Заметки алтайского пчеловода из Синьцзяна

Григорий КУДРЯШОВ
19.10.2017

Просмотров:

1183



Когда впервые оказываешься в местности, о которой много наслышан, но не имеешь времени для широкого и скрупулезного осмотра, выбираешь для себя просто несколько объектов. Вот и я, прилетев в Урумчи, административный центр Синьцзян-Уйгурского автономного района Китая, и устроившись в международной гостинице «Сиюй», в первую очередь отправился в парк Красного Света – крупнейший буддистский храм Западного Китая. Он был построен семь лет назад и еще малоизвестен широкому кругу путешественников. Поэтому побывать здесь стоило в первую очередь. Статуя Золотого Будды, высотою 48 метров (на снимке), вызвала восхищение и трепет. Солнечные лучи таинственно переливались на золотой поверхности статуи, и она своим обликом как бы давала понять, кто хозяин мироздания.

Урумчи называют торговым перекрестком северо-запада Китая. В страны Средней Азии и Россию отсюда идут транспортные потоки. Вокруг гостиницы «Сиюй» расположились оптово-розничные базы. Плати деньги, и любой товар упакуют и отправят по месту назначения. Среди предпринимателей много казахов и русских. Но многие постояльцы гостиницы проходят лечение по традиционной китайской медицине в местных оздоровительных учреждениях. Говорят, что лечение относительно дешевое, а результаты превосходные. Но меня в этой поездке ни торговля, ни иглоукалывание с мануальной терапией или точечным массажем стоп не интересовали. И слава Богу.

Поскольку есть хочется каждый день, то следующим объектом моего посещения в Урумчи стал ресторан «Чин Дьюти», а блюдом – «Утка по-пекински». Официант на моих глазах с зажаренной на живом огне тушки срезал мякоть и подал ее на большом блюде, а на крохотном – кусочек кожи с жировым слоем, посыпанный сахаром. Этот кусочек считается самым лакомым и называется императорским. На столе также появились соус, тонкие блинчики, нарезанный лук, много зелени и бульон с костными остатками птицы.  Мой спутник Ван Туй показал, как надо есть это блюдо. Несколько кусочков утиной мякоти вместе с луком заворачивают в блинчик, сверток обмакивают в соус - и во рту ощущение необычного для русского человека вкуса. С местным пивом ужин оказался великолепным.



Когда популярное китайское блюдо было съедено без остатка, мы отправились в дорогой чайный салон госпожи, скорее товарища, Чань Янь. Она дала попробовать столько напитков, что я запутался во вкусах и не знал, какие сорта чая выбрать для покупок. Чань Янь тогда предложила свой выбор, и уже потом, в Горно-Алтайске, за чаем я не раз вспоминал ее с благодарностью.

Ван Туй, можно сказать, был моим проводником по Синьцзяну. Он представитель ханьцев – титульной нации среди китайских народов, неплохо разговаривает по-русски и хорошо знает китайскую и российскую истории, даже про шорцев задал мне несколько вопросов. В нем оказался хороший собеседник. Особенно в поездке в город Турфан.  Ван родился в Тарбагатае - нынешнем Чугучаке. Среди его учителей в детские годы были русские люди? и изучение языка северного народа далось ему без особого труда. Слово «Чугучак» должно быть знакомо многим жителям Республики Алтай. Чугучакский мирный договор от 7 октября 1864 года установил нынешние границы между Россией и Китаем и для некоторых ойратских племен, тяготеющих к Белому царю, покончил с двоеданством.

Шоссе из Урумчи в Турфан прорезает пустынную местность. Пейзаж однообразный, но величественный. Величие придают заснеженные вершины Восточного Тянь-Шаня.  А еще изюминку привносит соленое озеро, расположенное недалеко от административного центра района. Но пейзаж больше техногенный, чем природный. Частоколы ветряных электростанций тянутся на десятки километров по всей ширине долины до ее сужения, переходящее почти в ущелье. Считается, что в этом месте находится самый крупный центр ветряной энергетики на планете.

Для того, чтобы ветер не мешал движению скоростных поездов, железная дорога с обеих сторон огорожена глухим забором. А в ущелье открылась грандиозная панорама строительства третьей ветки железной дороги. Если две первые дороги находятся, что называется, на земле и тянутся, петляя, через многочисленные тоннели, то третья на высоких бетонных сваях будет простираться… высоко над головой. Подобного размаха строительства мне видеть еще не приходилось. Ван Туй, услышав мое восхищение, сказал, что Китай готов построить автомобильную дорогу в США через Россию и Канаду, при этом подчеркнул, что новая дорога стала бы объектом дружбы и торговли.



В известные времена по землям нынешнего Синьцзян-Уйгурского автономного района, а прежде - Восточного Туркестана, проходил Великий Шелковый путь, а история этого края насыщена различными событиями. Когда-то здесь проживали европеоидные люди, что подтверждают мумии в государственном музее Синьцзяна. Китайцы империи Хань завоевали эти земли в первом веке нашей эры, но не раз их теряли и с завидным упорством возвращали. Уйгуры стали расселяться с девятого века. Потом хозяйничали воины Чингисхана и Тамерлана. Но уйгуры, принявшие ислам, упорно держались на обетованных землях. Сегодня они самый многочисленный народ в Синьцзяне, но им уже буквально на пятки наступают ханьцы –представители титульного народа Китая.

Они переселялись сюда из центральной части страны, чтобы местные народы, особенно уйгуры, интегрировались в культурную и языковую среду титульной нации. Нынче на территории района проживают представители 47 национальностей, в том числе хуэйцы, монголы, киргизы, узбеки, таджики, казахи, татары, русские.  Дауры и маньчжуры переселялись сюда с Дальнего Востока для укрепления границы. Численность всех народов растет, кроме русского населения. В целом можно сказать, что переселением народов по разным причинам занимался не только Советский Союз, но и Китай.

Царское правительство в XIX веке тоже пыталось закрепиться в Восточном Туркестане, но из-за интриг англичан, боявшихся русского проникновения дальше на юг, сдало прежде завоеванные позиции китайцам. Хотя русский след остался. Нынешняя китайская Кульджа долгое время считалась городом русской эмиграции. Сюда в 1921 году прорвались участники Западно-Сибирского крестьянского восстания.

Следующее русское вхождение произошло уже при Сталине. Красноармейцы в белогвардейской форме вместе со своими бывшими врагами в составе Алтайской добровольческой армии помогали синьцзянским  властям подавлять восстание мусульман. А в сороковые годы Советский Союз уже поддерживал повстанцев как национально-освободительное движение. В то время дубань (правитель) Синьцзяна Шэн Ци Цай просил Сталина принять подведомственную ему территорию в качестве очередной советской республики. Сталин сей подарок не принял, а потом оказалось, что эта территория за перевалом Канас располагает огромными залежами нефти, урана и других полезных ископаемых. Более того, административно-национальное устройство советской империи, сотворенное Сталиным с соратниками большевиками-ленинцами, оказалось слабым и кратковременным. Не в пример Китаю.

Так, за разговорами о прошлом этого края, расположенного в центре евразийского материка, мы незаметно преодолели 160 километров пути. Песчаный пейзаж местности сменился небольшими рощами, которые потом перешли в сплошные насаждения фруктовых деревьев. Турфан с населением в 250 тысяч человек считается виноградной столицей Китая и самым жарким городом страны. Температура достигает плюс пятидесяти в тени.



Такое своеобразие обусловлено тем, что город расположен во впадине ниже уровня моря на 150 метров. Тепло дают и скалистые склоны окрестных гор, которые за день под жарким солнцем раскаляются как плиты на печках. Даже в конце сентября ощущалось это тепло. Поэтому с учетом подземных оросительных каналов местность является оазисом для произрастания фиников, гранатов, дынь, длинноволокнистого хлопка и многих сортов винограда. Но особенно ценится турфанский бескосточковый виноград, который дает 75 процентов объема изюма в Китае. Даже уклад жизни населения, а Турфан является местом компактного проживания уйгуров, устроен под производство изюма. Вторые этажи небольших жилищ сложены из кирпича в разбежку, чтобы помещение продувалось жарким воздухом (на снимке). В таких условиях гроздья винограда быстро превращаются в высушенное сладкое лакомство.

Все многообразие местных фруктов и бахчевых культур можно отведать на торговой улице. В этот раз из блюд уйгурской кухни, которая, кстати, представлена в Новосибирске и Барнауле, мы с Ван Туем выбрали лагман. А потом на десерт - арбуз. Кроме похвалы других слов у нас не было. Ну, а самым важным для меня стал неторопливый процесс дегустации вин из различных сортов турфанского винограда. Сказать, что вина замечательные, значить проявить скупость на слова. Рядом за барным столиком сидели французы, а по их лицам, как по лакмусовой бумажке, можно было судить о степени их удовольствия. Французы знают толк в виноградном вине, и явно приехали в Турфан не просто так.



Обратный путь показался короче. Таким его сделали новые впечатления и продолжение рассказов Ван Туя о прошлом и настоящем Синьцзяна. Пока этот район считается экономически отсталым по сравнению с другими провинциями Китая. Но судя по Урумчи отсталость в сравнении с Барнаулом или Новосибирском трудно выявить. Страна семимильными шагами идет к вершинам техногенной цивилизации, и их высота не знает предела. А эти обстоятельства уже заставляют задуматься о недалеком будущем соседней территории.

Что для человека важнее: зеленые перелески с ручейками хрустально чистой воды или нагромождения конструкций из бетона, стали, стекла и водой из под крана, которую опасно пить? Пример многих развитых стран показывает, что чем больше промышленной индустрии, тем выше степень угнетения природы. А Синьцзян по климатическим условиям трудно считать благополучным районом. Большую часть территории занимают горные хребты, пустыни Такла-Макан и часть монгольского Гоби.

Плодородных земель очень мало, если учесть, что только пять процентов территории Синьцзяна пригодны для комфортного проживания людей. Учитывая планы освоения нефтяных месторождений, строительства новых заводов и коммуникаций, ожидать гармонического сосуществования людей с этим участком планеты не приходится. Биологическое разнообразие явно пойдет на убыль. На всем пути от Урумчи до Турфана встретилось несколько пасущихся верблюдов. Окрестный пейзаж был пустынен для животного мира.

Район очень беден водными ресурсами. Реки Иртыш и Или здесь только набирают силу, а потом уносят свои воды через Казахстан в Россию. Другие реки теряются в песках. Из нескольких крупных озер одно – Лобнор – сейчас высыхает. Это не только следствие интенсивной сельскохозяйственной деятельности в окрестностях водоема, но и результат испытаний в нем ядерных устройств. Борьба за воду среди людей и в животном мире всегда носит ожесточенный характер. Кто получает доступ к воде, тот и выживает. Китай легко может изъять часть воды из Иртыша и Или, но как это отразится на сельском хозяйстве многих казахстанских областей? И для Западной Сибири это будет большая потеря.



И даже человеческой многоликости техногенная глобализация сулит истощение. Для 47 народов, проживающих на территории Синьцзяна, национальная политика представляется нормальной. Автономный район разделен на округа, автономные округа, уезды, автономные уезды, города, волости и национальные волости. Или-Казахский автономный округ, в котором проживают русские, обладает даже дополнительными полномочиями. Но, скажем, если в таджикском анклаве начальником является таджик, то его заместителем обязательно будет представитель ханьцев. Всякий сепаратизм жестко подавляется.

Одним из органов контроля является производственно-строительный корпус с военным уставом, подчиняющийся только властям автономного района, Министерству обороны и центральному правительству Китая. Один член корпуса наблюдает за десятью жителями, и неважно, к какой национальности они принадлежат. Идея Великого Китая всех должна сплачивать в единое целое на пути, указанном Коммунистической партией. Следует сказать, что в китайской армии в основном служат ханьцы. Другие народы, особенно малочисленные по китайским меркам, военному делу не учат.

В нынешнее время глобальных изменений мира роль Китая возрастает с шокирующей быстротой. В ходу эффективные экономические методы, финансы, инвестиции. А у Китая кроме этого еще и нескончаемые людские ресурсы. В аэропортах Урумчи, Чэнду и Пекина я обратил внимание, что авиарейсы в другие страны, особенно в Россию, в основном заполнены китайцами. Зачем они летят? Надо понимать, не только ради праздного любопытства.

Фото автора.

- -13 +
Дильшад 20.10.2017 в 17:08 # Ответить
Ханьцы никогда не владели восточным туркестаном ни в какие времена там изпокон веков жили уйгуры

ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?