Разведчик на партийных праймериз

Николай ВИТОВЦЕВ
27.04.2016

Просмотров:

2651

 

Айдар МЫЗИН, по гороскопу Тигр, родом из села Усть-Кан. В 2004 году после окончания республиканской гимназии имени В.К. Плакаса поступил в Новосибирский государственный университет экономики и управления. С 1-го курса активно занимался общественной работой: входил в студенческий совет университета, позднее на 4-м курсе избран президентом землячества студентов Республики Алтай в городе Новосибирске.

После окончания университета в 2009 году продолжил обучение в аспирантуре. Трудовую деятельность начинал менеджером в коммерческих структурах. 

С 2010 года перешел работать в правительство Республики Алтай помощником первого заместителя председателя Правительства РА. Занимался вопросами подготовки аналитических материалов для руководителя, подготовкой и организацией совещаний, осуществлял прием граждан по социальным вопросам.

В 2012 году стал финалистом конкурса «Во благо Отечества», получил грант от общественного фонда «Вольное дело» и прошел обучение по специализированной магистерской программе «Государственное администрирование» в Высшей школе государственного администрирования МГУ имени М.В. Ломоносова.

С 2012-го по 2015 год занимал должность первого заместителя полномочного представителя Республики Алтай в Москве. На этой должности обеспечивал взаимодействие с федеральными органами исполнительной власти, занимался вопросами сопровождения проектов соглашений, защиты федеральных и региональных целевых программ в министерствах и ведомствах, решением организационных вопросов постоянного представительства РА. 

С 2012-го по 2014 год также занимал должность помощника члена Совета Федерации Федерального Собрания РФ на общественных началах. 

С 2015 года по настоящее время Айдар Мызин работает специалистом-экспертом в Федеральной службе по финансовому мониторингу. Занимается вопросами противодействия финансированию терроризма и легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем.

Айдар, что заставило Вас принять такое решение?

— В 2011 году я наблюдал за процедурой праймериз по отбору кандидатов в депутаты Государственной Думы VI созыва. В то время среди кандидатов не было молодых ярких личностей. Про себя подумал: смогу ли я через пять лет участвовать в выборах; и понял уже тогда — всё, что мне нужно, это получить опыт работы на федеральном уровне. Именно поэтому я уехал работать в Москву.

Считаете ли Вы итоги партийных праймериз предопределенными заранее?

— Нет, не считаю. Федеральный уполномоченный по проведению предварительного голосования В.Озеров любит повторять: «Фаворит не значит победитель». С ним я полностью согласен.

— А нравится ли Вам наблюдать за тем, как в здешнем отделении «партии власти», не дожидаясь итогов праймериз, уже делят будущие портфели и стулья?

— Мне это кажется довольно забавным. Ведь основные выборы пройдут в сентябре, а если учесть, что 14 партий имеют право без сбора подписей выдвинуть своих кандидатов, то думаю, мы увидим ещё много новых лиц.

Айдар, считаете ли Вы себя «человеком Антарадонова»?

— Да, меня часто называют «человеком Антарадонова». Понимаете, когда работаешь помощником высокопоставленного руководителя, тебя автоматически будут с ним отождествлять. До сих пор я с глубоким уважением отношусь к Юрию Васильевичу, и благодарен судьбе за то, что свою трудовую деятельность на государственной службе начинал под его руководством.

Первые три месяца работы были самыми тяжелыми, приходилось принимать большой объем информации, изучать огромное количество входящих писем, вести сбор и обработку аналитических материалов, заниматься подготовкой совещаний... На работу Юрий Васильевич приезжал всегда в 08.30 утра, и в это время в приемной его всегда ждали люди. Он был единственным из членов правительства, кто принимал граждан каждый день. Он никому не отказывал, даже если вопрос не входил в его сферу ответственности.

Перед тем, как мне уехать в Москву, Юрий Васильевич сказал примерно следующее: «В Москве мы никому не нужны, должности распределены на 10 лет вперед, но пройти эту школу нужно».

Вы согласны с тем, что противостояние Петрова и Антарадонова привело к власти сначала Семёна Зубакина, а чуть позже – Михаила Лапшина?

— Мне сложно делать такие выводы — в то время я был еще студентом и мало интересовался политикой. Юрий Васильевич не любил вспоминать прошлое, но за два года работы с ним я никогда не слышал плохого слова о Владимире Ивановиче. Они просто были разными, вот и всё. Конечно же, они оба были фаворитами на тех выборах, оба были в расцвете политической зрелости. Если бы они сумели договориться, найти компромисс, то мы бы видели сейчас совсем другой результат.

Сейчас много говорят о «барнаулизации» и тому подобных вещах. Но нам нужно посмотреть внутрь себя и понять: люди со стороны приходят к нам и берут власть вовсе не потому, что им так хочется. Вовсе нет. Они просто знают, что мы еще не научились договариваться между собой.   

— А в чем, на Ваш взгляд, коренная причина разногласий между элитами (или кланами) внутри республики?

— Эта проблема характерна не только для нашей республики. У меня много друзей и знакомых из Калмыкии, Бурятии, Тывы, там те же проблемы. Если говорить о причинах, то здесь надо иметь в ввиду, что у восточных народов очень сильны семейно-родственные связи, а если учесть высокодотационность нашей республики, то разногласий между элитами априори не избежать.

Вместе с тем, мы сами себя искусственно разделяем — по национальности, по району проживания, по родам и т.д. На одних дебатах я сказал, что республика у нас — это замкнутый круг, и здесь речь идет не только об экономике или социальных отношениях. Замкнутый круг в первую очередь в головах людей, в ограниченности свободы мысли. В своей работе я всегда отдаю предпочтения личным качествам самого человека, для меня неважно - алтаец он, русский, казах или армянин. Если он радеет за свою малую родину, готов отстаивать интересы нашей республики до конца, пытается в ней что-то изменить к лучшему, то с таким человеком я готов работать.  

— Айдар, а что Вы можете рассказать о своих родителях?

— Наша семья родом из Усть-Канского района. Мои родители Аркадий Федорович и Марина Максимовна познакомились, когда учились в Омске. В сложные 90-е годы не побоялись перемен и стали предпринимателями. Открыли продуктовый магазин в Усть-Кане. Хорошо помню, как на школьных каникулах, когда приезжали в деревню, целыми днями разгружали товар в магазины, за что получали, конечно, щедрое вознаграждение — шоколадку или мороженое.



Как думаете, кто больше других повлиял на становление Вашей личности?

— Основу становления моей личности заложили, конечно же, родители. Я благодарен им за то воспитание, которое они мне дали. После 4-го класса я поступил в республиканскую гимназию и уехал учиться в Горно-Алтайск. Два года проживания в интернате дали очень хорошую жизненную закалку. Именно в интернате формировалась моя личность как командного игрока.

Мама любит рассказывать как, однажды приехав в интернат, отругала меня: «Зачем ты надел чужие носки?» — а я ответил: «Мама, это не чужие носки, это носки нашей комнаты». Для нас в то время не было ничего личного, мы всё делали вместе: вместе делали уроки, вместе играли в футбол, вместе ходили на обед. И я благодарен своим школьным друзьям, которые и сейчас работают со мной в команде и всячески меня поддерживают. Но мамины слова я запомнил на всю жизнь. Да, ты можешь быть в какой-то команде, но при этом ты должен быть самостоятелен.

— Можно ли считать, что Ваша работа в правительстве РА была тоже командной? Хотелось бы услышать о работе в Москве под началом М.Гнездилова.

— С Михаилом Захаровичем я познакомился, когда еще работал помощником у Ю.В. Антарадонова. Меня поразила открытость и  добродушие этого человека. Позднее, когда меня перевели на работу в постпредство Республики Алтай в Москве, мне выпал шанс теснее поработать с этим уникальным руководителем. От Михаила Захаровича я научился многому, но главное — он научил меня, как находить «общий язык» с любым чиновником.

Мы много беседовали с ним о республике, он часто рассказывал о 90-х годах, когда был зам. председателя правительства республики по вопросам строительства и ЖКХ; рассказывал, как в тяжелые годы завозили уголь из Кузбасса для школ и больниц, как выбивали финансирование для строительства ЛЭП в Улаганский район, много рассказывал о работе в Государственной Думе и Совете Федерации Федерального Собрания РФ. Он всегда говорил, что у нас в республике есть свои  квалифицированные кадры, что молодые руководители «нового формата» должны прийти на смену старшему поколению. 

Айдар, доводилось ли Вам встречаться в Москве с думским депутатом Сергеем Пекпеевым?

— С Сергеем Тимуровичем я не был близко знаком, хотя с его дочерью Радмилой мы учились в Новосибирске. В основном встречался в Горно-Алтайске на разных мероприятиях и совещаниях. Часто играли с ним в футбол. Скрывать не буду: я знал о непростых отношениях Сергея Тимуровича с «усть-канской командой», имея в виду уже политические дела. До сих пор мне трудно понять, почему они оказывались каждый раз в разных командах. Даже зная, что победит кто-то третий, они отказывались искать компромиссы.

В характере Сергея Тимуровича меня всегда поражало удивительное чувство юмора. Он умел о серьёзных вещах говорить как-то очень легко и доступно. Помню, он говорил о создании «пятой колонны» в Москве – из числа выпускников столичных вузов. И, самое интересное, я оказался как раз в такой «пятой колонне». Но, если говорить серьезно, то одна из задач ближайшего будущего связана как раз с трудоустройством наших выпускников в Москве, в федеральных структурах.

Один из участников нынешних праймериз успел назвать Вас «шпионом». В этой связи хотелось бы услышать, в чем суть нынешней Вашей работы в Москве.

— Можно назвать и «шпионом», хотя по сфере профессиональной деятельности более уместно называть «разведчиком», так как Федеральная служба по финансовому мониторингу (Росфинмониторинг) является подразделением финансовой разведки России. Меня часто спрашивают, чем я занимаюсь на этой службе. Многие путают Росфинмониторинг и Росфиннадзор; на этой почве некоторые доброжелатели даже говорят, что меня в эту структуру «устроил» Семен  Зубакин, так как перед тем как уйти на пенсию, он работал именно в Росфиннадзоре.

К сожалению, не могу рассказать о подробностях своей профессиональной деятельности, учитывая закрытость службы.  В общем, могу только пояснить, что Росфинмониторинг является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. В новостях вы можете часто видеть, как еженедельно у того или иного банка отзывают лицензию. Основная причина — это несоблюдение как раз таки требований Федерального Закона о противодействии легализации (отмыванию) доходов.

Каким был для Вас самый неожиданный вопрос в ходе нынешних праймериз?

— Самым неожиданным был для меня самый первый вопрос на самых первых дебатах, тогда женщина из группы поддержки Р.Букачакова подняла вопрос о компенсации проезда для людей, вынужденных приезжать каждые два дня в Горно-Алтайск получать процедуру гемодиализа (метод очищения крови). В этом вопросе у меня была и есть однозначная позиция, несмотря на дотационность бюджета: республика должна найти средства для компенсации проезда этих людей. Ведь вопрос здесь стоит, не побоюсь этого слова, о жизни и смерти — либо пациент получает эту процедуру, либо он умирает — третьего не дано.      

На одной из фотографий я видел Вас рядом с Сергеем Неверовым. О чем был ваш разговор с ним?

— По долгу службы в постпредстве республики мне приходилось часто встречаться с руководителями самого разного уровня. С некоторыми наладил тесный контакт. С Сергеем Ивановичем Неверовым удалось переговорить на партийном форуме «Кандидат». Тогда я удивился, насколько он осведомлен о ходе предвыборной кампании у нас в республике. Также на этом форуме удалось переговорить со многими руководителями партии и ответственными кураторами в центральном исполкоме «Единой России». В целом все отметили, что по нашему субъекту будет настоящая конкурентная борьба, и результатов голосования не предскажет никто.

Айдар, в случае хорошего результата, который будет показан Вами в день голосования 22 мая, на уровне федерального центра Вам гарантирована поддержка?

— Здесь важно понимать, что руководство всей деятельностью Федеральной службы по финансовому мониторингу осуществляет Президент Российской Федерации. И я как действующий федеральный государственный служащий не мог подать документы для участия в предварительном голосовании без согласования с вышестоящим руководством. Если по итогам праймериз покажу хорошую поддержку населения республики, то несомненно для федерального центра это будет весомым аргументом для принятия того или иного решения.  

Что из прочитанного в последнее время Вам запомнилось? Какие фильмы удалось посмотреть нынешней весной?

— В школьные и студенческие годы не любил читать. Интерес к чтению появился с возрастом. В последнее время прочитал много бизнес-литературы. С большим интересом прочитал биографию Уинстона Черчилля. Одна из любимых его цитат: «Отличие государственного деятеля от политика в том, что политик ориентируется на следующие выборы, а государственный деятель — на следующее поколение». Здесь и добавить нечего, политиков в нашей республике много, а государственных деятелей нет.

Фильмы смотрю редко, мало времени. Стараюсь не смотреть ничего случайного. В Москве такой ритм жизни, что даже не думаешь, чем бы себя развлечь. Недавно посмотрел «Чемпионы. Быстрее. Выше. Сильнее»: гордость берет за нашу страну и за наших спортсменов после таких фильмов. Это в самом деле красивое зрелище — видеть сильных, независимых и уверенных в себе людей.

— Айдар, если не будет возражений, мы продолжим наш разговор?

— Да, конечно.



ОтменитьДобавить комментарий

Как Вы считаете, опыт какой из зарубежных стран подходит больше всего для развития туризма в Горном Алтае?