За что же так отчаянно боролись в Элекмонаре?

Владимир ЕРМИЛОВ
14.06.2018

Просмотров:

925



Речь снова пойдет о небольшом участке земли в центре села Элекмонар Чемальского района. На одном из сходов жителей депутатом районного Совета Юрием Корнеевым было озвучено предложение от новосибирского инвестора Александра Карелина благоустроить площадь, освободившуюся от детского туберкулезного санатория, построить на ней небольшую церковь с куполами, дом для одиноких стариков, оставшихся без попечения. А остальную территорию так благоустроить, чтобы на ней можно было проводить общественные мероприятия, и у людей была возможность для прогулок, семейного отдыха.

События прошлых месяцев, когда одна часть сельских жителей отчаянно боролась против строительства церкви и парка на территории бывшего детского санатория, а другая отстаивала иную точку зрения, доказывая, что селу нужна в этом месте парковая зона, показывает, как нам кажется, новую тенденцию в развитии нашего гражданского общества. Люди постепенно просыпаются от электоральной спячки и начинают понимать, что всё же что-то зависит и от их гражданской позиции! В нынешней ситуации прослеживаются несколько течений, о которых мы можем говорить и обсуждать.

Всем, кто читал статью Надежды Шмальц, выступившей по этому поводу, думаю, запомнилось несколько фривольное отношение автора к депутату районного Совета Юрию Корнееву. На него «летели» основные шишки, ему приписывалось очень многое, из чего можно было составить негативное впечатление о человеке. Но задумаемся: а соответствуют ли все эти рассуждения реальному положению дел? Забегая вперед, можно было бы заметить, как несколько поменялось отношение тех же депутатов Элекмонара и инициативных граждан к идее Корнеева после посещения того самого пустыря, из-за которого идут одна за другой газетные публикации. Как оказалось, не все осознавали, что представляет собой эта площадь.

Там вполне может разместиться всё, о чем спорили сельчане. И никакого противостояния, по идее, не должно было быть в принципе! Там уместится всё - и церковь с небольшим домом для забытых стариков, за которыми будут ухаживать монахи и волонтеры (или, по-нашему, добровольные помощники), и постоянная сцена для проведения общественных мероприятий, и игровая площадка для детей, и памятник воинам, погибшим в Великой Отечественной войне, и скамейки для отдыха жителей. Хватит места и для асфальтированных дорожек, где могут гулять молодые люди, молодые мамаши с детскими колясками и просто любители пеших прогулок.

Собственно, это и будет настоящий парк с красивой церковью для тех, кто хотел бы приобщиться к Богу, а выйдя из культового сооружения, мог бы провести некоторое время на скамейке в парке. Всё это легко размещается на целом гектаре земли возле сельского клуба. А территорию, что напротив через дорогу (там сейчас стоит пушка), можно будет использовать для стоянки автомобилей. Обо всем этом рассказывал депутат Корнеев на общем собрании в клубе и на заседании депутатов сельского поселения.

Непримиримая оппозиция в лице лидеров Надежды Ковязиной, Людмилы Князевой и Ольги Житеневой напрочь отказывались внимательно выслушать точку зрения не только депутата Корнеева, представляющего интересы Карелина, но и других людей, поддерживающих идею совмещения на освободившейся площадке всех точек зрения. Оппозиция яростно доказывала, что элекмонарцам нужен лишь парк, скамейки и сцена для проведения общественных мероприятий. В вход шли всевозможные инсинуации на счет зарабатывания денег церковью и т.д. В общем, не очень приятно было это слушать… На собрании граждан в сельском ДК в лицо священнослужителю громко, на весь зал, кричали, что церковь сегодня – коммерческая организация, берущая деньги за все услуги, что ей не стоит отдавать участок, где ранее располагался детский санаторий и т.д. Но активные граждане забыли, что ранее как раз на этом месте стояла церковь, что по закону РФ, принятом в 2010 году, подходит под понятие реституции церковного имущества, движимого и недвижимого. К тому же участок находится в собственности Чемальского района, а не сельского поселения.

С юридической точки зрения, как можно на собрании граждан села обсуждать будущее имущества, которое не имеет отношения к Элекмонару? Вопрос сложный, запутанный. Активистки провели опрос жителей села, собрав за довольно короткий срок чуть ли не 400 подписей за размещение на спорном участке парка. Именно парка без всякой церкви! Но мы не знаем, как проводился этот опрос, соответствовал ли он принятым в России законам, правильно ли были поставлены вопросы, чтобы не ущемить права тех, кто в чем-то не согласен. Тем более, ставить вопрос ребром: церковь или парк? - не совсем корректно.

Как уже сказано, инвестор планирует не только строительство именно церкви, но и полное обустройство всей территории. Превращение ее в самый настоящий парк, в котором как раз и будет находиться небольшая церковь площадью 250 кв. метров. Это участок размером 25х10 метров или 2,5 сотки… А общая площадь участка — целый гектар, если не больше. Культовое сооружение облагородит место, создаст уютную зону. Понятно, что в парке, где находится культовое сооружение, будет запрещено курить, распивать спиртные напитки, мусорить, сквернословить и т.д. То есть то, о чем, думаю, мечтают многие люди, ведущие здоровый образ жизни, и надеющиеся, что молодежь будет следовать этим правилам.

За несколько дней до проведения собрания в сельском ДК депутат Юрий Корнеев провел встречи в организациях села. В лесничестве он убеждал в правоте своей точки зрения рабочих. Его слушали внимательно. Дело в том, что рассматривая разные точки зрения на проблему, можно отметить следующее: как можно облагородить спорную территорию и самое главное – за чей счет? Если речь идет о бюджете сельского поселения, то можно сразу ставить крест на любых начинаниях, так как денег в муниципалитете для решения грандиозной задачи (а она действительно грандиозная) просто физически нет. Ранее я уже писал о проблемах, возникающих в сельских поселениях после принятия новых законов, которые позволяют основным налогам, каковыми являются платежи за аренду земли, уходить в бюджет района, не оставляя ничего на местах. Это факт, от которого никуда не деться. Так в чем же сыр-бор?



Ольга Житенева в своей статье придерживается мнения, что сельчане хотят видеть именно парк на месте бывшего детского санатория, и ничего более. Но даже для парка нужны определенные финансы, которые сложно найти в наше безденежное время. Наш премьер сказал же, что «денег нет, но вы держитесь». Однако Ольга Житенева испытывает романтическое воодушевление после того, как жители Элекмонара подписались в большом количестве за парк, вместо церкви и того же парка. Глава поселения Виктор Пригоженко и депутат Юрий Корнеев показывали копии листов с подписями, где можно обратить внимание на то, что очень много подписей было сделаны явно одним человеком. Но это не факт, а осторожная попытка взглянуть на конфликт интересов не с точки зрения той или иной группы людей, а более рационально.

Почему сельчане вдруг ни с того ни с сего начали выступать против, казалось бы, здравой идеи, исходящей от депутата Юрия Корнеева и знаменитого инвестора Александра Карелина? В ход шли всевозможные подтасовки, включая информацию о каком-то участке в селе, вроде бы принадлежащем Юрию Корнееву. Сам «владелец участка» ни сном, ни духом не знает о своей мифической собственности. То есть, можно же предположить, что все это чистой воды инсинуация с определенной целью — внести сомнение в головы сельских жителей, чтобы они проголосовали против идеи Корнеева о строительстве церкви и создании парка на месте бывшего детского санатория. Что еще инкриминируют Юрию Корнееву? Под вопросом его работа в администрации Чемальского района, где он заработал какие-то деньги.

Надежда Шмальц в своей статье стала вспоминать общинный характер русского народа и предложила идею школьникам построить на одном гектаре парк своими силами, не прибегая к помощи инвесторов. Сильно, что и говорить… Людмила Князева даже не приводила никаких аргументов против строительства церкви. Всё просто: не надо ее строить, «без бога шире дорога» - и всё! Дух противоречия поселился в Элекмонаре. Какой идее отдать приоритет? И, что удивительно, несмотря на всю абсурдность выступлений противников строительства церкви и дома престарелых, их поддержала половина собравшихся в зале ДК. И противники церкви стояли на своем до конца! Как это всё понять?

Неужели люди, ставя свои подписи, подразумевали свое непосредственное участие в создании парковой зоны своими силами? А кто позволит, например, направлять на строительство парка школьников, на чем настаивала коммунистка Надежда Шмальц? Детей сегодня в школе даже не имеют права заставить мыть пол в классе, как это ранее было, а тут серьезная работа по благоустройству парковой зоны, которая стоит довольно много. Не 50 миллионов рублей, которые откуда-то взяла Надежда Шмальц, но куда более серьезные средства.

Ольга Житенева, выступая против строительства церкви, доказывает, что сельчанам необходим парк, где можно было бы проводить праздник 9 мая. Но предложение Корнеева включает не только церковь, но и сцену для творческих выступлений, памятник воинам-фронтовикам, большую площадь для собрания сельчан. Предложения той и другой стороны почти совпадают, имея лишь одно отличие — здание церкви, против которого рьяно выступают Надежда Шмальц, Лариса Назарова, Людмила Князева, Ольга Житенева и примкнувшая к ним Надежда Ковязина. Порой кажется, что за ними стоит незримый кукловод в лице Александры Механошиной, которой будет поперек горла любой успех Юрия Корнеева! Поэтому, как кажется, и произошла мобилизация активистов с антицерковной позицией.

Давайте взглянем на эту проблему с другой стороны. В зале ДК Элекмонара во время собрания граждан сидела вдова Виктора Николаевича Павлова, устроителя православного скита на острове Патмос, монашеского корпуса и Храма Святителя Макария. Все эти сооружения были построены на личные сбережения Виктора Николаевича и Гаянэ Степановны. А некоторое время назад, благодаря деньгам, собранным Гаянэ Степановной, был заложен фундамент нового Храма Николая Чудотворца. Назовите мне хоть одного жителя Чемальского района, который дал хотя бы один рубль на это благое дело! Нет, мне кажется, ни одного благотворителя, который бы пожертвовал деньги. Палки в колеса вставляли постоянно, не понимая, зачем всё это создается.

Всем казалось, что москвичи стараются зря, что у них ничего не получится и т.д. А сегодня остров Патмос с расположенным на нем Скитом — чуть ли не главная достопримечательность района! Сотни, тысячи туристов, просто отдыхающих стараются попасть на этот остров. Это центр притяжения, это место, куда в межсезонье постоянно едут люди и идут на остров. За место вокруг Храма идет постоянная борьба тех, кто мечтает о его чистоте, о тишине и благе — и тех, кто, наблюдая, какое количество туристов проходит к острову, стараются заработать на этом людском потоке. Они лезут к Храму с прилавками, продают халву по бешеной цене, свистульки, различные побрякушки, самогон, чай и т.д. Их не было видно, когда строился Храм на острове, но они почуяли выгоду после завершения строительства, и тут как тут...

Храм в Элекмонаре может стать таким же местом притяжения для людей, желающих прикоснуться к высокому. Храм совсем небольшой, будет стоять в уголке, но ему уже уготовано стать центром всего места. Он уже стоял ранее на этом же месте! Так дадим же возможность ему вновь появиться на новом фундаменте и золотыми куполами освещать людям путь к добру и радости жизни. Храм не помешает парку, а наоборот - украсит его, сделает благороднее, чище. И люди, созерцая красоту Храма, тоже могут проникнуться высоким чувством. Станут добрее и лучше. Если не мечтать об этом, зачем жить?

На снимках: на заседании Совета депутатов сельского поселения; батюшка Николай.



P.S. При обсуждении темы в газету «Деловой Чемал» поступили письменные отклики от людей, имеющих иную точку зрения. Вот два из них.

Бороться за умы, а не за земли церковные

Искусство вести спор равноценно умению сохранять мир. Убедить человека в том, что он не прав, почти всегда означает — приобрести недоброжелателя. Установить истину можно без урона для самолюбия всех спорящих». В споре рождается истина, какой-то грек изрёк. Однако большинство споров заканчивается тем, что каждый не только остается при своем мнении, но еще больше уверяется в собственной правоте. Переубедить другого мало кому удается, чаще всего спорщики расстаются едва ли не врагами. По крайней мере, желание общаться друг с другом у них пропадает надолго. Случается и так, что для кого-то из них спор заканчивается оказанием срочной медицинской помощи. В таких спорах, заканчивающихся ссорами, нет победителя — есть только проигравшие. Очевидно, поэтому выражение Сократа шутливо переиначили: «В споре истина не рождается, а закапывается».

Спор — это попытка сторон максимально всесторонне рассмотреть проблему, чтобы принять правильное решение. Это не сведение счетов, не намерение продемонстрировать, что «я тут один умный, а вы все дураки». В числе недозволенных приемов, вынуждающих оппонента уступить вопреки собственной точке зрения — шантаж. Шантажисты прибегают к разным методам. Например, запугивают: «Если ты не поддержишь мою точку зрения, то сильно пожалеешь об этом (тебя ждут большие неприятности)». Стараются пристыдить, вызвать чувство вины: «Знали бы твои родители, что ты обманул их ожидания, изменил их идеалам».

Что мы увидели в Элекмонаре? У сельчан появилась возможность проявить свою волю, сделать осознанный выбор. Выбирать в соответствии со своими потребностями, мировоззрением, жизненным опытом.

Продолжая упорствовать в своем решении, каждая из сторон увеличивает расстояние между нами. Сколько трещин, расколов, споров, трений случилось с нами за крайнее время? Хохлы с москалями, кандидаты в президенты, «Спартак» и «Динамо»... Да мало ли еще можно придумать поводов для разобщения, отвращения людей друг от друга? Давайте без эмоций подойдем к нашему вопросу.

В селе нет церкви, и нет места для отдыха общего (!) пользования. В своих аргументах сторонники строительства говорят о будущем этого места: «…будет настоящий парк для тех, кто хотел бы приобщиться к Богу…» Простите, а остальные? Или мы сознательно поделили всех на тех, кто достоин отдыхать в сем парке и остальных – никчемных, сирых и убогих? Разжигаем рознь религиозную, однако…

Уважение к духовной жизни христиан не позволит мирянам праздно проводить время, веселиться в дни постов. Напомню: каждая среда и пятница - 54 недели на 2 дня = 104 дня, да Великий пост 40 дней, да еще три поста многодневных, да еще однодневных несколько. Итого: половина года в посте и молитвах. То есть сразу, сознательно, мы отсечем половину времени для праздного отдыха в парке…

Если вдруг возникает взрывоопасная ситуация в споре – самый мудрый из спорщиков уступает. Сегодня христианам пристало бы бороться за умы людские, а не за земли церковные. Жаждать реституции, нового передела собственности не приличествует той миссии, которая возложена на духовных предводителей паствы.

Желание людей облагородить свою землю – свято. Давайте начнем с малого клочка земли. Время расставит всё на свои места. У Бога времени много. Если придет время, когда строительство Храма на этом мести ни у кого не встретит отрицания — смогут люди построить его и в цветущем парке, сохраняя созданную предшественниками Красоту.

Анатолий МАЧИЕШАН.

 

«И не надо ставить вопрос ребром!»

Из многих фраз в статьях В.Ермилова это, пожалуй, самый разумный призыв. Поэтому остаётся сделать некоторые уточнения к сказанному. Во-первых, это несправедливо - говорить о том, что кто-то рьяно выступает против Церкви и строительства храма. Ведь согласитесь: высказываться ЗА создание парка вовсе не означает ПРОТИВ храма. И на слушаниях, и в наших статьях нет ни одного слова против храма. Мало того, в сложившейся ситуации жёсткого противостояния просто необходимо сделать и то, и другое, вопрос только в том, чтобы оформить земельные участки в соответствии с намерениями.

Нужно под строительство храма 2,5 сотки в углу участка – предоставить! И в соответствии с требованиями генплана оформить этот участок как зону культовых сооружений, или ОД-7. Всю остальную территорию отдать под парковую зону и оформить соответственно, как Р-1. Кстати сказать, такое соотношение в размере участков, скорее всего, будет соответствовать соотношению жителей села, разделяющих христианские воззрения, ко всем прочим жителям. И такое решение должно устроить всех жителей села. Думаю, А.А. Карелину, готовому (?) вложить свои средства на строительство храма и парка, нет разницы, что там будет в генплане: ОД-7 или Р-1, или то и другое. Вопрос в том, устроит ли это Ю.Б. Корнеева - организатора и вдохновителя предложенного варианта землепользования. Если устроит, то я готова принести публично извинения Юрию Борисовичу. Может, и впрямь на меня произвели излишнее впечатление результаты финансовой проверки администрации района в плане нецелевого расходования бюджетных денег. Хотя с другой стороны, находит же администрация возможность платить Корнееву Ю.Б. 360.000 руб. за невыполненную работу, почему бы не использовать эти деньги на доброе дело – обустройство парка, например. Понятно, что для получения денег на благоустройство парка нужно на депутатской сессии внести изменения в бюджет или предусмотреть эти расходы в будущем году. Есть рабочая схема: избиратель – депутат – сессия. И даже если сегодня нет достаточных средств на благоустройство парка, это не должно быть причиной передачи участка негосударственным структурам. Пусть земля останется нашим детям и внукам, просто будет собственностью села.

Посмотрите, сколько сторонников создания парка! Проверьте достоверность подписей, если нет доверия активистам села. Хотя у меня складывается впечатление, что недоверие взаимно. Собственно, во многом, это и явилось причиной моих сомнений относительно обещаний Юрия Борисовича. Поэтому и возникают вопросы. А что, если А.А. Карелин, как и в прошлый раз, передумает давать деньги на строительство? А что, если он вообще не в курсе наших дел? А что, если он неверно информирован? Мы беремся принимать решение, опираясь только на слова и эмоции депутата, пусть даже районного Совета. Нет ни проекта, ни договора с администрацией, ни просто публичного обещания самого мецената.

А что, если после оформления всего участка под культовые сооружения выяснится, что у епархии поменяются планы, и в селе вместо церкви с богадельней будет выстроено подворье для важного церковного чина? Собственники земли имеют право распорядиться ею на свое усмотрение. К слову сказать, это ведь не Епархия обещает нам храм построить, а депутат Ю.Б. Корнеев на средства А.А. Карелина (как такое можно рассматривать всерьез?). И если земельный участок будет использован не так, как предполагает сегодня Юрий Борисович, то будет поздно и бессмысленно задавать вопросы Епархии или Ю.Б. Корнееву. Поэтому сегодня очень важно провести размежевание. Если участок нужен под строительство церкви, то и предоставить его именно в размерах, указанных в статье Владимира Ермилова. Если же требуется весь гектар как условие строительства храма, то здесь очевидным становится не религиозный, а земельный интерес. Согласитесь, это разные вещи. И есть над чем серьезно подумать.

Надежда ШМАЛЬЦ.

ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?