Урлу-Аспак после аварийных сбросов на базе «Алтай-Resort» (ФОТО)

Николай Витовцев
10.06.2014

Просмотров:

3921

В эти дни продолжается поиск причин разрушительного наводнения, которому подверглись, в частности, Горно-Алтайск и расположенные рядом с ним Кызыл-Озёк и Майма. В отделе водных отношений республиканского Минлесхоза, куда я обратился за разъяснениями, повторили слова вице-премьера Роберта Пальталлера на заседании комиссии по ЧС: «Ни один пруд в Республике Алтай на развитие паводка в Республике Алтай не повлиял». Слова, которые были сказаны еще во время наводнения, когда никто даже не предполагал, к каким выводам придут эксперты и специалисты.

Так выглядел мост в Бирюле после аварийно-восстановительных работ через неделю после пика наводнения. На снимках ниже – этот же мост в конце мая; он оказался для Маймушки слишком коротким…

В республиканском Минлесхозе считают безответственными и популистскими заявления и высказывания в СМИ, в том числе у нас на портале «Хан-Алтай», по которым нынешнее стихийное бедствие выглядит «рукотворным». Никто не виноват в том, что случилось в долине реки Маймы от Урлу-Аспака до ее устья и на ее притоке Сайдысе от плотины в урочище Куташ и ниже до его слияния с Маймой в районе Кызыл-Озёка. Виновата природная стихия, а «стрелочников» искать не надо. Мы договорились, что специалисты отдела водных отношений дадут исчерпывающую информацию обо всём случившемся, а пока - еще две фотографии, сделанных в Бирюлинском сельском поселении нашими коллегами из майминской «Сельчанки» во время паводка.

Пешеходный мост в Бирюле с трудом выдерживал бешеный напор воды; затопленными оказались даже те усадьбы, где этого меньше всего ждали…

После известных публикаций о причастности бывшего министра лесного хозяйства Михаила Терехова ко всему, что случилось в Куташе, в этом министерстве не хотят даже слышать о чем-то подобном. Тем более, о «рукотворных» причинах, вызвавших якобы подтопление домов в Бирюле, Александровке и Урлу-Аспаке. Но вот что рассказывал в интервью «Сельчанке» глава Бирюлинского сельского поселения Виктор Кардаев.

В этом поселении ситуация стала ухудшаться еще 25 мая — как, впрочем, в Ынырге и Красносельске. Из-за обильных дождей вода стремительно приближалась к критической отметке. «Пиковый момент наступил вечером 29 мая, около 20.00, - считает Виктор Кардаев, - когда из искусственных озер на туркомплексе «Алтай-Резорт» (Урлу-Аспак) спустили воду. Волна быстро дошла до наших сел...»

Здесь и далее – фотографии, сделанные нами в воскресенье, 8 июня. При въезде в Урлу-Аспак следы наводнения видны даже через неделю; от места впадения Куюмки в Майму до истока основной реки – считанные километры.

В Урлу-Аспаке серьезный ущерб (по предварительным данным) нанесен двум подворьям, в Александровке – трем: в огородах смыт плодородный слой земли, волна унесла пиломатериал. В Бирюле 43 домовладения оказались под ударом стихии. Но эти данные сейчас уточняются. По словам Виктора Кардаева, подворья на Филиале находятся на бывшем русле реки, и поэтому все участки с правой стороны подтоплены.
Глава Бирюлинского поселения рассказал «Сельчанке» историю о героическом поступке жителя Бирюли Виктора Пантелеевича Карпова. Евгения Богдан, также жительница Бирюли, переходила через реку Майму по мостику; оступившись, она упала в ревущий поток ледяной воды. По словам очевидцев, река пронесла женщину около километра. Виктор Пантелеевич, увидев человека в воде, не растерялся и кинулся на помощь. Он не только сумел удержаться на течении, но и спас утопающую.

В Урлу-Аспаке наводнение на Майме случилось в ночь на 29 мая. Накануне жителям села, трудоустроенным на туркомплексе «Алтай Resort», приходили sms-сообщения о том, что будут аварийные сбросы воды из искусственных озёр. После этих сбросов дом Ивана Боробошева повис над рекой. Калитка теперь скорее декоративна…

По рассказам здешних жителей, все аварийные сбросы из «форелевых озёр» производятся ночью. В дневное время смотреть на шальную воду, тем более слышать рёв воды, находясь рядом с рекой, - не каждому хватит нервов. Особенно после многих лет противостояния с новыми «хозяевами жизни». Ниже Урлу-Аспака в Майму вливается Куюмка, ничего особенного в её «поведении» никто не заметил во время нынешнего наводнения – как, впрочем, и в августе прошлого года, когда с «дачи Грефа» тоже производились аварийные сбросы воды. А вот Маймушку оба раза было просто не узнать.

Так выглядит долина Маймы из космоса; чуть ближе – район Урлу-Аспака.

А ниже – те самые «форелевые озёра»: в верхнем 71 тыс. кубометров воды, в среднем 27,7 тыс. кубометров, а в нижнем ещё 14,8. Итого 113,5 тысяч кубометров «рукотворного рая» в верховьях Маймы. По информации республиканского Минлесхоза, на нашей территории насчитывается около 7 тысяч озёр общей площадью более 600 кв. километров. Зачем к этим тысячам добавлять ещё три общей площадью 4,2 гектара? Этого не знает никто.

В Урлу-Аспаке полностью нарушен сейчас гидрологический режим. Специалисты не объясняют здешним жителям, почему вода сочится сейчас прямо из гор, которые окружают искусственные озёра. Она просто вытекает из косогоров и затапливает огороды, сенокосы, дороги.

Во время наводнения эти потоки были мощнее; между усадьбами Марии Ярдашевны Сеулековой и Галины Васильевны Бокчиной вместо дороги появилась новая речка.

За всю свою жизнь Мария Ярдашевна ни разу не видела такого. Она стоит возле ограды своего дома. Утром 29 мая вода прошла сквозь эту ограду почти до крыльца. У нее на глазах стал сползать вниз берег по ту сторону Маймы ниже дома Тамары Дирыковны Мамашевой. «Это было страшно…» - только и повторяла Мария Ярдашевна.

Что стало причиной обрушения берега на той стороне реки? Почему таких обрушений нет больше нигде по берегу Маймы в районе Урлу-Аспака? С этими вопросами мы поехали к хозяйке дома, из-под которого накануне лета стала уходить земля.

Косогор был похож на содранный скальп. Вода, скопившаяся внутри, разорвала грунт и нашла себе выход. Но здесь нет «зоны подтопления», и поэтому начальство не стало включать усадьбу Тамары Дирыковны в число пострадавших.

Нигде больше нет в окрестностях села чего-то похожего. Что же стало причиной сползания грунта? Рядом с домом Тамары Дирыковны – та самая дорога, которую тянул в пожарном порядке наш «Горно-Алтайавтодор». Хозяйка дома спрашивала у дорожников: «А как же быть, если пойдут большие дожди?» Она не могла понять, куда будут уходить с дороги потоки шальной воды. Наводнение показало: вся вода хлынула вниз к реке через её усадьбу. Плюс давление на болотистый грунт, которое некогда было просчитывать…

В горке, на которой стоит дом Тамары Дирыковны, образовался «родник», из которого бежит теперь ручей в сторону Маймы.

Один из дорожников, с которым разговаривала хозяйка дома, на ее расспросы только и смог сказать: «Скоро тут у вас такое начнётся…» При разговоре с ним Тамара Дирыковна не придала особого значения его словам, а теперь вот думает: что же он хотел сказать ей и всем жителям села? Может, правы были старые люди, говорившие о подземных реках и родниках, которые лучше не будить?

 

ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?