ходить в супермаркеты за продуктами транснациональных корпораций, потому что производимая ими пища насыщена химическими веществами, которые наносят непоправимый вред здоровью. Натуральные продукты без химии, красителей и усилителей вкуса такие итальянцы стали приобретать у знакомых фермеров, а в свое свободное время помогать им в работе. Призыв «Пища должна быть вкусной, чистой и честной» можно услышать на многих застольях. Бережливость к продуктам приобрела широкий размах. В мусорных контейнерах нельзя отыскать и крошки хлеба. Теперь во дворах разбирают брусчатку, выламывают асфальт, чтобы подготовить место для грядок.


Без покупателей в супермаркетах упала выручка, снизился товарооборот. Компании начали сокращать объемы производства и штат сотрудников. Так, французский «Данон» заявил в начале 2013 года об увольнении 900 работников.  Явно это связано с сокращением объемов производства, вызванного падением продаж. В Европе многие потребители поняли, что в кисломолочной продукции «Данона» много химии. И до сих пор помнят, как в начале 2010 года компания заявила, что отзовет из европейского агентства по надзору за безопасностью пищевых продуктов свои запросы на присвоение своим двум продуктам – йогурту «Aсtivia» и молочному напитку «Aсtimel» - статус полезных для здоровья продуктов. Теперь «Данон» со своей продукцией семимильными шагами идет по России, а известные россияне с экранов телевизоров с упоением распевают аллилуйя  активии и актимелю.


Критическое отношение итальянцев ко всему, что производится крупными компаниями, распространяется на товары промышленной сферы. Особенно не в чести оказался автомобиль, осознанный как препятствие для нормальной жизни. В Италии автомобилей так много, что их попросту негде парковать, стояночными местами даже становятся пространства дорог над сплошной линией.  В свою очередь, дорожная сеть так велика, что люди начали понимать, что автомобиль вытесняет их с земли как с естественной среды обитания. Поэтому спрос на машины резко упал, а это снова кризис с его основными элементами – сокращением объемов производства и увольнением работников.


В России хорошо, ее любые кризисы минуют, говорили мне знакомые итальянцы, в стране бескрайние просторы, поэтому можно жить в традициях естества. Но когда отвечаешь, что в России земельный вопрос остается актуальным со времен царей, итальянцы не верят. Им начинаешь объяснять, что сначала Ленин с соратниками большевиками обманули крестьян и ввергли их в братоубийственную гражданскую войну. Потом была сплошная коллективизация, и люди работали почти даром, выживая лишь за счет крохотных подворий. Нынешняя власть в России ситуацию не изменила. Земля стала объектом спекуляций и высоких цен. В городах люди годами стоят в очередях на приобретение земельного участка под строительство жилого дома. При этих словах итальянцы округляют глаза и достают из книжных шкафов карты, недоуменно смотрят на Россию с ее беспредельными просторами и переводят глаза на свою крохотную Италию. Они не понимают, что в России по-прежнему действует механизм закрепощения человека, что нас втискивают в прокрустово ложе семи или десяти соток. Более того, из сельских глубинок людей всеми правдами и неправдами вытесняют в крупные населенные пункты и города, чтобы они жили в многоквартирных домах, питались с магазинных полок, и чтобы сама по себе множилась агрессивная среда.


Даже провинциальные города, как, например,  Горно-Алтайск, окруженные пригодными для заселения пространствами, стремятся ввысь и к тесноте построек. Жители по настоянию властей и по своей собственной воле обрекают себя на жизнь в  состоянии сельдей в бочке. Бывает, что в многоэтажных домах квартиры расположены так, что в окна не заглядывает солнце.  Резко сокращается площадь газонов, детских площадок, и растет число автомобильных стоянок. Асфальто-бетонные территории так необозримо расширяются, что уже немалому числу пожилых горожан просто не хватает воздуха, и они вспоминают о прошлом своих городов, когда приметой были пустыри, изобилующие летом различной растительностью. Пустыри ценны были даже тем, что на них росла крапива. Из этого растения между делом в конце весны можно приготовить салат, весьма полезный для здоровья, а отваром споласкивать волосы, чтобы, как нынче,  забыть про шампунь от перхоти Head&Shoulders, в котором, кстати,  используются агрессивные моющие средства. Попросту говоря, в городах  у людей ушла земля из-под ног.


В Горно-Алтайске  договор аренды земельных участков под огород городской администрацией заключается чаще всего на один год. С одной попытки договор получить невозможно, человек помыкается,  и, смотришь,  откажется от своей картошечки. Администрации этого и надо. Не зря она увлечена строительством торговых комплексов.


Человек, оторванный от земли, - как дерево с подрубленными корнями: дерево засыхает, а человек деградирует. В Европе многие теперь пытаются отказываться от «прелестей» техногенной цивилизации и стремятся к гармоничному сосуществованию с природой. Западноевропейцы устали жить в условиях, когда надо каждый день тратить за всё деньги и думать, как больше их заработать завтра. Зависимость от денег в городах стала настолько большой, что без них, как без воздуха, просто невозможно жить…


Своими наблюдениями, привезенными из Италии, я поделился в Белокурихе в кулуарах Международной экономической конференции с известным российским экономистом Леонидом ГРИГОРЬЕВЫМ.


- Борьба  с транснациональными компаниями отчетливо просматривается в антиглобалистском  движении в Европейском союзе, - поделился мнением Леонид Маркович.-  Особой критике подвергаются продовольственные компании, которые в погоне за прибылью используют все дозволенное и запрещенное для удешевления и увеличения объемов производства. В продовольственной сфере большое значение имеют не только вкус и привлекательность, сколько сроки хранения продуктов. А тут без химических веществ никак не обойтись. Потребители стали это понимать и начали этому противиться. Сельская традиционность стала поселяться в умах горожан и находить всё больше сторонников. Компании вынуждены сокращаться, что повышает уровень безработицы. В этом плане проблем становится больше и, видимо, назревает глобальная структурная экономическая перестройка.



В России тоже ругают крупные монополии, как, например, «Газпром», но делают это только оппозиционные политики и экономисты, а обывателям до газового гиганта дела нет. Им еще невдомек, что отсутствие конкуренции способствует диктату цен на «голубое» топливо.  Но голоса антиглобализма уже начали звучать в далекой глубинке. Так, депутат Республики Алтай Александр Шефер на встрече с предпринимателями под флагом «Деловой России» выразил недовольство засильем торговой сети «Мария РА». Всё больше сомневающихся в целебных свойствах продукции бийской компании «Эвалар», работающей на китайском сырье. Но до протестных настроений по западноевропейскому образцу в России еще далеко, хотя она становится той страной, куда реками потекли потоки недоброкачественного продовольствия, особенно продуктов, полученных с помощью генетически модифицированных организмов. Отечественных производителей тоже мало волнует судьба народа, общества и государства. Отток капитала за рубеж по-прежнему исчисляется десятками миллиардов долларов. Состоятельные россияне при первой же возможности пытаются обрести место жительства в других благополучных странах.


 На конференции в Белокурихе по-прежнему говорили о пагубности экономического курса. Новому сроку президентства Владимира Путина почти год, а поворота к здравомыслию как не было, так и нет. Страна живет за счет экспорта нефти и газа. Но так вечно продолжаться не может. Директор Института энергетической политики Владимир Милов рассказал о прогнозе Международного энергетического агентства, из которого следует, что к 2020 году США вернут себе статус крупнейшего производителя нефти и превзойдут даже Саудовскую Аравию. К тому же в США сокращается спрос на нефть, поскольку интересы покупателей повернулись в сторону малолитражных автомобилей.  Скачок в развитии нефтедобычи совершил Ирак. В России же по-прежнему преобладает точка зрения, что мировое потребление нефти и газа будет расти, цены – тоже, а основные ресурсы у нас, поэтому иностранные буржуи будут вынуждены идти к нам с протянутой рукой. В России вместо того, чтобы развивать технологии и собственное производство, строят крупные трубопроводы, и даже вообще не очень нужные объекты, как мост во Владивостоке на остров Русский и водный комплекс «Алтайская долина» в Республике Алтай.


О порочности экономической модели говорил директор Центра структурных исследований Института экономической политики имени Егора Гайдара Алексей Ведев. Он, в частности, отметил, что низкий курс рубля, сознательно удерживаемый Центральным банком на отметке в пределах тридцати рублей за доллар, не обеспечивает стабильности в ценовой политике. Шестьдесят рублей из ста расходуются на покрытие инфляции. Всё в стране зависит от цены на нефть. Существует вероятность резкого ослабления рубля.


Россия стала страной крайностей. Наплодили миллиардеров и не создали массового класса собственников. Фискальная политика правительства и давление монополий превращают слабые ряды мелких собственников в отряды наемной рабочей силы. Ситуация может сложиться так, отметил Леонид Григорьев, что возникнет риск финансирования армии и своевременных выплат пенсий. Тогда реальностью станет срок выхода на пенсию в 63 года. Страна не имеет стратегии развития и мучается в трансформациях. Мегапроекты типа Сколково вызывают омерзительное впечатление. Крупный бизнес напоминает собаку на заборе: две ноги на западе, а две в собственной стране.


Тему села и продовольствия на конференции затронула  профессор кафедры экономической и социальной географии России географического факультета МГУ Наталья Зубаревич. Жителей села, небольших поселков городского типа и малых городов, составляющих немногим более трети населения страны, Зубаревич отнесла к «третьей России», которая выживает на земле, она вне политики, ведь календарь сельскохозяйственных работ не зависит от смены властей. Депопулирующие малые города и поселки с сильно постаревшим населением разбросаны по всей стране, особенно их много в Центральной России, на Северо-Западе, в промышленных регионах Урала и Сибири. Сельское население концентрируется в Южном и Северо-Кавказском федеральных округах, где сосредоточено 27 процентов сельских жителей страны. Южное российское село пока еще сохранило свой демографический потенциал и ведет интенсивное личное подсобное хозяйство на плодородном черноземе, за счет чего и выживает. Крупный агробизнес вкладывается в наиболее доходные и нетрудоемкие отрасли земледелия – зерновое хозяйство и выращивание подсолнечника, - лишая многих сельских жителей работы, а молодежь массово покидает село и перемещается в города, процесс урбанизации продолжается. В стране немало территорий, где население зарабатывает на жизнь собирательством грибов, ягод, кедровых шишек, ловлей рыбы. На Сахалине есть небольшие поселки и села, где за исключением бюджетной сферы вообще нет других рабочих мест, а люди не уезжают: сезон путины, когда красная рыба идет на нерест, кормит весь год.


Может быть, это и хорошо, что в России  еще сохраняется патриархальный уклад жизни, и не надо торопить страну двигаться в направлении американской или европейской техногенной цивилизации. Вдруг потом вынуждены будем болезненно пятиться обратно? Не лучше ли теперь повернуть на  путь единения с природой и использовать такие  достижения науки и техники, чтобы никому и ничему не вредить, в первую очередь самим себе? Но на это должна быть воля большинства граждан и прежде всего самого государства. Впрочем, оно должно быть заинтересовано в своем дальнейшем существовании. Пока же прогнозы, прозвучавшие из уст экспертов на конференции в Белокурихе, не вселяют уверенности в завтрашнем дне.


Но сильные мира сего тем не менее  стремятся к гармонии с природой. В своей вотчине в Горном Алтае у села Урлу-Аспак иногда бывает начальник Сбербанка Герман Греф. Рассказывают, что он любит ходить босиком по зеленой траве, лежать на ней, раскинув руки; любит подставлять лицо солнечным лучам, ощущая, видимо, близкое присутствие  таинственной Шамбалы, дающей якобы возможность общения с Космосом... Греф и его сотоварищи по капиталам свили себе в горах уютное гнездышко и питаются натуральными продуктами. Местные жители проиграли борьбу за свои интересы с олигархической структурой. Зато теперь многие из них обрели рабочие места. Но что перетягивает на чаше весов жителей Урлу-Аспака: потерянное или приобретенное?

ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?