Время сравнивать «Алтайскую долину» с землёй

Сергей Ленкин
03.04.2013

Просмотров:

2853



Экономист Сергей Ленкин, стараниями которого Горный Алтай в лихие 90-е годы безбедно существовал за счёт эколого-экономического оффшора, предложил нам новую статью на актуальную тему, с которой, как он надеется, будет выступать в Москве 24-25 апреля на Международном форуме «Высокие технологии XXI века».
   
Оффшорный бизнес существует уже около ста лет и хорошо известен как своими «плюсами», так и «минусами». В последние десятилетия его масштабы росли стремительными темпами. По экспертным оценкам, сегодня более половины всего объема мировых валютных операций проходит через оффшоры. К сожалению, «внутренние» или «страновые», то есть в пределах одной страны, оффшорные зоны стали серьезным препятствием для успешного преодоления мировым сообществом новых вызовов, порождаемых финансовой глобализацией. Все очевидней становится опасность, которую несет миру именно оффшорный, публично не регулируемый фиктивный  капитал, усиливающий диспропорции и напряженность  в развитии национальных экономик.

 


Идея создания  и пилотная модель не внутренних, а совместных,  международных свободных экономических зон (МСЭЗ) мною были предложены еще в конце 90-х годов в результате анализа опыта работы первых в России СЭЗ «Находка», «Калининград» и эколого-экономической зоны «Горный Алтай», организатором и руководителем которой мне посчастливилось быть. Новый механизм привлечения инвестиций и репатриации «беглых» отечественных капиталов тогда поддержал Президиум Российской Академии естественных наук (26.04.99), а позднее - кафедра конкретной экономики и финансов Российской Академии государственной службы при Президенте РФ (14.03.02). Было решено обратиться в Государственную Думу и Правительство РФ с предложением об организации рабочей группы из ученых, специалистов и авторов проекта в целях подготовки нормативно-правовой базы для создания МСЭЗ на территории РФ и СНГ с учетом опыта функционирования ЭЭР «Алтай» и других СЭЗ России.

 


К сожалению,  на мое письмо  тогдашнему Председателю Совета  глав государств СНГ Б.Ельцину исполнительный секретарь СНГ Ю.Яров отклонил идею, мотивируя это тем, что создание  подобной оффшорной зоны пока нецелесообразно, поскольку «требует значительных бюджетных средств и принятия решений со стороны глав государств о месте ее создания». На последующее обращение, уже к президенту В.Путину, его советник А.Илларионов сообщил, что предложения рассмотрены в Администрации Президента РФ и посоветовал авторам проекта совместно с РАЕН реализовать проект самостоятельно (письмо от 26.06.2000).



ПОНЯТНО, что при таком, мягко скажем, формальном отношении, без  реальной поддержки руководства страны, только на общественных началах, подобную сверхзадачу решить оказалось  просто невозможно. Через несколько лет (13.04.06), выступая на общероссийской конференции «Перспективы и практические аспекты сотрудничества со странами АТР в свете вступления России в ВТО» я, уже при поддержке Московской Торгово-промышленной палаты,  опять попытался привлечь внимание к этому проекту. В те же годы совместно с экономистом М.Зотовым мы детально разработали оригинальную модель Международной эколого-экономической зоны «Горный Алтай» с участием России (РА), Монголии, Казахстана, Китая и обратились с соответствующим предложением к Полпреду Президента РФ по Сибирскому федеральному округу Л.Драчевскому. Однако никакой позитивной реакции ни из Центра, ни из СФО так и не последовало. Что ж, возможно, наша идея об организации МСЭЗ в России тогда оказалась несколько преждевременной. Но вот теперь, с учетом новых объективных реалий, складываются для ее реализации более чем благоприятные условия и обстоятельства.

 


Недавно лидер партии "Гражданская платформа" бизнесмен Михаил Прохоров предложил на Дальнем Востоке создать не обычный, страновой оффшор, а свободную экономическую зону совместно с Японией. «В современном мире идет постоянная системная борьба с оффшорами за прозрачность налоговой базы каждой страны. Тем не менее, возникают ситуации, когда, в силу определенных причин, необходим рывок в развитии отдельной территории в сочетании с внешнеполитическими факторами – в таких случаях имеет смысл говорить о создании не оффшоров, а свободных экономических зон», – сказал он. Это предложение последовало  в ответ на эмоциональное заявление премьер-министра Д.Медведева 21 марта т.г. на заседании Правительства РФ, посвященного госпрограмме развития Дальнего Востока и Байкальского региона.

 


Медведев заявил буквально следующее: «Если такие страсти кипят вокруг Кипра, может, и нам создать такую зону на Дальнем Востоке? Может быть, часть наших денег, которая на Кипре, а также в других зонах, которые сейчас не упоминаются по понятным причинам, к нам вернется?» Как известно, островная республика с оффшорным режимом хозяйствования  внезапно и в одностороннем порядке объявила, что списывает средства с размещенных в банках счетов и депозитов, в том числе принадлежащих и российским резидентам. Как следствие, в ближайшее время мы увидим масштабный исход крупных отечественных компаний и банков из Кипра, но, конечно же, не в Россию, а совсем в другие оффшорные юрисдикции – Британские Виргинские о-ва, о.Джерси, Гибралтар, Гонконг и т.д.

 


Евросоюз нанёс весьма болезненный удар по нашей чрезмерно «оффшоризованной» экономике, в которой дело дошло до того, что 95% крупной собственности зарегистрировано за рубежом в «налоговых гаванях», а 9 из 10 сделок с ней вообще осуществляется за пределами России (оценки Госдумы и президента В.Путина). По данным ЦБ РФ, за период 2000-2012 гг. из России нелегальным образом было вывезено свыше 401 млрд. долларов, которых с лихвой хватило бы на  2-кратное увеличение расходов федерального бюджета абсолютно по всем направлениям. А по оценкам независимых экспертов, реальные масштабы незаконного вывоза капитала из РФ  за последние 12 лет  составили  вообще астрономическую сумму - около 1,5 трлн. долларов США.

 


«Идея» премьер-министра не является новостью: за последние 20 лет российские власти неоднократно пытались реализовать проекты по созданию внутренних оффшоров, в том числе и на Дальнем Востоке. На постсоветском пространстве за минувшие годы возникали десятки СЭЗ, декларирующие льготное налоговое, таможенное и валютное регулирование. Однако большинству из них, несмотря на преференции, так и не удалось привлечь иностранный капитал в заметных для страны объемах, более того, они превратилось в «чёрные дыры» для отечественной экономики, позволяющие легальным путём уходить от налогов, прежде всего, собственным резидентам.

 


В итоге большинство псевдо-СЭЗ пришлось попросту прикрыть. В настоящее время уже в соответствии с новым Федеральным  законом «Об особых экономических зонах» в России формируются СЭЗ нового типа: технико-внедренческие, промышленно-производственные, туристско-рекреационные, портовые и игровые зоны. Сегодня их насчитывается уже свыше двух десятков, но более или менее удовлетворительные  результаты показывает лишь промышленная зона в Липецкой области («Алабуга»), в которой работает уже около трех тысяч человек. Производственные зоны в Тольятти (привязана к автомобильному концерну «АвтоВАЗ») и «Титановая долина» в Свердловской области были открыты совсем недавно, и об их результатах говорить пока рано.

 


Попытки достичь заметного развития, даже за счет бюджетных средств, хотя бы  в одной из пяти вновь возникших туристско-рекреационных зон оказываются безуспешными. Например, «Новая Анапа» в станице Благовещенская Краснодарского края и «Куршская коса» в Ленинградской области были вообще закрыты из-за отсутствия резидентов. Не лучше ситуация и в наших доморощенных ОЭЗ - «Алтайская долина» и «Бирюзовая Катунь». Кроме портовой зоны в Советской гавани, в стране еще стартовали две портовые ОЭЗ. Правда, Мурманская портовая зона так и не привлекла ни одного инвестора. Для сравнения, в результате мудрой многолетней государственной политики и, вследствие этого, стабильно низкого странового риска, Китай в  своих СЭЗ создает почти 50 процентов ВВП.



ТАКИМ ОБРАЗОМ, российские СЭЗ, созданные уже по новому законодательству, не обеспечивают необходимого «пререлива» иностранного капитала и не становятся эффективным инструментом развития экономики страны и регионов. Беда в том, что мы опять наступаем на те же грабли, поскольку  и этот тип СЭЗ так же не устраняет их страновой характер, а, следовательно,  сохраняет все характерные недостатки. Для переходных экономик постсоциалистических стран это, в первую очередь, большие политические, экономические и организационно-правовые риски, связанные с чудовищной коррупцией и бюрократизмом. У дальновидного инвестора всегда, а во время кризиса особенно, во главе угла стоят вопросы безопасности вложений и возврата собственного капитала. К сожалению, одной стране, особенно такой, как наша сегодня, плохо удается убедить инвесторов, используя традиционный набор имеющихся гарантий, вкладывать средства на долговременную перспективу, даже за счёт особых льгот и преференций.

 


Кроме того, реализация таких, прямо скажем, узкоэгоистических интересов не может не вызывать негативной реакции у соседей и мирового сообщества. Неудивительно, что международные органы финансового контроля и ведущие развитые страны вынуждены  в последнее время всё чаще применять радикальные меры, вплоть до штрафных санкций, к страновым оффшорам, превратившимся в мировые «прачечные» для отмывки «грязных» денег. Вступив в ВТО, Россия не может не учитывать все эти обстоятельства. Пока же, обладая национальным богатством, по самым скромным оценкам, на порядок больше стоимости мирового ВВП, третью минерально-сырьевой базы и седьмой частью территории Земли, наша страна привлекает в свою экономику лишь сотые доли процента «мирового инвестиционного интереса» в виде кредитов и инвестиций.

 


Весьма перспективный выход из нынешнего инвестиционного тупика, на наш взгляд, на пути интеграции и сотрудничества соседних государств в публично регулируемом оффшорном бизнесе. Необходимо по инициативе России организовать Международные свободные экономические зоны, учредителями которых стали бы несколько заинтересованных в совместном развитии приграничных государств. В этом случае решаются качественно иначе, на более высоком международном уровне, вопросы безопасности и снижения рисков частных капиталовложений. Администрация, общая и ограниченная в «пространстве  и времени» территория таких МСЭЗ, коллективные гарантии и принятые в новых юрисдикциях прозрачные «правила игры» для резидентов станут совместным детищем стран-учредителей и, следовательно, надежной гарантией для инвесторов.

 


Разорвать или нарушить такой коллективный договор, заключенный на 50-100 лет, какая-либо одна из сторон-подписантов в одиночку, произвольно просто технически и юридически не сможет, поскольку он приобретает более высокий, международно-правовой статус. Разумеется, для инвестора это обстоятельство будет играть чрезвычайно важную роль при принятии стратегических решений о вложении капиталов в тот или иной долгосрочный проект МСЭЗ. Предлагаемый механизм можно рассматривать и как эффективный способ репатриации, то есть возвращения на родину «беглых» капиталов. Их владельцы, потенциальные инвесторы МСЭЗ, не в меньшей мере заинтересованы сегодня в обеспечении такого рода коллективной безопасности, поскольку не уверены в незыблемости декларируемых только одной страной гарантий и амнистий (особенно после событий на Кипре).

 


Кроме того, у наших государств-соседей много взаимных интересов, совместных инвестиционных проектов и программ, более успешно реализовать которые можно только с привлечением мирового капитала, в том числе и оффшорного. В МСЭЗ приток инвестиций будет обеспечен льготами и преференциями в интересах не только одной страны, а уже нескольких соседних государств. Возьмём, к примеру, тот же Дальний Восток, наш западный анклав - Калининград или на юге России - наш Горный Алтай. Одни нефтегазовые, энергетические и транспортные проекты потребуют колоссальных не только государственных, но и частных капиталовложений, как отечественных, так и зарубежных. Организация Международных свободных экономических зон хорошо вписывается в новую архитектуру сотрудничества стран СНГ, ЕврАЗЭС, ШОС, АТЭС и БРИКС.  Именно они могут стать эффективными «точками роста» на формируемом ныне посткризисном экономическом пространстве.



В АПРЕЛЕ ПРОШЛОГО ГОДА в Торгово-промышленной палате Российской Федерации проходило очередное заседание Комитета ТПП РФ по инвестиционной политике на тему: «Залоговый земельный фонд: перспективы создания». С докладом о перспективах создания в России ЗЗФ поручили выступить мне как руководителю проекта «Земельная ипотека России» Московского Агентства поддержки экспорта и инвестиций. В своём выступлении я обратил особое внимание на слова председателя правительства РФ В.Путина, сказанные им на Всемирном экономическом форуме в Давосе в 2009 год о том, что будущая экономика будет экономикой реальных ценностей. Земля, на мой взгляд, относится как раз к числу ценностей более чем реальных, веками находящихся в хозяйственном обороте. Формирование благоприятной экономико-правовой среды в стране сможет в значительной степени обеспечить ввод в хозяйственный оборот земли в качестве залога.

 


До 1917 года земельная ипотека в России была чрезвычайно развита, и сегодня можно возродить её при помощи изменения публичной формы собственности на землю, но не с помощью примитивной купли-продажи, а путём внесения земли в уставной капитал вновь образуемых акционерных обществ, а в нашем случае – в уставной капитал будущей МСЭЗ. Эта мера в гармоничном сочетании с комплексными планами развития территорий может и должна обеспечить нам приток российских и зарубежных инвестиций в региональную экономику, решить многие проблемы регионального развития.

 


С учетом  масштаба стоящих задач уровень затрат на создание инфраструктуры МСЭЗ является вполне приемлемым для стран-учредителей. В большей степени здесь необходима, прежде всего, политическая воля и желание руководства приграничных государств организовать такую новую форму сотрудничества. В этом случае международное сообщество должно будет рассматривать подобную интеграцию стран уже не как  страновые «оффшорки-прачечные», но как совершенно новое планетарное явление, способствующее развитию не только региональных межгосударственных отношений, но и быстрейшему выходу из глобального кризиса мировой экономики в целом.


Думается, именно сегодня, с учетом особой актуальности проблемы репатриации отечественного капитала и привлечения иностранных частных инвестиций в РФ и РА, руководству нашей республики было бы весьма дальновидно и своевременно выступить с инициативой организации на базе существующих и неэффективных ОЭЗ качественно новой инвестиционной модели регулируемого оффшорного бизнеса - Международной эколого-экономической зоны «Горный Алтай» (или «Большой Алтай») как логического и естественного продолжения ее исторических предшественниц:  эколого-экономической зоны «Горный Алтай» и СЭЗ «Алтай».

 

ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?